Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В Екатеринбурге начали шить шубы, ради которых не надо убивать животных. Экоодежду предложат европейцам

22 июня 2021, 10:00
В Екатеринбурге начали шить шубы, ради которых не надо убивать животных. Экоодежду предложат европейцам
Фото: Марина Молдавская, 66.RU
Швея из Екатеринбурга Вира Плотникова на небольшое наследство запустила оптовое производство экошуб, которые скоро будут продаваться в «Снежной королеве» и других федеральных сетях. За полтора года компания вышла в прибыль, увеличила оборот в 7 раз и теперь пытается зайти на европейский рынок. Репортаж 66.RU из мастерской, где секреты производства охраняются, как военная тайна.

Швейное производство Vira Plotnikova разместилось неподалеку от центра Екатеринбурга — в промзоне на первом километре проспекта Космонавтов. Мастерская занимает два этажа — один под склад, на втором — швейный цех и офис продажников. На парковке нас встречает Юлия Назипова, руководитель отдела продаж и правая рука владелицы бизнеса — Виры Плотниковой. Проводит в мастерскую — просторное помещение с огромными столами, рядами швейных машин и рулонами ткани. Сама создательница компании оказалась совсем не похожа на опытную перекупщицу шуб-дубленок и владелицу вещевого бизнеса — собранная, молчаливая, даже застенчивая.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

— Пойдемте, покажем, из чего мы шьем наши шубки — начала экскурсию разговорчивая Юлия, подходя к раскройному столу. — Это шерсть испанского мериноса. Овец этой породы выращивают в Австралии. Их стригут и отправляют шерсть на фабрику в Китай. Там ее прядут, полученную меховут нить плотно вплетают в текстильную основу и закрепляют искусственной замшей. Мы закупаем готовый материал и делаем из него шубки.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Пока Юлия объясняет технологию, Вире приносят на подпись документы, проштампованные красными печатями с иероглифами.

— Но мы не просто покупаем, мы участвуем в доработке технологии и в создании цветов, — продолжает Юлия. — Институт цвета Pantone объявляет какие-то цвета модными в этом сезоне, Вира смотрит, решает, что в этой коллекции надо вот это предложить рынку, и мы просим, чтобы для нас сделали такой оттенок.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

По словам менеджера и владелицы компании, на Урале больше никто не шьет из шерстяного меха. В целом по России с таким материалом работают порядка 10 компаний, но все они используют сырье более низкого качества. Подобные материалы выпускают и в других странах, в том числе в Турции и России, но с фабричным Китаем они пока не могут сравниться.

— Наши поставщики работают с мериносом, это тонкоруная (руно — шерсть овцы, — прим. ред.), дорогая порода овцы, — объясняет Юлия. — Ее шерсть предназначена для верхней одежды. А в России такие шубы шьют из шерсти, которая всегда шла на обувь. Знаете, в советское время на голенище в сапогах был такой толстый мех. Он устойчив к истиранию, к механическому воздействию, но в нем мертвый волос чувствуется — щетина. Из-за этого он колючий. Не вышли мы пока из советского прошлого.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Двигаясь вглубь мастерской, по пути смотрим и пробуем на ощупь разные материалы: длинный ворс — на морозы до -25 градусов, средний и короткий — для пальто. Вдоль стен выстроены стеллажи, до потолка забитые разноцветными свертками и мешками с обрезками. Остатки не выкидывают ради экологичности. Но пока безотходное производство влетает в копеечку.

