Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Чем занята Корпорация развития Среднего Урала? Шесть проектов: что планировали и что в итоге получилось

21 января 2021, 15:27
Чем занята Корпорация развития Среднего Урала? Шесть проектов: что планировали и что в итоге получилось
Фото: Анастасия Кеда, 66.RU
Правительство Свердловской области рассчитывает, что Корпорация развития Среднего Урала, отметившая десятилетие, найдет новых инвесторов для индустриальных парков. Гендиректор Максим Прачик заверил, что стратегия компании изменится. Его предшественники были не очень успешными — в истории КРСУ больше случаев, когда дело заканчивалось убытками. Некоторые из них мы решили вспомнить.

Создать Корпорацию развития Среднего Урала (КРСУ) предложил губернатор Эдуард Россель, уверявший, что новая структура придаст области «второе инвестиционное дыхание». Планировали, что учредители — региональное правительство и Внешэкономбанк (ВЭБ) — вложат в уставный капитал корпорации 10 млрд рублей, а затем будут увеличивать его до 20 млрд за счет внешних инвесторов.

Концепцию разрабатывал Михаил Максимов, тогда — глава министерства экономики и труда. Его расчеты показывали, что за три года корпорация привлечет триллион рублей частных инвестиций для бизнес-проектов в сельском хозяйстве, лесопереработке, строительстве жилья и дорог — каждое направление будет курировать отдельная дочерняя фирма.

Этим намерениям помешал кризис. Вернулись к ним в 2010 году — при губернаторе Александре Мишарине.

В мае 2010 года замминистра экономики Виталий Недельский объяснил депутатам Областной думы, что КРСУ займется важнейшими инфраструктурными проектами, в том числе станет оператором ОЭЗ «Титановая долина» и в качестве девелопера начнет готовить земельные участки под жилищное строительство.

ВЭБ к тому времени передумал финансировать КРСУ, а в областном бюджете лишних денег не было по причине кризиса. На покупку акций корпорации выделили 2,1 млрд рублей, решив, что она сможет распоряжаться еще имуществом некоторых ГУП. В следующие годы уставной фонд увеличивали за счет допэмиссий акций, которые областной бюджет оплачивал деньгами или акциями других компаний (например, аэропорта Кольцово).

Высокоскоростная магистраль

Фото: архив 66.RU

КРСУ поручили два железнодорожных проекта — реконструкцию вокзала в Екатеринбурге и строительство высокоскоростной магистрали (ВСМ-2) между Екатеринбургом и Москвой, но после отставки Мишарина от них отказались. Публично об этом заявил замглавы администрации губернатора Алексей Багаряков, сменивший прежнего куратора корпорации Михаила Максимова.

По словам Багарякова, РЖД не проявили интереса к перестройке вокзала и не собирались за нее платить, а для областного бюджета затраты были неподъемными. Концепция и бизнес-план реконструкции обошлись бюджету в 4,7 млн рублей, признанные убытками.

От ВСМ-2 регион отказался на месяц раньше, чем правительство РФ. «Когда я увидел, что общий объем инвестиций — более триллиона рублей и нам придется координировать работу с шестью субъектами РФ, большинству из которых ВСМ не нужна, возник резонный вопрос — зачем такое финансировать, чего мы хотим достигнуть?» — говорил Багаряков.

В дочернее предприятие «ВСМ-2» КРСУ успела вложить 200 млн рублей. Половину этих денег потратили на концепцию проекта, оценку пассажиропотока, капитальных затрат и начало проектных работ. Вернуть их не удалось. Багаряков уверял, впрочем, что готовые расчеты пригодятся, если Свердловская область решит прокладывать ВСМ Екатеринбург — Челябинск или Екатеринбург — Пермь. По его словам, это была задача даже не на послезавтра.

Однако усилия Мишарина вернули ВСМ-2 в повестку. В мае 2013 года президент РФ Владимир Путин сообщил о планах построить в 2014–2018 годах магистраль Москва — Казань, а затем продлить ее до Екатеринбурга и Ульяновска. К осени проект снова отложили «из-за неготовности финансовой модели и отсутствия гарантий возвратности инвестированных средств». Годом позже о нем вспомнили и заручились поддержкой компании «Китайские железные дороги». Гендиректор КРСУ Сергей Филиппов стал говорить, что готов возобновить работы, но в 2019 году магистраль окончательно заморозили, хотя Мишарин уже анонсировал строительство пилотного участка длиной 301 км.

