Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Против промышленных проектов Среднего Урала развернули экологическую борьбу. Схема

30 апреля 2020, 14:47
Последние три года в малых городах Свердловской области защитники экологии провели несколько десятков протестов и митингов против работы заводов и промышленных предприятий. В условиях экономического кризиса новой площадкой для активности защитников окружающей среды стал Сухой Лог. Даже в условиях карантина там не прекращаются одиночные пикеты. Кто поддерживает экологический протест в регионе – в материале 66.RU.

За пять лет из-за экологических протестов были закрыты или оказались на грани срыва 47 крупных промышленных проектов, в том числе 10 — на Урале. Такие данные озвучены в докладе «Экозащита и эконападение: политические экологи в России и мире», подготовленном авторской группой экспертов под руководством политолога Сергея Михеева.

В докладе разобраны самые громкие протестные акции экологов в России против крупных промышленных проектов. В их числе — история с «Национальной сурьмяной компанией», которая из-за действий экоактивистов отказалась от строительства завода. По этой же схеме в Свердловской области ведется борьба с другими промышленными предприятиями — «Ураласбестом» и «Форэсом».

Митинги и письма Владимиру Путину как метод борьбы за экологию

В условиях экономической рецессии новой площадкой для активности защитников окружающей среды стал Сухой Лог, где с начала года не прекращаются одиночные пикеты против предприятия «Форэс» и Староцементного завода.

В середине апреля в Сухом Логу, Асбесте, Богдановиче и Каменске-Уральском в условиях пандемии коронавируса и режима самоизоляции прошла серия одиночных пикетов против генерального директора компании «Форэс» Сергея Шмотьева. Все участники вышли с плакатами, в которых обвиняют «Форэс» в «уничтожении экологии городов», а Роспотребнадзор — в том, что ведомство позволяет олигарху уходить от ответственности.

Фото: со страницы Натальи Крыловой в Facebook

Один из участников апрельских пикетов

«Форэс» — один из крупнейших производителей пропантов (материал, используемый в нефтяной промышленности) в России. Его мощность может превышать 100 тыс. тонн готовой продукции в месяц. Предприятия холдинга работают в Асбесте и Сухом Логу. Прямым конкурентом «Форэса» является компания «Ника-Петротэк», которая появилась на рынке в 2014 году. Ее возглавил Павел Русинов, бывший сотрудник «Форэса».

Компании несколько лет судились — по мнению представителей «Форэса», при производстве пропантов ООО «Ника-Петротэк» незаконно использовала технологии, разработанные ими. Еще одним поводом для разбирательств между производителями пропантов стал конфликт из-за тендеров «Роснефти». «Роснефть» лишила компанию «Ника-Петротэк» аккредитации на участие в закупках. Федеральная антимонопольная служба встала на сторону госкомпании, не найдя нарушений закона в отказе от сотрудничества и отказавшись возбуждать дело. А большая часть госконтракта досталась ООО «Торговый дом «ФТК», которое входит в группу «Форэс».

Судебные тяжбы между двумя предприятиями совпали с протестами активистов. Ключевым участником акций является депутат гордумы Асбеста Наталья Крылова. Ранее депутат уже засветилась в историях информационной борьбы против Национальной сурьмяной компании и «Ураласбеста». Крылова не только сама выходила на одиночные пикеты, но и поддерживает других митингующих, освещает эту информацию в соцсетях и комментирует в СМИ. Среди наиболее активных участников протестов против «Форэса» трое, по данным 66.RU, в прошлом имели проблемы с законом. К профессиональной экологической деятельности они отношения не имеют.

Поскольку мы не можем разглашать персональные данные, то изменили их имена и фамилии: это бывшие работники «Форэса» Руслан Копелин, бывший шихтовщик сухоложского завода «Форэса» Егор Панков и его мать, а также сожительница Копелина Снежана Панкова. Все трое — участники общественного движения «Живой город», которое появилось в публичном пространстве в марте 2020 года. Возможно, группа мимикрирует под другой известный бренд — питерский «Живой город» — общественное движение, которое выступает за сохранение культурного наследия Санкт-Петербурга. В уральском «Живом городе» публикуют информацию о вредных производствах и ущербе, который экологии наносят промпредприятия.

Руслан Копелин (в прошлом менял фамилию) в 2011 году дважды привлекался к ответственности за управление автомобилем в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Эту информацию можно найти на сайте судебного участка № 6 Ленинского района Екатеринбурга. Кроме того, в 2002 году Копелин был фигурантом уголовного дела об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, но оно было прекращено в связи с примирением сторон. В 2006 году Копелин находился под подпиской о невыезде в рамках расследования уголовного дела по ч. 2 ст. 131 УК РФ («Изнасилование»), после чего был объявлен в розыск.

