Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Вложили 241 тыс. в кресла для спецтехники и через семь лет заработали 150 млн. История одного стартапа

Вложили 241 тыс. в кресла для спецтехники и через семь лет заработали 150 млн. История одного стартапа
Фото: Ирина Смирнова, 66.RU
Производство «Севады» занимает всего один цех под Березовским, из которого обеспечивает сиденьями трактора, комбайны, грейдеры, катки и краны России и Белоруссии. Недавно компания зашла в Казахстан, куда тоже пытается наладить серийные поставки. Репортаж 66.RU о том, как из мелких «перекупов» бизнесмены выросли в крупного производителя.

В цехе тихо, только время от времени слышны приглушенные хлопки. Это работает пневмопистолет. А вокруг — коробки, коробки — товар ожидает отправки.

Недалеко от входа — пресс-форма, ее покрывают изнутри раствором, чтобы будущая подушка для сиденья не прилипала. В ее составе два компонента, которые, как тесто, заливают внутрь, закрывают на пять минут и ждут, пока под воздействием химической реакции материал, как пена, не заполнит пространство.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

И пора доставать.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

Заготовка холодная и упругая, но только местами. Теперь для завершения «приготовления» по ней нужно пройтись молотком. Натурально, отбить, чтобы распределить компоненты и получить необходимую плотность.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

«Это должно быть мягко, удобно: для эксплуатации. Тракторист же тоже должен работать в человеческих условиях, можно, конечно, поставить стул металлический, который никогда не поломается, но мы делаем все, чтобы человек работал в комфортных условиях», — поясняет технический директор «Севады» Александр Никитин.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

И приглашает дальше, на следующий этап производства — пошив чехлов. Здесь оборудование нехитрое, но его хватает. Огромный стол для раскроя ткани, где в 12 слоев можно раскатать ткань, разместить лекала и разрезать все это мощным ножом. Слева на тумбе лежат уже готовые заготовки с надписью «трактор».

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU
Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

Еще пара швейных и одна вышивальная машина — для логотипов. «Чехлы делаем из ткани, кожзама или комбинированные. Сырье российское: текстиль из Тольятти, искусственная кожа из Нижнего Новгорода. Это все автомобильные ткани, основным требованием является износостойкость», — рассказывает Никитин.

Сейчас предприятие обеспечивает сиденьями тракторы, экскаваторы, комбайны, грейдеры, катки, краны, автобусы, манипуляторы по России и Белоруссии. В месяц производят примерно 800 штук. 15% из них идет на экспорт.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

Начиналось все, конечно, скромнее. Основатель компании Сергей Масленников говорит, что капиталом в 2015 году стала 241 тысяча рублей. «Сначала оценили рынок и начали продавать чужие сиденья: они были некрасивые, старого совдеповского дизайна.

— Но на 200 тысяч много-то не закупишь?
— Да, конечно. Но мы как-то старались довести дело до ума. Первый год у нас получился оборот полтора миллиона, сейчас вышли на больше чем 150 миллионов», — говорит Масленников.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

К производству пришли не сразу, спустя три года, в 2018-м. Сначала, рассказывает директор, разработали дизайн, что-то подглядели у иностранных производителей, что-то придумали сами. В итоге производство началось с первого деревянного кресла. «Нам сделали пробную модель, чтобы можно было понять, как это будет выглядеть, потому что одно дело смотреть на компьютере, другое — в реальности. Разработка заняла три месяца», — вспоминает Сергей.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

Упор тогда решили сделать на комфорт. За основу взяли автомобильные кресла из тех, что поудобнее. «У меня тогда Фольцваген был, в нем комфортно сидеть. И было с чем сравнить. До этого ездил на Ситроене и через 300 км уже уставал очень сильно. Ориентировались в итоге на немцев. Спецтехника же, бывает, пашет сутками», — дополняет предприниматель.

Кроме того, первую модель еще отдали на тест-драйв доктору, чтобы он оценил его с точки зрения влияния на здоровье: «чтобы там не пережимались кровотоки и прочее». Только после его одобрения запустили первую партию.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

Сейчас при помощи Центра поддержки экспорта «Севада» пытается освоить еще и Казахстан. Уже удалось договориться о единичных поставках, но в планах — серийные. Но пока по цене обходят основные конкуренты — это китайские производители. «При общении выясняется, что цена сидений от Китая просто нереальная за счет того, что рабочая сила, материалы, электричество — все дешевле, и мы практически неконкурентоспособны. Это касается не только сидений, но и техники. За пару лет доля присутствия российской техники на рынке Казахстана снизилась с 80 процентов до 30», — поясняет руководитель отдела продаж Данил Масленников.

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

Компания — семейная, и название на это намекает. «Долго фантазировали, что придумать, и ночью пришла мысль сложить первые две буквы своего имени и детей. То есть Сергей, Василий, Данил», — говорит Масленников-старший.

И приглашает посмотреть на сборку кресел. За столами крепкие мужчины, натягивают чехол на сиденье, как наволочку на подушку. По сути — это и есть подушка, только из промышленной пены. Дальше крепят металлические детали и довольно быстро продукт готов, причем у него может быть разная «начинка».

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

«Можно установить датчик присутствия оператора, подогрев сиденья. Пневматическую систему подрессоривания, которая защищает сотрудника от вредных вибраций техники, кроме того, могут быть регулируемые по углу наклона подлокотники. Это нишевый продукт, и в этом есть свои сложности. Сначала необходимо согласовать все чертежи, потом поставить на завод опытное изделие, дальше запустить пробную партию и только потом выходить на серийные поставки», — рассказывает Александр Никитин, технический директор «Севады».

Фото: Ирина Смирнова, 66.RU

Бизнесмены говорят, что сейчас, при «улетевших» ценах на металл и нестабильной ситуации в стране, решили подстраховаться и плотно занялись вторичным рынком. То есть поставляют сиденья не производителям, а тем, у кого кресла в технике пришли в негодность. Это приносит дополнительные 20 процентов дохода. За 2021 год предприятие выпустило больше восьми тысяч сидений — это почти на две тысячи больше, чем в предыдущем.