Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Англичанка гадит. Павел Матяж о фильме Николая Хомерики «Девятая»

10 ноября 2019, 13:42
Англичанка гадит. Павел Матяж о фильме Николая Хомерики «Девятая»
Фото: Павел Матяж для 66.RU
Готический детектив в Санкт-Петербурге конца XIX века. Напарники из питерской жандармерии расследуют серию ритуальных убийств молодых женщин. В главных ролях Евгений Цыганов и Дмитрий Лысенков.

Дореволюционные детективы, ну вот эти все истории про сыщиков из петербургского или московского жандармского управления, появились на отечественных экранах сравнительно недавно. В СССР в условиях изоляции от остальной киноиндустрии, идеологического противостояния с внешним миром и классовой борьбы с внутренними врагами царские жандармы не могли появиться на экранах. В классовой борьбе они были врагами номер один и поэтому их всех перестреляли в первую очередь, тогда же в 1917-м. Самые изворотливые и предприимчивые, правда, смогли приспособиться и работали какое-то время в новых условиях в органах ЧК и НКВД, но, так или иначе, 1937-й из них не пережил никто.

Враги революции были похоронены, рассказывать про них было некому. Ну, за исключением нечастых упоминаний в экранизациях Достоевского и других немногочисленных дореволюционных русских классиков, по которым разрешалось снимать кино в СССР. Как ни крути, в «Преступлении и наказании», кроме Раскольникова, есть еще и питерский следователь Порфирий Петрович. Впрочем, даже такого писателя, как Федор Михайлович, за рубежом экранизировали гораздо чаще, чем дома. По «Преступлению и наказанию» снято 24 фильма и только один их них – в СССР. То же самое можно сказать про «Идиота», «Бесов», «Братьев Карамазовых», ну и все прочее.

Фото: kinopoisk.ru

Да хотя не суть, конечно, Достоевского и сейчас не особо-то экранизируют. В девяностые и нулевые российские киношники вновь обратили внимание на «золотое» 50-летие между отменой крепостного права и революцией. Ну, то самое, которое современные историки любят упомянуть в контексте дореволюционного лидерства Российской империи в выращивании пшеницы, строительстве железных дорог и прочего ВВП. По этому поводу практически сразу в 1991-м вышел фильм «Сыщик петербургской полиции», иронический детектив по повести Леонида Юзефовича о похождениях сыщика Путилина. Позднее, уже в конце нулевых, про Путилина будет целый сериал с великолепным Владимиром Ильиным в главной роли, но главный вклад Юзефовича и Путилина – в том влиянии, которое они оказали на Григория Чхартишвиили / Бориса Акунина.

Фото: kinopoisk.ru

После появления Эраста Фандорина, в конце 90-х на бумаге, а с начала нулевых и в кино, начался настоящий ренессанс российско-имперского детектива в стиле модерн. Ну и не только детектива, конечно. Просто «Азазель» (2001), «Турецкий гамбит» (2004) и «Статский советник» (2005) сейчас воспринимаются как авангард этого винтажного направления российского кино, в котором продолжают выходить фильмы и сериалы. Пусть уже и без участия самого Акунина.

Фото: kinopoisk.ru

Идеологически и эстетически фильм «Девятая» – абсолютный наследник и продолжатель этой традиции. Однако нельзя не отметить качественный рост российских кинематографистов. Если не в плане сценария, то в смысле производственном наше кино эволюционирует. По сравнению с «Азазелем» уж точно.

Фото: kinopoisk.ru

Сумрачный холодный Санкт-Петербург конца XIX века выглядит уже не как нарисованная в тридэмаксе декорация, а больше напоминает Лондон периода «Из ада» или Париж «Парфюмера». Жандармский поручик Федор Ганин (Дмитрий Лысенков, который выглядит как молодой Охлобыстин) и командированный ему на подмогу полицейский полковник Ростов (Евгений Цыганов, который уже смирился с тем, что постоянно играет ментов) расследуют серию таинственных убийств. Изуродованные трупы молодых женщин находят на ступенях Казанского собора, возле Ростральной колонны, у мостов через Мойку и Фонтанку, ну и так далее. Тут «Девятая» наследует скорее «Ангелам и демонам», убийца там тоже раскладывал покойников вдоль популярных туристических маршрутов.

