Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Принудительная легализация. Как государство будет возвращать голливудские фильмы в российские кинотеатры

26 октября 2022, 10:00
интервью
Принудительная легализация. Как государство будет возвращать голливудские фильмы в российские кинотеатры
Фото: Kinopoisk.ru, Анна Коваленко, 66.RU
Сенаторы предложили принудительно лицензировать и запускать в прокат фильмы иностранных компаний, которые отказались работать с российскими кинотеатрами из-за спецоперации на Украине. По словам Евгения Дедкова — управляющего партнера коллегии адвокатов «Дедков и партнеры», — это единственный законный способ спасти отрасль от банкротства.

С марта 2022 года Ассоциация владельцев кинотеатров (АВК), которым стало нечего показывать зрителям, обращалась за помощью к президенту России, председателю правительства, министру культуры и в Законодательное Собрание. К осени — по разным данным — выручка сетей снизилась на 60–70%, число кинотеатров — на 11,5%, число работающих залов — на 41%. В октябре кинотеатрам удалось поправить дела благодаря «Сердцу Пармы», но прогнозов, чего ждать на следующий год, у них нет. Законодатели тем временем убедили себя, что для показа зарубежных фильмов согласие киностудий необязательно. И это вполне законно, уверяет Евгений Дедков.

— В Совфеде заявили, что зарубежные студии, прекратившие показывать фильмы в России, злоупотребили своим статусом правообладателей. Это достаточное основание для принудительного лицензирования?
— Если правообладатель не хочет заключать лицензионные сделки, это нельзя считать злоупотреблением правом. Сенаторы погорячились. Но для принудительного лицензирования юридические основания не нужны. Достаточно того, что есть общественный интерес в демонстрации иностранных кинофильмов, который позволяет пренебречь волей правообладателя.

— Нам предлагают узаконить пиратские показы кино?
— Пиратство ни при чем. Принудительное лицензирование как раз и предусмотрено, чтобы исключить неправомерное использование фильмов как объектов исключительных прав. После ухода с российского рынка кинопроката голливудских студий в стране уже закрылось 277 кинотеатров. Заместить кассовый иностранный контент, обеспечивающий рентабельность бизнеса, просто нечем. При этом отрасль еще не оправилась от предыдущего кризиса, вызванного локдауном в связи с пандемией коронавируса. Поэтому принудительное лицензирование кинопродукции вводится не от хорошей жизни. Речь идет о банальном выживании кинотеатров.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

— Закон собираются приспособить к конкретной ситуации?
— Правовой аномалии тут нет. Институт принудительной лицензии предусмотрен для объектов патентного права (изобретений, полезных моделей и промышленных образцов) и селекционных достижений. Гражданский кодекс РФ позволяет ограничивать интеллектуальные права. Но такие ограничения не должны ущемлять интересы правообладателей. Бесплатно пользоваться чужой интеллектуальной собственностью нельзя — нужна денежная компенсация.

— Как это выглядит на деле?
— Сейчас принудительное лицензирование идет через суд. Например, у иностранного правообладателя есть патент на лекарство, которое он не производит и не продает, хотя потребность есть. Тогда заинтересованному лицу — российскому фармпредприятию — нужно доказать, что принудительное лицензирование будет общественным благом. Это адресная процедура. В случае с кинопрокатом речь идет о коллективном управлении авторскими правами. По сути, этим занимается Российское авторское общество (РАО) как представитель неопределенного круга лиц, заключающий договоры о плате за исполнение музыки с российскими пользователями — организаторами концертов, радиостанциями, ресторанами. Правообладатели в этом процессе не участвуют. Коллективное управление обеспечивает массовую очистку прав, потому что пользователь не может договариваться с каждым отдельным правообладателем. Он отчитывается о контенте, использованном за определенный период, перед организацией, управляющей правами, а она распределяет и выплачивает правообладателям вознаграждение. Похожий механизм будет с прокатом кинофильмов.

— Сенаторы хотят оставить иностранным кинокомпаниям 10% с проката, хотя в обычной практике им причиталась бы половина выручки от проданных билетов. По-вашему, это справедливо?
— Если бы голливудские студии остались в России, они получали бы лицензию на прокат и 50% кассовых сборов. Но они ушли с рынка и в сложившихся условиях ничего не теряют. Экспроприировать весь доход государство не намерено — правообладателям хотят предложить 10% бокс-офиса. Это намного меньше, чем 50%, но больше, чем ничего. Все равно профит. В юридической практике есть механизм с депозитом нотариуса. Например, если кредитор не хочет брать плату с должника, тот может внести деньги на специальный счет, нотариус их принимает, и обязательство считается исполненным. Дальше — проблемы кредитора. Он может забрать деньги — может не забирать. Так и здесь. Получается микс — принудительное лицензирование + депонирование.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

— Предлагают еще освободить кинотеатры от административной и уголовной ответственности за прокат пиратских копий — не применять к ним статьи УК и КоАП РФ о нарушении авторских прав. Что вы об этом думаете?
— Статьи 146 УК и 7.12 КоАП РФ о нарушениях авторских прав не применяются автоматически. Чтобы начать судебное разбирательство, правообладатель должен подать в суд заявление и участвовать в определенных процедурах в судах и правоохранительных органах. Кто будет этим заниматься, если голливудские студии покинули российский рынок?

