Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Магниты» и «Пятерочки» заняли города. Владелец сети «Елисей» — о том, как местным выжить в борьбе с ними

«Магниты» и «Пятерочки» заняли города. Владелец сети «Елисей» — о том, как местным выжить в борьбе с ними
Фото: соцсети Александра Оглоблина
Некогда заметная в Екатеринбурге сеть продуктовых «Елисей» сократилась до пяти магазинов. Владелец Александр Оглоблин этой весной закрыл еще две точки — на Луначарского и Машинной и сейчас развивает формат гастронома «Елисейский» и фабрику готовой еды «Февронья». Он признается: конкурировать с федералами в традиционном сегменте торговли из-за разных закупочных условий все сложнее и зачастую невозможно.

В интервью 66.RU Александр Оглоблин рассказал, за счет чего смогут выжить местные ретейлеры и почему не закрывается супермаркет «Кировский».

— Сегодня развивать локальный продуктовый ретейл невыгодно?

— В сложившихся в последние годы условиях это действительно невыгодно. Если посмотреть статистику по стране, то везде региональные сети уступают площади федеральным. В нашем городе за последние пять лет исчезли «Пикник», «Звездный», «А-Продукт», «Бест-Маркет». И новые продуктовые сети не открываются.

— Появился «ЖизньМарт».

— Да, это успешный, но нишевый проект о здоровом питании, фермерских товарах. Но вы там не найдете мяса «Мираторг» или продукции Ирбитского молочного завода.

Концепция «ЖизньМарт» похожа на «ВкусВилл». В отличие от многих других бизнесменов, которые пытались копировать «ВкусВилл», но у них ничего не получилось, у Ивана Зайченко это вышло. Но, конечно, он привнес свои фишки.

Фото: соцсети "ЖизньМарт"

«Концепция «ЖизньМарт» похожа на «ВкусВилл». В отличие от многих других, которые пытались копировать «ВкусВилл», но у них ничего не получилось, у Ивана Зайченко это вышло»

— «ЖизньМарт» — магазин с ценами выше среднего, и он успешен. А местные магазины, где цены ниже, уходят, потому что не могут конкурировать с федеральными сетями, у которых продукты еще дешевле. Почему так?

— В экономике есть такое понятие — «алые океаны» Это те рынки, где идет жесткая борьба за покупателя. Цвет символизирует кровь убитых конкурентов. А многие стремятся попасть, но редко кому удается, в «голубые океаны» — нишу, где конкуренция ниже и есть возможность создать высокомаржинальный продукт. Но рано или поздно туда приходят свои акулы и конкуренция растет.

— Но ведь остался «Кировский», который давно работает и выжил среди «пятерочек» и «магнитов».

— За счет чего региональная сеть может выжить? Например, есть Иркутск, где нет ни одной федеральной сети. К моменту, когда туда придут «Пятерочка» и «Магнит», они успеют создать мощную базу. Точно так же с «Кировским», у которого порядка 200 магазинов. У них больше возможностей конкурировать с федералами.

У «Елисея» в пиковые времена было 30 точек. Поставщики и тогда, и сейчас делали крупным компаниям скидки, что влияло на конечную цену. На наш вопрос, почему у нас такая разница, они отвечают: если бы вы брали целую фуру зеленого горошка в банках, тогда получили бы такие же цены. А куда нам столько горошка?

— То есть вы обречены?

— Региональный ретейл не может сопротивляться, если у него нет ключевых компетенций в какой-то своей уникальности. Для нас этого собственное производство и уникальные и деликатесные товары, которых нет на полках дискаунтеров. Именно поэтому мы рассчитываем на гастроном «Елисейский», где высокая доля товаров, которые вы нигде больше не увидите.

Фото: Александр Бош, 2ГИС

«Мы рассчитываем на гастроном «Елисейский», где высокая доля товаров, которые вы нигде больше не увидите»

— Гастрономов «Елисейский» по городу всего три. Если вы делаете ставку на этот формат, то почему так мало?

— По сути, у нас четыре магазина. «Елисей» на Юмашева, который работает в формате гастронома. Все дело в помещениях. Невозможно перестроить «Елисеи», где торговая площадь составляет 200–300 кв. м, в «Елисейские» с площадью 600–850 кв. м.

— Дело исключительно в параметрах помещений, а не в спросе?

— Да, размер помещения влияет. А еще важно, где это помещение находится. Мы понимаем, что если откроем гастроном с ценником выше среднего в спальном микрорайоне с двухэтажными или пятиэтажными домами, где живут пенсионеры, то туда никто не придет. С доходом в 9000 рублей человек не станет интересоваться сырами наших доморощенных фермеров.

Его интересует гречка по низкой цене. И он точно знает, где эта гречка дешевле на два рубля, и готов ради этого проехать пару остановок.

— А производство готовой еды (Александр Оглоблин владеет фирмой «Фабрика еды Гебо», — прим. 66.RU) для вас самостоятельный бизнес или дополнение к ретейлу?

— Это другое направление. В 2014 году мы построили фабрику готовой еды «Февронья» и планировали ее использовать для собственных нужд. По мере того как наша сеть сокращалась, мы стали думать, как перестроить работу для продажи нашей продукции федеральным сетям (сейчас бренд «Февронья» можно найти в «Пятерочке», «Самокате» и «Яндекс.Лавке», — прим. 66.RU).

— Это прибыльный бизнес?

— Я бы не сказал, что это сверхприбыльный бизнес. Понятно, что наши партнеры хотят купить все подешевле. Пытаемся найти золотую середину.

— Производственных мощностей хватает, чтобы закрыть потребности?

— В принципе, да. У нас есть проект реконструкции нашей фабрики. Это позволит увеличить мощности. Мы видим, что готовая продукция будет пользоваться дополнительным спросом. Даже сейчас, во время спецоперации, когда уровень жизни населения упал. В целом объемы производства у нас растут.

— Это плохо, что продуктовый ретейл представлен исключительно федеральными компаниями?

— Все в мире относительно. С одной стороны, есть грусть, что бизнес все больше и больше концентрируется в руках федералов и уходят сети со своим уникальным лицом. С другой стороны, это естественный процесс. Покупатель голосует кошельком, и здесь нет ничего необычного.

Конечно, здорово, когда у покупателя есть разнообразный выбор. Я часто наблюдал, что в «Елисейский» заходят с пакетом федеральной сети. Какой-то набор продуктов покупают там, какой-то у нас.

«Прошли те времена, когда люди ездили с другого конца города в «Кировский» на Сиреневом бульваре, чтобы купить их свежевыпеченные булочки»

— Есть ли реалистичные условия, чтобы в перспективе региональные сети вернулись на рынок?

— Если региональная сеть будет иметь компетенции, которые сложно скопировать федералам, тогда это будет возможно. Такая сеть сможет развиваться. Если нет, то при разных закупочных ценах это невозможно сделать.

Прошли те времена, когда люди ездили с другого конца города в «Кировский» на Сиреневом бульваре, чтобы купить их свежевыпеченные булочки. Сейчас потребитель в основном ходит в магазины формата «у дома».