Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Латвийский банк-банкрот через суд забирает отель в центре Екатеринбурга

16 июля 2021, 14:03
Латвийский банк-банкрот через суд забирает отель в центре Екатеринбурга
Фото: Антон Буценко, 66.RU
PNB Banka и его администратор неплатежеспособности Виго Крастиньш через суды требуют вернуть 49 млн евро и отдать гостиницы в Екатеринбурге, Перми и Кирове. Участники процесса считают, что банк неправомерно пытается заполучить имущество, а требования к заемщикам в разы превышают реальную стоимость отелей.

Арбитражные суды Пермского края, Кировской и Свердловской областей рассматривают несколько исков латвийского PNB Banka к сети отелей Four Elements, в которую входит в том числе гостиница в Екатеринбурге. Банк требует продать отели, которые когда-то строили на заемные средства, с торгов в счет погашения кредитов.

История началась в 2014 году, когда девелоперы «Альфа» и «Русская компания развития» взяли у Norvik Banka (впоследствии — PNB Banka) кредит в 16 млн евро под залог строящегося в Екатеринбурге отеля. Он открылся в 2015 году.

Изначально Four Elements hotels работали под брендом Hilton и принадлежали компании «Бизнес-Контакт», управлявшей активами бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых. Несколько раз у компаний, которые управляют сетью отелей, менялся собственник. В 2020 году им стал столичный предприниматель Михаил Зайцев, в марте 2021 года — предприниматель Наталья Павлова.

PNB Banka лишился лицензии в 2019 году, после смены владельца. Ранее несколько лет контрольный пакет акций принадлежал бизнесмену Григорию Гусельникову. Предприниматель объяснял причину продажи тем, что на него оказывал давление глава Банка Латвии Илмарс Римшевич, против которого по заявлению Гусельникова было возбуждено уголовное дело о вымогательстве взятки. Влиянием Римшевича банкир объясняет и последовавшее в сентябре 2019 года по иску Комиссии рынков финансов и капитала (КРФК) признание банка неплатежеспособным и назначение администратором неплатежеспособности Виго Крастиньша.

В дальнейшем банк передал свои права залогодержателя кипрской компании Sevilcast Consulting Limited, выдав на оплату прав кредит до конца 2028 года в сумме, равной кредитной нагрузке девелоперов. Также PNB Bankа оформил в свою пользу еще один залог отеля, но уже по обязательствам новых залогодержателей, пишет РБК Екатеринбург. Таким же образом PNB Bankа структурировал кредиты на строительство отелей в Перми и Кирове: оформленные в пользу банка права залога в 2015-2016 годах он перевел на кипрские компании.

Как следует из материалов арбитража, смена залогодержателя произошла по просьбе КРФК, чтоб создать видимость снижения вложений банка в российскую экономику. «И если формальным требованиям был придан вид обоснованных экономически, то неформальные требования обосновывались исключительно политическими причинами — санкциями, введенными США и Европейским союзом в отношении России», — указано в документе. Впоследствии именно КРФК и стала инициатором отзыва лицензии у PNB Bankа.

В итоге права залогодержателей продали независимым лицам, а залоги, зарегистрированные в пользу банка, PNB (на тот момент еще Norvik Banka), погасил. Заявление он подал в Управление Росреестра по Свердловской области.

В октябре 2020 года администратор Виго Крастиньш подал в арбитражный суд Москвы иски к своим кипрским заемщикам на общую сумму около 49 миллионов евро. Самый крупный иск — на 21,7 млн евро — получила Sevilcast Consulting Limited, соответчиками банк указал екатеринбургские компании «Альфа», «И-Эйч-Эм» и «Русская компания развития» (РКР). Сейчас дело находится в Арбитражном суде Свердловской области, заседание по нему назначено на август 2021 года.

Одновременно с исками о возврате займов банк подал иски о передаче ему прав на отели. Администратор неплатежеспособности просил суд продать гостиницы на торгах, передав вырученные деньги банку в счет обязательств «киприотов».