— Наверное, они могут нанять юристов, которые знают, что нужно делать.
— Теоретически могут. Но как это будет выглядеть на практике, не совсем понятно. Например, статью 146 УК раньше применяли при нарушениях авторских прав в области программного обеспечения. Заявления подавали большей частью иностранные правообладатели Microsoft, Autodesk, Corel и другие, а сейчас уголовные дела инициируют российские компании — в основном 1C и Аскон. Как адвокат по таким спорам, я интересовался у следователей, возбуждают ли сейчас дела за незаконное использование ПО иностранцев. Говорят, нет. Хотя юридические представители остались и сроки выданных им доверенностей не истекли. Возможно, правоохранители получили негласные указания — не кошмарить российский бизнес уголовными делами за нарушение прав правообладателей из «недружественных стран». А по кинопрокату таких кейсов нет в принципе. Если в России введут принудительное лицензирование фильмов, оснований для правовых претензий уже не останется.

— Кто будет поставлять фильмы по параллельному импорту?
— Возможно, этот технический аспект останется за рамками регулирования. Мне сложно сказать, где кинотеатры станут брать фильмы, которые раньше им предоставлял дистрибьютор.

— В Госдуме было еще одно предложение — создать уполномоченный орган, который будет централизованно собирать копии фильмов без всяких авторских выплат и продавать их российским кинотеатрам. То есть зарабатывать на чужом контенте.
— Нужно не собирать для кинотеатров контент, а решать вопрос с легализацией его использования в новых условиях. Принудительно лицензировать иностранный контент по нулевой ставке вознаграждения не получится — это явным образом ущемляло бы интересы правообладателей.

— Прокатные удостоверения и возрастной ценз сохранятся или кинотеатры смогут показывать фильмы, которые раньше не допускало на рынок Минультуры?
— Административный контроль на входе очевидно останется. Как именно организуют выдачу прокатных удостоверений в новых условиях, сейчас сказать сложно, но эту задачу решат, иначе затея с принудительным лицензированием не имеет смысла.

— Был случай, когда арбитражный суд Кировской области отказал английской компании в защите интеллектуальных прав на героев мультсериала «Свинка Пеппа», поскольку речь шла о недружественной стране. Вторая инстанция с этим решением не согласилась, но все увидели, что суд готов учитывать политические аргументы.
— Удивительные судебные решения — не редкость. Главное, чтобы их исправляли суды апелляционной и кассационной инстанций. Дело со «Свинкой Пеппой» показало — идея отказывать в исках представителям недружественных стран не нашла поддержки в судебной практике. Решение отменили, так что прецедента нет. Но я бы не сказал, что категорически не приемлю такой подход. Почему бы и нет, учитывая специфику ситуации?

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

— Российское авторское общество (РАО) заявило, что не намерено прекращать сбор отчислений с российского бизнеса в пользу иностранных авторов, несмотря на то, что кинокомпании ушли с рынка.
— Здесь проблема в том, что РАО действует прежде всего в своих собственных интересах. По закону оно может оставлять себе в качестве комиссии 45% от собираемого вознаграждения. А ведь еще существуют колоссальные суммы, аккумулируемые на счетах РАО, которые невозможно распределить из-за того, что правообладатель неизвестен. Фактически речь идет о дополнительном налоге для кинотеатров. Я уже давно считаю такую норму абсурдной — ее пора отменить. Главное — обеспечить правомерность показа фильма как такового. Авторы произведений, использованных в кинофильме, должны обеспечивать свои имущественные интересы через контракты с продюсерами фильмов.

— В намерении РАО собирать деньги кинотеатры видят признаки необоснованного обогащения, так как вознаграждение фактически не может быть выплачено. Они могут отказаться от выплат?
— Необоснованное обогащение — в том, что деньги собирают, а передать правообладателям не могут. Однако суды не станут разбираться, получают адресаты плату или нет. Их позиция простая — даже если мы сейчас технически не можем перечислить деньги, то перечислим когда-нибудь потом. Есть норма — вы должны заплатить. Так что дополнительной выгоды у кинотеатров не будет.