Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Браво, Сергей Кужугетович! Павел Матяж о параноидальном фантастическом боевике «Аванпост»

25 ноября 2019, 15:06
Браво, Сергей Кужугетович! Павел Матяж о параноидальном фантастическом боевике «Аванпост»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
После катастрофы планетарного масштаба единственным городом, в котором сохранилась цивилизация, осталась Москва. Выжившие москвичи должны сплотиться против неизвестного врага, который затаился с другой стороны МКАДа.

Черные силуэты солдат бегут по красной гофрированной трубе к пульсирующей красной дыре. Что бы это значило, по-простому не объяснишь, похоже на страшный сон Ганса Гигера, декорации к пятой части «Чужих». Воет сирена, могучие басы ревут как в «Бегущем по лезвию 2049». Солдаты хватают автоматы и располагаются на позиции, лучи инфракрасных прицелов длинными эффектными линиями разрезают ночь и уходят в сторону черного леса. Тем, кто смотрел «Завет» Ридли Скотта не только в обзоре Бэдкомедиана, очевидно, что это плагиат, но ведь раньше мастерства российских кинематографистов не хватало даже на такое. А теперь, вы только посмотрите, как круто выглядит, еще круче звучит. Определенно, русское кино встает с колен.

Кто с кем воюет, в кого стреляют солдаты и что это все-таки была за красная дыра, не так важно. Что-то зрителям постепенно объяснят, что-то так и останется загадкой, форма в данном случае намного важнее содержания. Наши кинематографисты, за редким исключением, вроде Тарковского или Германа, уже много лет находятся в положении догоняющих. Так что постоянные заимствования у Голливуда не только объяснимы, но и закономерны. Цап, как говорится, царап.

Фото: kinopoisk.ru

Перечислением того, откуда режиссер Егор Баранов («Гоголь», «Саранча», «Соловей-разбойник») и его сценарист Илья Куликов («Глухарь», «Шахта», «Полицейский с Рублевки») черпали вдохновение, можно было бы занять весь текст, но оно того не стоит. Гораздо интереснее выяснить, что они хотели этим сказать. Правда, тут сразу надо уточнить, что финансировали фильм «Газпром» и Министерство обороны Российской Федерации. Так что послание это формулировано в неких высоких кабинетах неподалеку от Сергея Кужугетовича Шойгу. В любом случае и само по себе здорово, что герои фильма не отправились сотый раз бомбить Берлин, а что-то делают в будущем. Пусть и не очень далеком.

Фото: kinopoisk.ru

В Москве недалекого будущего идет дождь. Мимо громадных неоновых вывесок летают беспилотники, а внизу стоят на платформах и парковках футуристичные поезда и желтые такси с голографическими шашечками. Жизнь трех незнакомых друг с другом мужчин связана с пьяными похождениями юной прелестницы Алены (Лукерья Ильяшенко, «Про любовь. Только для взрослых», «Танцы насмерть»). Первый из них (Филипп Авдеев, «Лето», «Кислота») – щуплый студент, вонзающий нож для колки льда в руку ее назойливого кавалера. Второй (Петр Федоров, «Ледокол», «Дуэлянт», «Обитаемый остров») работает в такси, но чуть позднее демонстрирует свое кунг-фу, когда укладывает этого кавалера на асфальт. Но ведет красавицу в номера третий (Алексей Чадов, «Война», «Девятая рота»). То, что Алена выбирает именно его, в фильме очень доходчиво объясняют: он же потомственный военный, солдат-контрактник, так же как его отец, который живет в Самаре и ни в чем себе не отказывает на военную пенсию, и старший брат, сложивший буйну голову за детей свободной Сирии. А девушки любят военных, «красивых здоровенных», как сказал поэт.

Фото: kinopoisk.ru

Аленино счастье в объятиях защитника отечества длилось недолго. Снова воет сирена и рычащие басы поднимают влюбленных с постели. Внешне Москва не поменялась, и все так же сияет неоном, но встревоженная ведущая новостей сообщает, что связь со всей остальной планетой за пределами небольшого круга жизни потеряна. В центре этого круга – столица нашей Родины, границы карантинной зоны прошли в основном по Московской области, немного зацепив Украину и Финляндию. Дальше – туман войны. Никаких сигналов не поступает не только из Самары. Лондон, Париж, Нью-Йорк, Сеул, Бомбей, Пекин, Токио, вообще все населенные пункты Земли погрузились во мрак. Что случилось с их жителями, неизвестно – продолжает вещать телеведущая.