В этот раз финансовые потери КРСУ ограничились сотней миллионов. Позже в книге «Борьба за Екатеринбург» Багаряков написал: «Жаль, что идея захлебнулась на уровне субъекта».

Поселок Южный

У областного правительства были планы по малоэтажному строительству. Широкой публике о них рассказал Михаил Шилиманов, тогда — замминистра по экономике Свердловской области (в ноябре 2020 года суд приговорил его к пяти годам заключения за мошенничество). По словам Шилиманова, правительство решило застраивать планировочный район Истокский, рассчитанный на 4 млн кв. метров жилья. «Это будет второй Академический», — говорил Шилиманов. Пилотным проектом сделали поселок Южный площадью 70 га, где уже начали строить коттеджи жилой площадью от 90 до 120 кв. метров. К концу года чиновники обещали проложить коммуникации и возвести сто домов.

Продавать жилье хотели по 20 тыс. рублей за квадратный метр в расчете на людей со средними заработками. Чтобы удешевить производство, застройщикам обещали компенсировать затраты на прокладку магистральных сетей и дорог. Работы в Южном КРСУ курировала через дочернюю фирму «Центр малоэтажного строительства» (ЦМС).

Полученный опыт собирались тиражировать, но строительство затянулось. У ЦМС возник конфликт с владельцем земли — фирмой «Главсредуралстрой-девелопмент», которая требовала долг — 400 млн рублей за аренду. Представители КРСУ считали арендное соглашение фиктивным, судились и выиграли процесс во всех инстанциях. Тем временем ЦМС накопил другие долги. КРСУ пришлось продать часть акций аэропорта Кольцово, чтобы вернуть 200 млн рублей Сбербанку, который заблокировал счета ЦМС.

В 2015 году строительные работы завершили, и дома начали продавать. Желающих оказалось немного — в помещениях, долго стоявших неотапливаемыми, пострадала внутренняя отделка. Банкротить ЦМС корпорация не хотела, опасаясь, что жилье скупят дешевле рыночной стоимости, но другого варианта не было. Летом 2016 года все кредиторы ЦМС, включая КРСУ, которой дочерняя фирма задолжала 637 млн рублей, высказались за ее банкротство.

В начале 2019 года Арбитражный суд Свердловской области привлек к субсидиарной ответственности бывшего директора ЦМС Евгения Ватрушкина. Его обязали возместить компании 57,6 млн рублей ущерба из-за некачественной работы подрядчиков и убытков от сделок, признанных затем недействительными.

Недвижимость частично распродали: коттеджи — от 20 тыс. рублей за квадратный метр, таунхаусы — от 33 тыс. рублей, но покрыть долги не удалось. Часть домов по-прежнему ждет своих владельцев.

Екатеринбург-ЭКСПО

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Самым дорогим проектом, запущенным при содействии КРСУ, стал выставочный центр «Екатеринбург-ЭКСПО». Павильоны возвели в 2011 году, потратив десять месяцев и 3,2 млрд рублей. Михаил Абсалямов, тогда — директор компании «Русград» (генподрядчик строительства), рассказывал, что на площадке было заросшее озеро глубиной 8–16, а местами — 28 метров. Чтобы его засыпать, понадобилось три миллиона кубометров горной породы. В том же озере утонуло 20 единиц строительной техники.

Такие подробности заставили депутатов Законодательного собрания подозревать, что истинный масштаб затрат от них скрыли. В кулуарах речь шла о шести, а то и девяти миллиардах. Годом позже глава совета директоров КРСУ Алексей Багаряков пояснил — общее финансирование с учетом строительства входной группы и долгов подрядчикам, которые предстояло раздать, не превышает пяти миллиардов.

Ему не поверили. Несколько депутатов заявили, что не станут голосовать за бюджет 2013 года, пока им не покажут все денежные потоки КРСУ. Увидев цифры, депутат Андрей Альшевских написал в блоге: «Выставочник получился золотым. В год на его обслуживание уходит около 800 млн рублей. Зачем нужно такое счастье, если оно не приносит богатства? В итоге все расходы ложатся на область. Где здесь эффективность?»

КРСУ пообещала вывести Екатеринбург-ЭКСПО на самоокупаемость за счет выставок, ярмарок, корпоративных мероприятий и свадеб. Тогда же на совещании, в котором участвовали Евгений Куйвашев, Алексей Багаряков и Сергей Филиппов, выяснилось, что на конгресс-центр, предусмотренный планом развития МВЦ, понадобится еще миллиард. К 2019 году, когда конгресс-центр уже достраивала компания «Синара-Девелопмент», его стоимость выросла до 9,6 млрд рублей (средства областного бюджета и кредитные ресурсы Сбербанка).