Фото: kinopoisk.ru

Преступник удаляет у жертв разнообразные органы: сердце, язык, глаза и прочее и вырезает на теле пентаграмму. Вроде бы один в один похоже на историю про Джека Потрошителя, который разбирался с лондонскими дамами похожим способом примерно в этот же исторический период. Но российские кинематографисты относятся к вопросам авторского права очень нервно, поэтому ни про британский референс, ни про какие-то другие в кадре не упоминают ни следователи, ни свидетели, ни жертвы.

Фото: kinopoisk.ru

Англичан в Питере продюсера Александра Роднянского и без Потрошителя хватает. В городе на гастролях английская оккультистка и медиум Оливия Рид (Дэйзи Хэд, подающая надежды британская актриса) и ее помощник граф Василий Голицын (Юрий Колокольников, единственный русский в «Игре престолов»). Прямо посередине их афиши красуется гигантская пентаграмма. По этому поводу англичанка становится главной подозреваемой, а сама она в свою очередь заявляет о пропаже ценной книги, колдовского гримуара для вызова духов.

Фото: kinopoisk.ru

Этот гримуар, гротескный талмуд, снабженный иллюстрациями средневековых пыток, мог бы сам по себе разнообразить визуальный ряд картины. Тим Бертон в «Сонной лощине» обошелся без этого, а Поланский в «Девятых вратах» – не смог. В вышедшем в том же 1999-м фильме «Власть страха» готичные книжные иллюстрации также сыграли важную роль.

Фото: kinopoisk.ru

Режиссер Николай Хомерики решил поступить менее предсказуемо. И пригласил художника комиксов Артема Бизяева. В этой части «Девятая» использует скорее «Револьвер» Гая Ричи, который в свою очередь косит под «Убить Билла» Тарантино.

Фото: kinopoisk.ru

Драматичное повествование, вечно нахмуренного Цыганова и грязный туманный Петербург, заваленный обезображенными трупами, решено было разбавить юмористическими трехпанельными комикс-вставками. В прошлогоднем сериале про Гоголя литератора сделали следователем. В «Девятой» же одного из сыщиков снабдили талантом рисовальщика. Эту роль доверили Ганину/Лысенкову. Судя по всему, эта идея посетила киношников уже в процессе, потому что нарисованный жандармским поручиком сюжет несколько рассинхронизирован с основным, хотя, возможно, это сделано сознательно. И номинальный Шерлок/Ростов, и номинальный же Ватсон/Ганин ведут как бы два параллельных расследования.

Фото: kinopoisk.ru

Но получилось очень весело в итоге. Нестандартно и круто, ну в смысле, конечно, Тарантино и Гай Ричи так развлекались лет 15 назад, но для российского кино это новаторство. Сыщик Ганин постоянно вступает в диалог со зрителем и ломает четвертую стену, а персонажи его рисунков добавляют в фильм гэги, с которыми по каким-то причинам не справились живые актеры. Так что это и наш ответ «Дэдпулу», кроме всего прочего.

Фото: kinopoisk.ru

Фильм с таким богатым бэкграундом и таким широким диапазоном направлений для развития мог бы запросто превратиться в многосерийный блокбастер, ну или сериал хотя бы. Да и название его, отсылающее к еще одному иконическому детективному триллеру, располагает. Сейчас «Девятая», потом будет «Десятая», «Одиннадцатая», ну и так далее. Все это здорово и еще может сработать, если не обращать внимания на кроваво-красные звезды на бледных грудях бедных питерских белошвеек и горничных. Они напоминают героям фильма, что их дни сочтены. Для колоритных обитателей петербургского дна они и сейчас враги номер один, а через несколько лет пролетарская гопота из рабочих слободок всех этих высокоблагородных офицеров, сыщиков и филеров к стенке поставит.