Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
46693 +367
Выздоровели
38914 +370
Умерли
1037 +10
Россия
Заразились
2322056 +26402
Выздоровели
1803467 +24763
Умерли
40464 +569

Cредний класс в России сократится, и дело не в притеснении демократии. Колонка Ильи Борзенкова

20 июня 2020, 13:00
Колонка
Cредний класс в России сократится, и дело не в притеснении демократии. Колонка Ильи Борзенкова
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
В авторской колонке Илья Борзенков рассказывает, сформировался ли в России средний класс, кто в него входит и почему он скоро исчезнет.

Если отвлечься от представлений Владимира Владимировича Путина (президент заявил, что к среднему классу в России относятся все, кто получает от 17 тысяч рублей в месяц, — прим. ред.), то можно сказать, что средний класс — это люди, которые уверены в своем финансовом будущем. У них высокооплачиваемая работа, которая востребована на рынке, они не хватаются за каждую попавшуюся возможность и не задерживаются на одном рабочем месте, если им это не по душе. Или у них есть собственный бизнес, который стабилен и позволяет что-то планировать.

Для этого есть русское слово «достаток», но не стоит путать его с богатством. Если разделить людей на три категории, то будут: богатые, у которых денег в излишке, бедные, которым денег не хватает или с трудом хватает на нужды, а также средний класс. У последних есть доходы, которые позволяют делать разумные траты с некоторым излишеством, а также иметь небольшие, но необходимые накопления.

За нулевые годы в России сформировался средний класс, были решены базовые потребности в самореализации и комфортных условиях жизни. После формирования среднего класса пошли призывы власти к благоустройству общественных пространств. Протесты за скверы — пример того, что в России есть средний класс. Люди, которые едва сводят концы с концами, редко мыслят об общественных пространствах, их волнуют более прагматичные проблемы.

Средний класс — это продукт не столько политической, сколько экономической системы. Место российской экономики в мировом масштабе не дает сформироваться среднему классу массово. Такие люди только начали появляться, и тут же ударил кризис, девальвация, падение рубля и другие факторы, которые убили экономику. Есть совершенно тоталитарная страна Саудовская Аравия, где средний класс стал массовым явлением. Точно так же в Китае гражданских свобод гораздо меньше, чем в России, а экономика процветает. Не думаю, что проблемы в том, что на каком-то этапе мы свернули с демократического пути. Здесь скрыта более глубокая и очевидная проблема.

Мы до сих пор не можем найти адекватное место нашей стране на международном рынке труда. Кроме нефти и газа, нам предложить нечего. Когда нефть по 100 долларов — все хорошо и средний класс процветает, когда нефть по 30 — все плохо. История с ОПЕК продемонстрировала, что нужно уважать и других участников этого рынка, иначе может случиться непоправимое.

Эффективность производства перестала расти потому, что не прошла модернизация и повышение производительности перестало быть возможным. Мы не нашли нового рынка сбыта или новой продукции, которую можно поставлять на мировой рынок.

Любой школьник или студент должен видеть примеры для подражания. Вряд ли школьник из Березовского сравнивает свою жизнь с жизнью Билла Гейтса или Илона Маска, а студент регионального университета видит себя вторым Марком Цукербергом. Это возможно, но редко, обычно людям надо ставить какие-то земные, более разумные цели. Больше вдохновляют люди, которые сделали себя сами, с помощью собственного интеллекта и рук. Реальные люди рядом принесут гораздо больший мотивирующий эффект, чем фильмы про Гагарина или выигрыш баскетбола в 72-м году. Пример успешного среднего класса подталкивает учиться, развиваться и стремиться к чему-то, а не искать теплое местечко, где будут платить зарплату просто за то, что ты попал в нефтедобывающую компанию.

В дни пандемии многим приходится расстаться со своим локальным бизнесом. С точки зрения рынка, нет никакой проблемы, если весь продуктовый ретейл будет представлен «Пятерочкой» и «Магнитом». Но это не история успеха для уральцев, это просто большая сеть, за которой стоят какие-то капиталы или акционеры. В отличие от локальных предпринимателей, сети не персонифицированы, их владельцев не могут знать лично и вдохновляться. С точки зрения примера для подражания, мы сделаем серьезный шаг назад после коронавируса. После 2014 года бизнесу было сложно, а вирус добьет предпринимателей, заставит оставить попытки.

Средний класс — это не только бизнес, им также может быть высокооплачиваемый профессионал. Малый и средний бизнес создает питательную среду для таких фрилансеров. Как пример: штатный дизайнер «Пятерочки» нарисовал один щит в Москве, и теперь этот визуал можно копировать по всей стране. А региональный магазин закажет индивидуальный проект, повышая востребованность дизайнеров в городе. Виток консолидации, который сейчас произойдет, приведет к тому, что уменьшится не только доля малого и среднего бизнеса, но и число профессионалов, которые составляют это ядро среднего класса. Если работа не востребована, то кто-то начнет заниматься другим делом, а кто-то переедет в страну или город, где она востребована. В любом случае это будет оттоком профессионалов.