Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Учредители «Макфы» попытались откупиться от национализации. Что будет с макаронной империей дальше

Учредители «Макфы» попытались откупиться от национализации. Что будет с макаронной империей дальше
Фото: Вадим Ахметов, Ura.ru
Попытку бенефициаров завода с помощью благотворительных миллиардов вернуть себе компанию аналитики называют яркой PR-акцией, которая закончится ничем. Суду потребовалось менее двух месяцев, чтобы начать национализировать одно из крупнейших макаронных предприятий. В дальнейшем с большой долей вероятности «Макфу» продадут частным инвесторам как непрофильный актив. И тогда задача новых владельцев — не сломать все то, что 25 лет строил бывший губернатор Челябинской области, фигурант уголовного дела в бегах Михаил Юревич.

Центральный районный суд Челябинска удовлетворил иск Генеральной прокуратуры с требованием передать акции и активы производителя макаронных изделий и круп «Макфа» государству. Они принадлежали семьям бывшего губернатора Челябинской области Михаила Юревича и экс-депутата Государственной думы Вадима Белоусова. Защита холдинга намерена обжаловать решение в вышестоящих инстанциях, а также дойти до Конституционного суда, «поскольку трактовки законодательства, которые использует Генпрокуратура, противоречат ключевым конституционным гарантиям». Адвокат Павел Хлюстов считает, что говорить об окончательной национализации «Макфы» преждевременно. Участники рынка, юристы, политологи уверены, что это вопрос решенный.

Почему суд забрал активы «Макфы»

Основанием для национализации стало то, что Михаил Юревич и Вадим Белоусов продолжали контролировать бизнес, занимая государственные должности:

  • Михаил Юревич с 2000 по 2005 год был депутатом Госдумы, с 2005 по 2010 год — мэром Челябинска, в 2010–2014 годах — губернатором Челябинской области.
  • Вадим Белоусов с 2011 по 2023 год был депутатом трех созывов Госдумы.
  • Формально с середины нулевых 90% акций «Макфы» принадлежит родителям Михаила Юревича. Генеральная прокуратура посчитала, что реальные бенефициары предприятия, работая в госорганах, попутно вели бизнес, а это нарушение антикоррупционного законодательства. И менее чем за два месяца доказала свою точку зрения в суде.
Учредители «Макфы» попытались откупиться от национализации. Что будет с макаронной империей дальше
Фото: gubernator74.ru

Бывший губернатор Челябинской области Михаил Юревич

«Макфа» — крупнейший в стране производитель макаронных изделий, круп и муки. В концерн входит 26 компаний, в том числе и екатеринбургский «Смак». Совокупная стоимость компаний в иске определена в 46 млрд рублей, ежегодная выручка — в 41 млрд рублей, а валовая прибыль — в 13,6 млрд рублей. Помимо передачи компаний государству суд наложил арест на счета и активы владельцев компании — родственников Юревича и Белоусова. Сумма составила 100 трлн рублей — это три годовых бюджета России.

«Мы же не первый раз имеем дело с людьми, которые из бизнеса переходят во власть. Из советского предприятия «Макфа» стала современной бизнес-империей, и в этом заслуги Юревича и Белоусова. Понятно, что, уйдя в депутаты, потом мэры, а затем губернаторы, Юревич мог интересоваться судьбой «Макфы» — это его детище. Но какое-то оперативное управление он вряд ли осуществлял. Сегодня предприятие осталось фактически без топ-менеджмента, это тоже сыграло свою роль», — считает политический аналитик Илья Ананьев. Он занимал пост пресс-секретаря при предшественнике Михаила Юревича на посту губернатора Челябинской области Петре Сумине.

Случай с «Макфой» отличается от других попыток национализации российских предприятий. Например, когда государство забирает актив оборонно-промышленного комплекса путем пересмотра результатов «незаконной приватизации».

«Это похоже на национализацию, потому что итог тот же самый — компания изымается. Но тут другие причины и используются другие правовые основания. Вот история с Юревичем — это как раз вторая история. Иск идет через коррупцию», — рассказал «Ъ» партнер юридической фирмы Orlova\Ermolenko Александр Ермоленко.

Попытка наладить диалог с властью

За сутки до вынесения решения стало известно, что владельцы «Макфы» предложили Генпрокуратуре мировое соглашение: «дать государству частичный контроль в компании, а другую часть выкупить у самих себя» (цитата по «Ъ»). Бенефициары «Макфы» также готовы были направлять ежегодно миллиард рублей на благотворительные цели, связанные со специальной военной операцией. Именно такую сумму ежемесячно, по словам адвоката Игоря Трунова, предприятие теряет из-за блокировки активов.