Другие участники спора — ответчики и третьи лица — с позицией банка не согласны. Один из аргументов, которые они приводят в свою пользу, — отсутствие в Едином госреестре недвижимости записей о залогах в пользу истца. Без зарегистрированного права банку сложно будет доказать наличие каких-либо прав на гостиницы.

Как рассказала изданию представитель «Альфы», «И-Эйч-Эм» и «Русской компании развития» Оксана Пономарева, банк посчитал, что кипрская Sevilcast Consulting Limited должна вернуть кредит досрочно. С этим связано и второе, «залоговое», дело. Считая, что кредит компания так и не вернула, PNB Bankа пытается получить права на Four Elements Ekaterinburg, который когда-то был заложен в обеспечение этого займа.

Оксана Пономарева, адвокат:

— Нюанс в том, что это право залога давно прекратилось по инициативе самого банка. Как подтверждено материалами судебного дела, банк сам выдал доверенность представителю в Екатеринбурге, по которой поверенный обязан был погасить этот залог. Есть судебные акты по другим делам, в которых суды уже установили, что таким способом банк пытался решить свои проблемы с властями Латвии.

Фото: Владислав Лоншаков / Коммерсантъ

В 2018 году отель DoubleTree by Hilton Ekaterinburg City Center в Екатеринбурге начал работать под новым брендом Four Elements Hotels. Именно на него претендует сейчас лишенный лицензии банк.

Не согласны с тем, что деньги от продажи отелей должен получить обанкротившийся латвийский банк, и другие участники процесса — залогодержатели Михаил Зайцев и управляющая компания «Аурум Инвестмент».

Михаил Зайцев, как утверждает старший партнер Vinder Law Office Артем Горюнов, представляющий интересы бизнесмена, — самый старший залогодержатель. Права на здания и землю Four Elements в Екатеринбурге возникли еще из договора 2014 года.

Артем Горюнов, старший партнер Vinder Law Office:

— Юридически это означает, что в случае обращения взыскания на предмет залога сначала из его стоимости должен быть погашен долг перед Зайцевым (он составляет порядка 8 млн евро, что полностью соответствует реальной рыночной стоимости отеля).

По словам представителя бизнесмена, если залоговые права банка восстановят, то отель в любом случае выставят на продажу. Если старшим из имеющихся признают залог в пользу Зайцева, то именно перед предпринимателем за счет вырученных средств будет в первую очередь погашен долг. Если старшинство признают за банком, то и Зайцев, и другие залогодержатели потеряют и свои активы, и вложенные в них средства.

Представитель «Аурум Инвестмент» также подтвердил, что если залоговые права PNB Bankа станут «старшими», то все деньги после продажи получит именно банк, поскольку размер требований к заемщику многократно превышает реальную рыночную стоимость гостиницы.

Представитель «Аурум Инвестмент»:

— «УК «Аурум Инвестмент» и иные лица в данном деле считают указанную позицию банка недобросовестной, поскольку погашение залоговых записей Росреестром произведено на основании заявления самого же банка, у которого на тот момент имелись совершенно понятные и очевидные экономические причины. Кроме того, при рассмотрении указанного дела выявились основания предполагать, что нынешние действия организации связаны с внутрикорпоративным конфликтом внутри самого банка.

Администратор неплатежеспособности PNB Banka Виго Крастиньш заявил РБК Екатеринбург, что действия администрации банка совершаются только строго в соответствии с законодательством.

Виго Крастиньш, администратор неплатежеспособности PNB Banka:

— Действия администрации банка совершаются только строго в соответствии с законодательством Латвийской Республики, а также тех государств, в юрисдикции которых от имени банка действуют доверенные лица с целью производить все правовые действия для возврата активов банка, в том числе выданных займов.

Новое заседание по иску о передаче екатеринбургского отеля состоится 23 июля. Всего в арбитражах Москвы, Московской, Кировской и Свердловской областей, Пермского края находится более двух десятков исков, поданных банком и администратором неплатежеспособности к российским компаниям. Часть из них банк проиграл, а в одном из дел суды сочли требование банка фиктивным, а кредитные договоры, на которых такое требование основано – ничтожными и направленными на искусственное создание задолженности. Суды также отметили, что поведение банка в ходе процесса очевидно отклоняется от добросовестного поведения.