Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Экс-кавээнщик и актер МХТ Андрей Бурковский: «Все разговоры о цензуре в искусстве — просто раздутая тема»

14 января 2017, 12:00
Андрей Бурковский, которого большинство телезрителей знает как «того рыжего из КВН и «ДаЁшь молодЁжь», приезжает в Екатеринбург с гастролями.

Но в отличие от многих своих коллег по Клубу веселых и находчивых, он не подался в Comedy, а окончил Школу-студию МХАТ и теперь играет на одной сцене с Олегом Табаковым и Игорем Золотовицким. 16 и 17 января во Дворце молодежи МХТ покажет спектакль «Примадонны», в котором Бурковский исполняет одну из главных ролей. Портал 66.ru поговорил с актером о жизни после КВН, танцах на тему Холокоста и цензуре в искусстве.

Андрей, вы слышали новость, что в Новосибирске митрополит Тихон (тот самый, что проклял «Тангейзер») обвинил балет «Щелкунчик» в том, что это оккультная постановка, а принц там вообще «какой-то оборотень». Вы как на это реагируете — как на очередные «перегибы на местах» или продолжение тенденции?

— Я вообще на такие новости внимания не обращаю и никак на это не реагирую. Даже обсуждать такие вещи не хочу.

А вы не считаете, что вас как актера МХТ театра, в котором ставят «скандальные» Серебренников и Богомолов, это тоже может коснуться?

— Это просто раздутая тема. Лично я никакого давления или цензуры не чувствую. Про тот же «Тангейзер» — это ведь очень спорный вопрос, почему его на самом деле сняли. Не думаю, что это было указание сверху. Скорее, кто-то перестраховался и решил отменить спектакль.

Фрагмент из спектакля Константина Богомолова «Мушкетеры. Сага. Часть первая»

В МХТ такого произойти не может? И то, что сейчас у вас идут, как написали бы в советской газете, «весьма смелые» и спорные спектакли, это заслуга худрука Табакова?

— Единственный критерий, по которому в МХТ принимается решение о том, ставить спектакль или не ставить, — это то, хороший он или плохой. Олег Палыч (Табаков, прим. ред.) считает, что в театре должны идти любые спектакли, кроме плохих. Так что не надо думать, что это наша смелость такая или вызов обществу — это просто хорошие спектакли. Каждый по-своему.

Кто должен решать, что спектакль хороший?

— Театр — очень субъективное искусство. Абсолютно на каждом спектакле найдутся зрители, которые с него уйдут, потому что им не нравится. Кто-то считает, что в театре все должно быть трагично и серьезно, кому-то нужны только веселые и задорные постановки.

А для вас лично что является мерилом качества постановки?

— Мое мироощущение. Мнение людей, с которыми я работаю, к чьему мнению я прислушиваюсь с профессиональной точки зрения. Но в итоге-то все равно главное слово за зрителем.

Как ваши коллеги отреагировали на ваш нашумевший номер с Татьяной Навкой в «Ледниковом периоде»?

— Прекрасно отреагировали. Многие мне позвонили — Марат Башаров, другие коллеги — все были в восторге и поздравляли. Честно говоря, я сам номера даже не видел — когда его показывали по Первому, у меня была премьера. Поэтому я не понял ничего, когда поднялся весь этот шум, мне начали звонить какие-то американские СМИ… Мне кажется, если бы это был плохой номер, его бы никто не обсуждал. Мы хотели напомнить зрителям о замечательном фильме «Жизнь прекрасна», и главное — мы это делали с душой.

Вы сейчас смотрите КВН? Что там, на ваш взгляд, изменилось за последние лет десять?

— Честно говоря, смотрю очень редко — времени не хватает. Поэтому и комментировать не буду.

Лично вам кавээновский опыт помог в карьере? При поступлении в Школу-студию МХАТ, например?

— В чем-то помог, а в чем-то — помешал. Не могу сказать, чего было больше. КВН — это все-таки самодеятельность, но именно в этом его огромный плюс. Если КВН будет профессиональным, это будет уже совсем не то. А так это такое беззаботное юношество, в которое ты погружаешься полностью, но этот этап тоже проходит.

Еще один ваш предыдущий проект скетч-ком «ДаЁшь молодЁжь» тоже остался в прошлом?

— Конечно, в прежнем виде он уже не возобновится, но я сейчас участвую в нем как продюсер, мы делаем «перезагрузку» проекта, обновляем его, там будут сниматься молодые ребята. Даже название для него еще не придумали. Возможно, он выйдет осенью этого года или в следующем году.

Фрагмент из спектакля Евгения Писарева «Примадонны»

В Екатеринбург вы приезжаете со спектаклем «Примадонны», в котором играете мужчину-авантюриста, который переодевается в женщину. Чем вам эта роль интересна и можно ли сыграть это перевоплощение как-то по-новому после «В джазе только девушки» и «Здравствуйте, я ваша тетя»?

— Это очень яркая, большая роль, у меня замечательные партнеры. Профессионально это сложная роль, комедия вообще самый сложный жанр. Но мне это интересно и мне нравится, что люди уходят со спектакля с хорошим настроением. На «Примадонны» я могу пригласить абсолютно любого человека, будь то коллега-актер, врач или таксист. Не важно, понимаете вы что-то в театре или нет, после этого спектакля вам будет хорошо. А что касается «повторов», то, как говорят, «на сцене все было, а вас — не было». Да, все уже придумано, все уже сделано до нас, но ведь каждый — индивидуальность, поэтому я просто стараюсь хорошо делать свое дело.

Фотографии: andreiburkovskiy.ru