Сторона защиты утверждала, что переход предприятия под управление государства может привести к остановке производства из-за санкций и проблем с обслуживанием иностранного оборудования. Представитель Генпрокуратуры России Андрей Иванов такие подозрения отверг.

Немедленной остановки производства не ждут и в регионе. По словам Ильи Ананьева, властям и потенциальным инвесторам важно не нарушить налаженную годами систему управления и работы «Макфы».

«Макфа» прекрасно развивается, здесь трудится многотысячный коллектив. Сейчас важно не нарушить логистические цепочки, не сбить работу бизнес-машины, не нарушить социальную стабильность и все то, что предприятие дает городу — налоги, рабочие места, социальные гарантии, продукцию. Безусловно, смена собственника приведет к смене взглядов на управление. И это станет серьезным потрясением не только для заводов, но и для всей экономики регионов», — отмечает Илья Ананьев.

Политолог считает, что предложения, с которыми выступила сторона защиты, — это попытка теперь уже прежних собственников договориться с государством. Такому выстраиванию мешает то, что и Юревич, и Белоусов — фигуранты уголовных дел о получении взяток в России и находятся за границей. По словам Ананьева, из истории с национализацией «Макфы» не надо исключать и политическую составляющую.

«Михаил Юревич всегда был специфическим политиком с точки зрения коммуникации с элитами, но он и его команда успешно меняли город и область системно, работали над развитием инфраструктуры. Проблемы у Юревича начались, еще когда он был губернатором, затем последовало уголовное дело (2017 год, — прим. ред.), отъезд за границу. Мне кажется, это тоже часть цепочки тех проблем, которые происходят у «Макфы» сейчас», — говорит политолог.

Илья Ананьев отмечает, что PR-команда Михаила Юревича всегда была сильной, и предложение, с которым выступила сторона защиты, — «яркий креативный ход», но шансов сохранить бизнес у бывших владельцев практически нет.

Учредители «Макфы» попытались откупиться от национализации. Что будет с макаронной империей дальше
Фото: РИА Новости / Виталий Аньков

Что будет с «Макфой» дальше

Пока аналитики осторожно говорят о вариантах управления изъятыми активами предприятия, но не исключают, что они в итоге перейдут от государства другим владельцам.

Когда «Макфу» национализируют, то государство продаст ее новым владельцам как непрофильный актив, считает глава компании «Infoline-Аналитика» Михаил Бурмистров.

«Маловероятно, что компания в случае национализации будет долго находиться в государственном управлении. Скорее всего, произойдет продажа бизнеса», — цитирует Бурмистрова «Ъ».

Директор по стратегии ИК «Финам» Ярослав Кабаков считает, что возможны разные сценарии: государственного управления, частно-государственного управления, продажа активов частным инвесторам.

«Возможные инвесторы или собственники будут искать в этих активах потенциал для развития и получения прибыли. В зависимости от выбранной модели управления холдинг может получить как новые возможности для развития, так и столкнуться с вызовами, связанными с необходимостью адаптации к изменениям в управленческой структуре и стратегии», — отмечает Кабаков.

Какие частные компании передают и пытаются передать государству

  • Активы автодилера «Рольф» указом президента Владимира Путина передали во временное управление Росимуществу, а позже — в госсобственность по решению суда. Бывшие руководители компании, в том числе ее основатель Сергей Петров, — фигуранты уголовного дела о незаконном выводе за рубеж денежных средств в особо крупном размере.
  • Акции Челябинского электрометаллургического комбината (ЧЭМК) и подконтрольных ему предприятий изъяли из «чужого незаконного владения» (формулировка Генеральной прокуратуры, — прим. ред.) и передали государству. По данным РБК, судьбу активов ЧЭМК обсуждают в правительстве. Речь идет об их возможной передаче «Ростеху».
  • Росимущество стало владельцем четырех предприятий группы компаний «Ариант», одного из крупнейших производителей винодельческой продукции в России. В ее состав входят «Кубань-Вино», «Агрофирма «Южная», «Агрофирма «Ариант», «ЦПИ — Ариант». Ранее холдинг принадлежал бывшему депутату Государственной думы Александру Кретову.
  • Президент России Владимир Путин подписал указ о передаче акций Уральского завода электрических соединителей «Исеть» госкорпорации «Ростех». Она получила 55,3% уставного капитала предприятия. До 2023 года блокирующий пакет акций контролировал бизнесмен Малик Гайсин, который сейчас находится под следствием.

В списке десятки компаний, включая «Ростовский оптико-механический завод», «Метафракс Кемикалс», «Дальнегорский горно-обогатительный комбинат», порты Перми и Калининграда и др.