Фото: kinopoisk.ru

Впрочем, верят ей далеко не все. Москвичи разделились. Половина массово молится на Красной площади и ходит крестным ходом по Тверской в ожидании конца света. Остальные организуют не менее массовые беспорядки под лозунгами «Вы все врети». Силовики в ответ устраивают военную диктатуру. Они ждали такого шанса всю жизнь. В один миг все их враги исчезли: нет больше этих высокомерных снобов из НАТО, нет никакого Госдепа, китайцы прекратили экспансию на Дальний Восток, а японцам расхотелось вернуть Курилы. Министерство обороны РФ – теперь единственная реальная сила на планете, единственные, кто защищает общество. От кого?

Фото: kinopoisk.ru

Создатели фильма держат эту информацию в секрете с поистине спилберговским коварством. Разведгруппы и даже целые танковые подразделения уходят в темную ночь, чтобы что-нибудь выяснить, и не возвращаются. Тогда генералы объявляют весенний призыв и отправляют на передовую всех друзей красавицы Алены: студента, таксиста и солдата-контрактника. Саму Алену тоже прихватили – она стала медсестрой на одном из аванпостов в районе МКАДа.

Фото: kinopoisk.ru

Эти аванпосты окружили Москву по границам карантинной зоны. Тут столичные жители приготовились обороняться до последней капли крови. Правда, футуристического оружия, лазерных бластеров и плазмаганов в недалекое будущее Министерство обороны не завезло, поэтому солдаты вооружены старыми добрыми калашниковыми, а ездят на БТРах, покрашенных в черное. Еще у военных есть роботизированные собаки, но они их никак не используют. Классные электрические псы просто бродят вокруг, прыгают через какие-то канавы, но ни в бою, ни в разведке не участвуют. Примерно так же режиссер Сарик Андреасян пару лет назад распорядился шагающими танко-пауками в другом громком проекте минобороны «Защитники». Выглядят довольно круто, но никакого отношения к сюжету не имеют.

Фото: kinopoisk.ru

В «Аванпосте» вообще многое так, ну как бы для галочки. Робопсы или толпы обезумевших фанатиков работают хотя бы на антураж, пусть и не двигают сюжет. Но к диалогам сценарист относится так же формально. Как будто где-то прочитал, что для того, чтобы у зрителя возникли какие-то чувства к происходящему на экране и актерам, необходимо разбавлять перестрелки диалогами. И поэтому четко по графику персонажи произносят текст, который раскрывает какую-то сторону их характера. Некоторые просто рапортуют в камеру. Для того чтобы оправдать этот поток немотивированных откровений, в фильм вставлена журналистка Ольга. Она бегает среди сражающихся солдат с надписью PRESS на груди и задает военным нужные вопросы. Типа: скажите, а кем вы были на гражданке? почему пошли воевать? Лучше бы спросила, как Мартин Шин в «Апокалипсисе сегодня»: ты в кого стреляешь, солдат?

Фото: kinopoisk.ru

Солдатам и самим это было бы небезынтересно. Отвечает Константин Николаевич Лавроненко (лауреат Каннского фестиваля за роль в фильме «Изгнание»). Он тут на аванпосте за главного: «Это враги, боец. Там в карантине 160 миллионов врагов. А как мы поступаем с врагами?» «Убиваем, товарищ майор!» – дружно отвечают бойцы и начинают стрелять в темноту. Ну что ж, еще подождем.

Фото: kinopoisk.ru

Товарищ майор ведет главных героев, Чадова, Федорова, Алену и Ольгу, на разведку, в район города Кирова. Там все наконец выясняется. Других городов, кроме Москвы и Кирова, в фильме нет. Наполненная огнями и небоскребами столица и обесточенный провинциальный Киров, с унылыми рядами панельных многоэтажек, противопоставляются. Хотелось бы сказать «невольно», но ничего подобного. Цифра 160 миллионов упорно и настойчиво произносится несколько раз на протяжении фильма разными персонажами.

Фото: kinopoisk.ru

Кто бы это такие могли быть? Ну в смысле 7 миллиардов, например, звучало бы намного круче, типа мы русские тут против всего остального мира. Но нет. Враги Министерства обороны РФ, эти 160 миллионов, которые вот-вот объединятся и нападут на тех, кто остался в круге жизни внутри московской кольцевой автодороги, это не американцы и не китайцы, не зомби, не мутанты и не инопланетяне. Это все мы, провинциалы из России и стран ближнего зарубежья, оставленные вне круга волей режиссера Баранова.

Фото: kinopoisk.ru

160 миллионов «замкадышей», перед которыми московский киноистеблишмент при поддержке «Газпрома» и Министерства обороны Российской Федерации испытывает такой ужас, что они готовы строить укрепления и выдавать горожанам автоматы Калашникова. А почему бы просто гигантскую стену не выстроить? Если это и есть ваше послание, то это полный улет. Браво, Сергей Кужугетович! Да они там все в панике, похоже!