С запуском конгресс-центра ставки повысились. Гендиректор МВЦ Игорь Данилов заявил, что к 2023 году оборот МВЦ достигнет миллиарда рублей. Но все это было до пандемии коронавируса, а в 2020 году массовые мероприятия отменили и в Екатеринбург-ЭКСПО появился мобильный госпиталь МЧС.

Затраты на содержание МВЦ при этом не уменьшились.

Акции Кольцово

Фото: архив 66.RU

Гендиректора КРСУ Сергея Филиппова уволили в мае 2014 года после скандала с акциями аэропорта Кольцово, которые правительство собиралось уступить структуре Виктора Вексельберга ОАО «Кольцово-Инвест» — основному акционеру аэропорта. Пакет 34,56% акций хотели продавать частями. После первого транша инвестор подписывал соглашение об инвестициях в инфраструктуру аэропорта и, если соблюдал все договоренности, мог рассчитывать на оставшиеся 10%.

Дальше все пошло не по плану.

20 апреля Сергей Филиппов продал 24,56% акций двум московским фирмам, формально независимым друг от друга — ЗАО «Инвестиционная компания «Русрегионбизнес» и ООО «Гринлайн». Поскольку доля уставного капитала не превышала 25%, необходимости согласовывать сделку с советом директоров КРСУ не было.

В договорах купли-продажи на общую сумму 1,745 млрд рублей говорилось, что покупатели могут рассчитаться в течение 12 месяцев. При этом стороны согласились обойтись без залога.
Тайное стало явным, когда «Русрегионбизнес» и «Гринлайн», не получившие акций аэропорта, потребовали, чтобы Арбитражный суд Свердловской области обязал КРСУ выполнить условия договора и взыскал неустойку — 8,4 млн рублей. Суд занял сторону корпорации, которая отказалась признать договор, подписанный Филипповым. 23 апреля КРСУ передала спорный пакет акций МУГИСО, но информацию держали в секрете. Депутатам Заксобрания, обеспокоенным судьбой ценных бумаг, министр Алексей Пьянков сообщил об этом только 15 июля.

Попытка гендиректора КРСУ заработать на акциях стала поводом для бесфигурантного уголовного дела по статье «Злоупотребление должностными полномочиями» — его возбудили летом 2014 года по заявлению нового гендиректора КРСУ Игоря Визгина. О результатах расследования ничего не известно. Через два года бывшие чиновники Филиппов и Максимов открыли в Москве бизнес по доставке еды из супермаркетов.

КРСУ в два этапа — в январе 2015 года и в январе 2016 года — продала 34,56% акций структурам Вексельберга за 2,518 млрд руб. Позже эти деньги потратили на строительство Конгресс-центра.

Титановая долина

Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.RU

ОЭЗ «Титановая долина» была идеей гендиректора корпорации ВСМПО-АВИСМА Владислава Тетюхина. На предприятии в Салде он собирался внедрять лин-технологии, которые повышают производительность труда и высвобождают персонал. «Даже если увеличить выпуск продукции вдвое, обеспечить этих людей работой не удастся», — говорил Тетюхин. Новые рабочие места он предлагал создать в особой экономической зоне, где появятся предприятия, связанные с обработкой титановых деталей. В 2008–2010 годах Тетюхин обсуждал эту идею с местными и федеральными чиновниками — и те и другие были не против.

Когда Тетюхин рассказывал о будущей зоне Владимиру Путину, он имел в виду иностранные производства, специализирующиеся на механической обработке титановых изделий для самолетов. Такая концепция гарантировала резидентам сбыт продукции на мировом рынке, но машиностроительного кластера не получилось. По словам гендиректора ОЭЗ «Титановая долина» Артемия Кызласова (сейчас под следствием по обвинению в коррупции), замыслу помешали западные санкции после крымских событий. С отказом от узкой специализации в числе резидентов появились предприятия других отраслей.

В 2011 году КРСУ вложила в ОЭЗ «Титановая долина» 151 млн рублей из областного бюджета, но выяснилось, что инвестировать нужно миллиарды. В правительстве решили просить денег у Москвы. Для этого — по настоянию Федерации — пришлось выпустить допэмиссию акций ОЭЗ «Титановая долина» на 300 млн рублей и передать контрольный пакет региону. Установка была такая — если федералы помогут, Свердловская область за проект возьмется, а в одиночку финансировать не станет.