— Пробовали шить игрушки, подушки, сумки, пинетки, но отказались от идеи. Все на складе лежит. Это будет штучный товар, на который тратишь столько же времени, сколько на шубу. Но или шубу продать, или это! Шьем их только для выставок, на подарки клиентам. И стажеров проверяем на остатках — если испортят, то затраты невелики.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Пошив шуб оказался секретным производством, сродни режимному объекту. Как на подводной лодке, где военные прячут от фото-, видеообъективов двигатели судов, так и нас попросили не снимать крупным планом моторы швейных машин, эскизы и некоторые технологические особенности.
— Мы не один год бились над тем качеством, которое сейчас имеем. Все машины адаптированы под нас. Работали и над материалом, и над пошивом, и над тем, как укрепить швы и повысить жесткость нитей. Конкуренты же смотрят за нами. Тот, кто разбирается, быстро все поймет по фотографиям.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

С чего все началось


Вира Плотникова, швея-мотористка в прошлом, долгое время работала перекупщиком мехов — возила в Россию шубы-дубленки из Греции и Китая. Но в 2019 году, после смерти матери, приняла неожиданное решение — запустить свой бизнес по пошиву верхней одежды. Стартовым капиталом стало наследство в 350 тысяч рублей.
— Это была голубая мечта моей мамы. Долго она лежала болела и умерла. Я очень любила маму, и после ее смерти мне надо было что-то сделать с собой — переключиться, снять стресс. Она получала хорошую пенсию и как любимой дочери оставила мне накопления. Я решила не тратить их на помады-платья-обувь, а открыть свое дело. В жизни ведь все надо попробовать — один же раз живем.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Предпринимательница купила швейную машину, ткани и начала сама конструировать лекала. Сперва сшила одно пальто. Показала подругам — им понравилось. Потом еще и еще. Стало понятно, что пришло время расширяться и выбирать, что именно шить и как.

Почему шубы-чебурашки?

В 2017 году итальянский модный дом Max Mara выпустил первую экошубу — оверсайз пальто из овечьей шерсти на синтетической основе. Эта модель за счет объема, фактуры и песочного цвета получила название шубки-Тедди, по аналогии с популярной детской игрушкой — медвежонком Тедди. В России ей дали свое название — шубка-чебурашка. Эта модель быстро стала трендом, и усердные китайцы бросили копировать ее миллионами штук.
Вира прочитала о новой технологии в интернете, поняла, что эта история не на один сезон, и сделала ставку на «чебурашек». В 2019 году она арендовала небольшое помещение, наняла двух знакомых швей, купила для них машинки и запустила производство.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU


Первые проблемы

Поначалу ориентировались на самих китайцев — шили на обтачной машинке, подгибая материал. Но с первых изделий стало понятно, что так работать не получится — швы и воротник торчали и смотрелись куце. Пришлось придумать новую технологию.
— Я решила попробовать шить на оверложных машинах — так собираются шубы из натурального меха. И получилось. Теперь нет лишнего объема, плюс экономия материала.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Но новая технология потребовала смены оборудования.
«Я на «Авито» искала машинки. Приезжала, пробовала, а шьет ли она вообще. Они же очень капризные. Смотрела, чтобы не оставляла затяжек, чтобы не рубила ткань, а только ровно обрабатывала края», — продолжает Вира.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Машины закупили, но вскрылись новые проблемы. На этот раз с самим материалом.
«Дефект изначально не виден. Отдел технического контроля все пропускает, все хорошо. Но проходит две недели и шуба под собственным весом начинает деформироваться — вытягиваться. Пришлось менять лекала — убирать прибавки, делать коррекцию на размер деформации. Всякое было: одна полочка длиннее, другая короче, посадка рукава. Дорабатывали», — рассказывает Вира.
Машинки также дорабатывали. Как — не уточняют.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Локдаун

За 2019 год технологию отточили. Объем заказов к тому времени увеличился, и пришлось расширяться. В начале 2020-го мастерская переехала — арендовали нынешнее помещение площадью почти 500 «квадратов», добавили освещения, увеличили штат до 28 человек и закупили дополнительные швейные машины. Расходы выросли, и компания планировала минимум в 20 раз увеличить оборот. Это было в феврале. А в марте началась пандемия.
«У нас 30% заказов отменили — магазины были закрыты, никто не работал. И нам самим пришлось остановить производство. По рукам и ногам-то мы получили, но выстояли. Остальные заказы выполнили все-таки. И удалось сохранить весь штат», — говорит Вира.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Спасло то, что перед локдауном компания успела съездить на свою первую выставку Collection Premiere Moscow (CPM), где дважды в год собираются оптовые производители одежды, розничные компании и байеры.
«Мы успели выставиться и благодаря этому заделу заказов начали работать. Если бы не эти несколько месяцев простоя, уже был бы другой масштаб — раза в 2-3 больше», — уверена Юлия.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU


