Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
43612 +389
Выздоровели
35792 +394
Умерли
961 +10
Россия
Заразились
2114502 +25173
Выздоровели
1611445 +16002
Умерли
36540 +361

Избавились от лодырей и бесполезного бизнеса. Игорь Черноголов — об очищающем огне кризиса и карантина

Избавились от лодырей и бесполезного бизнеса. Игорь Черноголов — об очищающем огне кризиса и карантина
Фото: 66.ru
Основатель и президент группы компаний «Пенетрон», член президиума «Опоры России» в авторской колонке 66.RU рассказал, почему он перестал читать новости про коронавирус, как работают его представительства за рубежом и каким проснется мир после пандемии.

Первые три-четыре дня я читал новости про коронавирус и кризис. Бла-бла-бла из каждого утюга. Слушал этот спам и руки опускались. Потом плюнул. Вижу материал про кризис — сразу закрываю. Достало слушать одно и то же.

В начале тридцатых годов в Америку приехал итальянец, открыл бизнес и за короткое время стал успешным. Его спрашивали потом, мол, как так, в стране кризис гуляет, а вы росли. Он отвечал: «Мне стыдно признаться, но когда я приехал в США, совершенно не говорил по-английски. Я не читал газет и не знал, что у вас тут, оказывается, был кризис».

Пошлите все к черту и ничего не читайте — ситуация меняется каждый день. Займитесь лучше делом. Лично я даже рад, что высвободилось время, чтобы разобрать старые дела и пообщаться с теми, с кем уже давно откладывал разговор. Сам уехал на дачу и не хочу возвращаться. Устроил себе импровизированный офис в бане. До 11 апреля каждый день на лыжах в лесу катался. Зачем нужны эти Давосы и Лас-Вегасы, когда у меня тут все — свое, экологически чистое. Могу и с детьми поиграть, и покушать приготовить, и в гараже прибраться, и поработать. Не надо тратить время на бесполезные поездки. Я еще в прошлом году решил, что больше не буду ездить на форумы — и пожалуйста, форумов больше нет.

Конечно, мне повезло. Я работаю в строительной отрасли. А стройки нигде в мире не останавливались. У меня по сравнению с апрелем прошлого года фиксируется рост продаж. Наша компания пережила все кризисы — и 1998, и 2008, и 2014. И в каждый из этих годов мы делали скачок вперед. И в этом году тоже планируем вырасти, в том числе благодаря экологическим трендам.

Кстати, у нас есть представительства в разных странах. В Англии все продолжает работать. Мы даем много рекламы в LinkedIn, и продажи выросли в разы. Если раньше обращались корпоративные клиенты, то сейчас массовый спрос у частников, которые разъехались по загородным домам. В Беларуси, где у нас завод, вообще ничего не изменилось, В Казахстане, где у нас тоже завод, такие же меры, как в России, и многие стройки продолжают работать. Так что остается только обеспечивать бесперебойную отгрузку.

Это не значит, что в других сферах все так же хорошо, но мир вовсе не рушится. Скоро кризис пройдет, и бизнес, даже тот, который сгорел в огне этой беспрецедентной борьбы с коронавирусом, восстанет из пепла, как птица Феникс. Но жизнь при этом, несомненно, изменится.

Во-первых, произойдет хотя бы временное очищение некоторых сфер от ничего не делающих менеджеров и ничего не значащих компаний. Я уже сказал, что экономические форумы закрылись первыми. Может, причина в том, что без них можно легко обойтись. Точно так же некоторые сотрудники, которых сейчас отправили в отпуск, как оказалось, вообще не влияют на успех бизнеса: без них работается даже лучше.

С другой стороны, мир задумается о пересмотре восьмичасового рабочего дня. Думаю, сейчас его будут сокращать или делать более гибким. Это поможет не только эффективнее работать, но и избавит инфраструктуру от пиковых нагрузок. Ну и компании поймут, что можно оптимизировать расходы и не тратить деньги на аренду офиса, не нанимать лишних сотрудников. Плюс большая часть общения перейдет в онлайн. Если раньше мы долго и сложно собирали дилеров вживую, то сейчас проводим вебинары сразу для всех. Это не только экономия времени и денег, но и более эффективное общение: запись всегда можно пересмотреть, а от живого выступления в памяти остается десять процентов.

Кроме того, временная самоизоляция и вынужденный возврат к натуральному хозяйству (некоторые даже хлеб сами пекут, чтобы не ходить в магазин) усугубят некоторые и без того модные тренды, например, переход к зеленым технологиям и повышение спроса на ремесленный труд и его плоды. Экологически чистые продукты, как и товары, сделанные своими руками, будут лишь набирать цену и ценность.

Есть у меня еще робкая надежда, что волна бесконечных ограничений, в том числе туристических, приведет к некоторому оживлению внутреннего туризма. Даже после отмены карантина коронавирус никуда не денется: ехать за границу будет страшновато. Люди попросту испугаются лететь в Италию за модными шмотками, от которых и так ломятся шкафы, и поедут на Алтай, Сахалин и Камчатку.

Но это все грезы, а жить надо настоящим. Поэтому я хочу рассказать историю, которая когда-то очень помогла мне в условиях другого — личного — кризиса. Когда мне было восемнадцать, я попал в армию, в железнодорожные войска. Нас перебросили строить Байкало-Амурскую магистраль. И вот я, студент престижного вуза (да, раньше и из университетов в армию забирали), по пояс в воде ношу рельсы, рою ямы и строю мосты. И думаю: «Ну как же так, конец двадцатого века, люди в космос летают, компьютеризация, а я шпалы с зэками таскаю». Мой старший сержант тогда сказал важную вещь, которую я на всю жизнь запомнил: «Забудь, что есть другая жизнь. Ты сейчас здесь — это и есть твоя настоящая жизнь. Живи ей. Другой у тебя нет». И я тогда как-то успокоился. Перестал вспоминать. Приспособился. Этот совет актуален и сейчас: другой жизни — без коронавируса и падающей нефти — не существует. Надо адаптироваться к этим реалиям. Жить здесь и сейчас. И, конечно, менять жизнь к лучшему.