По расчетам КРСУ, на запуск «Титановой долины» требовалось 8 млрд рублей — такую сумму и запросили в надежде, что деньги можно получить из разных источников, в том числе в Минтрансе и Фонде реформирования ЖКХ. В конце 2014 года федеральный бюджет выделил зоне 650 млн рублей, в 2015 году добавил еще 350 — получилось ровно миллиард. «Федеральные деньги жизненно необходимы для строительства инфраструктуры. Это позволит нам завершить внутриплощадочные работы и подключить к сетям всех резидентов, планирующих развернуть строительство в 2015-2016 годах», — пояснил тогда Кызласов. Однако финансирование из центра на этом закончилось. Остальные средства вкладывали резиденты и региональный бюджет.

Из учредителей «Титановой долины» КРСУ вышла в 2012 году.

Тем временем Виктор Вексельберг, глава корпорации «Ренова», заинтересованный в производстве коронарных стентов с американской компанией Medtronic, показал мастер-класс в работе с иностранным партнером. Благодаря его лоббистским возможностям российско-американское СП, работавшее в индустриальном парке «Сколково», на пять лет стало эксклюзивным поставщиком изделий для государственных больниц. Налоговые льготы стали дополнением к обещанному возврату инвестиций.

Госпиталь Тетюхина

Фото: Григорий Постников, архив 66.RU

Уральский клинический лечебно-реабилитационный центр (УКЛРЦ) в Нижнем Тагиле Владислав Тетюхин построил в декабре 2013 года за 3,3 млрд рублей, вырученные от продажи акций ВСМПО-АВИСМА. На оборудование денег не хватило. Недостающие 1,2 млрд рублей выделила Свердловская область в виде займа КРСУ. Медицинский центр начал работать в августе 2014 года. Стороны договорились, что к марту 2020 года частный инвестор конвертирует заем в уставный капитал и передаст КРСУ долю 25,6% (с учетом процентов по займу).

Владислав Тетюхин считал госпиталь предприятием ГЧП, но в понимании чиновников медицинский центр оставался частным. Региональный минздрав мог выделить ему квоты на высокотехнологичную помощь, а мог не выделить — тогда мощности госпиталя оставались незагруженными. Это означало, что государственными деньгами КРСУ распорядилась неэффективно. «Естественно, мы не простаиваем, а занимаемся другими операциями — на стопах, на связках, работаем с травмами и так далее, — говорил Тетюхин. — Но это — вынужденная мера. Представьте — вы купили джип, чтобы преодолевать бездорожье, а ездить приходится по асфальту на небольшой скорости». При этом в Тюменской области конфликтов между департаментом здравоохранения и частными клиниками не было.

Источник РБК Екатеринбург утверждает, что КРСУ несколько раз переносила срок уплаты долга, но финансовое состояние клиники не позволяло ей рассчитаться. Когда гендиректором корпорации назначили Максима Прачика, от руководства госпиталя потребовали вернуть деньги или сделать КРСУ совладельцем.

После смерти Тетюхина в апреле 2019 года губернатор Евгений Куйвашев заявил, что область может приобрести УКЛРЦ в собственность. Наследники от такой возможности отказались, заметив, что частная медицина эффективнее государственной. «Теоретически регион может инициировать банкротство УКЛРЦ и претендовать на его имущество, но в реальности все, наверное, проще, — говорит Максим Стародубцев, глава общественной организации «Здравоохранение». — Система видит формальную бухгалтерскую неувязку и пытается устранить ее хотя и очевидным, но несколько топорным способом».

По некоторым данным, госпиталь Тетюхина выполнил свои обязательства по подготовке к конвертации долга в акционерный капитал. Решение осталось за КРСУ, но в позициях сторон есть расхождения. Представители клиники считают, что КРСУ может рассчитывать на долю 25,6% только в АО «Госпиталь ВИТ», которое владеет недвижимостью / медицинским оборудованием и решает хозяйственные вопросы, а корпорация хочет участвовать и в дочерней фирме ООО «УКРЛЦ», отвечающей за лечение пациентов.

В этом пункте возможен компромисс, который все решит. Например, госпиталь Тетюхина согласится на уступки в обмен на гарантию загрузки мощностей. Став совладельцем клиники, КРСУ тоже будет в этом заинтересована.