Про бизнес


Компания Vira Plotnikova — оптовик. Она шьет верхнюю одежду по собственным лекалам и по моделям заказчика, но всегда партиями, никакого индивидуального пошива. Такой формат был выбран изначально. Как и премиальный сегмент рынка.
«Рынки переполнены, а мы хотели сразу показать свое лицо — с чем мы будем работать, из какого материала будем шить. Когда на дорогой машине ездишь, все на тебя смотрят, а когда на копейке — тебе даже дорогу никто не уступит. Ну так ведь? Ширпотреба очень много, а нам надо было показать, как мы будем выглядеть», — поясняет Вира.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

«Шьют дешевого много, и залезть туда, заработать там — очень сложно. Надо отличаться либо ценой, либо качеством. Ценой отличаться на том рынке — невозможно, заработаешь три копейки и упашешься, как бурлак на Волге. Зачем? Если уж пашешь, делаешь свою технологию, модели, так это хотя бы должно продаваться за достойные деньги. Еще китайцы скопируют потом технологию, а с ними никто в мире не может по цене конкурировать», — добавляет Юлия.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

В год компания выпускает 500–1000 шуб и планирует масштабироваться. Сейчас ведутся переговоры с федеральными сетями «Снежная королева», «Лапландия», «Кашемир и шелк», «Каляев». На сегодняшний день география поставок — с десяток российских городов, в том числе Новосибирск, Красноярск, Пермь, Владивосток, Архангельск, Краснодар, Ростов-на-Дону, Челябинск, а также Казахстан. Разработано на сегодня 70 цветомоделей. К очередной выставке, которая пройдет в сентябре, готовят еще 15.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Несмотря на пандемию, в 2020 году оборот компании вырос в 7 раз. С прошлого года фирма пытается выйти на европейский рынок — наняли агентов, которые будут продвигать компанию.
«У многих агентов есть шоурумы в технологических кластерах. Мы отшиваем коллекцию, отправляем им, и они там нас представляют. Мы проанализировали рынок, посмотрели, где этот товар может быть востребован, где у людей есть свободные средства, чтобы покупать не самые дешевые изделия. Рассчитываем, что это будут скандинавские страны, Австрия, Германия», — отмечает Юлия.
В России в рознице шуба производства Vira Plotnikova стоит 35 до 50 тыс. рублей. по предварительным расчетам, в Европе она будет продаваться за 500–700 евро (43—60 тыс. рублей).

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

Дисциплина


— У нас почти все сотрудницы носят наши шубки, — говорит Юлия.
— И как вам? Теплые? Не мерзнете зимой? — спрашиваю у раскройщиц.
Слышу лаконичное: «Мы не носим». Уточняю почему. В ответ тишина.
— Мы девочек набрали скромных, — поясняет Вира и, видя мое удивление, добавляет — они не тратят время на покурить-поговорить, попить чаю. Курящие есть, но они ходят в обед. Вот она работает полчаса, захотела покурить, встала и пошла — такого нет. В 11 часов обед — покурили, пообедали, свои дела сделали. Мы же пришли сюда деньги зарабатывать, не поболтать и покурить.

Фото: Марина Молдавская, 66.RU

— На производстве так или иначе дисциплина. Есть норма. Если ты даешь людям делать все, что хотят, выработки не будет. За этим следит мастер смены, начальник производства и технолог. Они замотивированы денежными вознаграждениями выполнять свою норму. Если швея не шьет столько, сколько должна, — она меньше зарплату получит, — добавляет Юлия.
По ее словам, зарплата швей в Vira Plotnikova выше, чем средняя по рынку, — от 30 тысяч рублей.

Вам понравилось? Еще больше классных новостей и историй — в нашем Telegram-канале. А еще любую публикацию там можно обсудить. Или, например, предложить нам свою новость. Подписывайтесь!