Егор Панков также находился под следствием: по делу о хищении телефона (ч. 1. ст. 161 УК РФ («Грабеж») и краже мотоцикла (ч. 1 ст. 158). Его мать, Снежана Панкова, в 2008 году привлекалась к административной ответственности за неисполнение родителями обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних.

Хроника протестов против «Форэса»:

  • В начале 2019 года Руслан Копелин устроил одиночный пикет на Красной площади в Москве. Рабочий митинговал против низких зарплат на опасном производстве. Ео поездку в Москву и покупку билетов организовала Наталья Крылова, она же позвала журналистов. Об этом депутат заявляла в СМИ.
  • В январе 2020 года пенсионер из Сухого Лога Сергей Рябцев устроил одиночный пикет у дома гендиректора «Форэса» Сергея Шмотьева. Мужчина требовал, чтобы владелец заводов установил фильтры на трубы производства в Сухом Логу и Асбесте. Ранее Рябцев уже проводил протестные акции в Екатеринбурге и Москве. Их на своих страницах в соцсетях комментировала Наталья Крылова.
  • В марте группа жителей Сухого Лога записала и опубликовала видеообращение к президенту Владимиру Путину, в котором утверждает, что Староцементный завод «ежедневно выбрасывает тонны ядовитой пыли» на город. Среди участниц, записавших послание, — Снежана Панкова. В марте же Егор Панков дважды устраивал одиночные пикеты против «Форэса» и его руководства.
  • В этом же месяце депутат Наталья Крылова выступила против создания в асбестовском детском лагере инфекционного центра, куда будут свозить зараженных коронавирусом. Создание новой зоны обсервации областные власти опровергли. Используя этот информповод, Крылова попыталась привлечь внимание к владельцу «Форэса».
  • В апреле Панков устроил одиночный пикет у бизнес-центра «Онегин Плаза», где находится офис «Форэса». У экоактивиста возникли претензии к условиям труда и перевозки рабочих на автобусах предприятия. Последняя апрельская акция прошла в четырех городах Свердловской области. В ней также участвовал Панков, а информационную поддержку оказывала Наталья Крылова.
Фото: со страницы Натальи Крыловой в Facebook

Наталья Крылова также принимает участие в одиночных пикетах и активно поддерживает других экологических активистов, публикуя фотографии и комментируя отдельным СМИ.

Мы задали Наталье Крыловой вопрос, что ее объединяет с этими людьми. В беседе с корреспондентом 66.RU Наталья Крылова подтвердила, что поддерживала участников протеста и выводила их в публичное пространство.

Наталья Крылова, депутат гордумы Асбеста:

— Да, я находила в свое время активистов, я снимала эти митинги-пикеты, я выкладывала это в интернет. Сейчас этих людей несложно найти и что-то им предложить, потому что я этих людей в свое время опубличила.

66.RU обратился за комментарием к соорганизатору Всероссийского Конгресса «Промышоенная экология регионов» Юлии Корнеевой, которая несколько лет занимается проблемами устойчивого развития регионов и в том числе проблемами экологического экстремизма. В беседе с корреспондентом она рассказала, что конкретно историей с «Форэсом» не занималась, но о ней знает. В целом, характеризуя активность экоактивистов, Корнеева замечает, что, как правило, руководители движений, которые осуществляют нападки на промышленные предприятия, в курсе ситуации и используют ее в своих целях.

Юлия Корнеева, член экспертного совета при комитете Совета Федерации по аграрно-производственной политике и природопользованию:

— Для руководителей псевдоэкологических движений это становится способом достижения материальных или нематериальных активов, в том числе политических дивидендов. Выступления таких граждан идут вразрез с интересами государства, территорий и в конечном счете с интересом населения. Призывая закрывать предприятия, они обрекают людей на отсутствие заработных плат, социальных выплат и на дестабилизацию устойчивого развития не только муниципалитета, но и региона в целом.

Отработанная схема деятельности уральских экоактивистов

В Свердловской области есть печальный опыт, когда действия экологических активистов привели к уходу промышленного инвестора из региона. Пока единственным проектом, который Средний Урал потерял после экологических протестов, стал сурьмяной завод НСК.

Первую площадку в Свердловской области НСК выбрала в Дегтярске в 2013 году. Через три года предприятие намеревалось запустить строительство завода, но из-за экологических митингов и мирового финансового кризиса инвестор законсервировал площадку и приобрел предприятие с активами на территории Асбестовского завода металлоконструкций.

В марте 2017 года в Асбесте, как и в Дегтярске, прошли митинги против создания сурьмяного производства. Активно противодействовала открытию производства депутат Наталья Крылова. Последствием акций и протестов стало то, что НСК так и не открыла производство. Предприятие потеряло 250 млн рублей, которые уже вложило в проект, регион — инвестпроект стоимостью миллиард рублей, 250 рабочих мест и возможность для Асбеста стать территорией опережающего развития. В случае успеха следующие 10 лет в Асбесте действовал бы особый налоговый режим, привлекательный для инвесторов. Кроме того, ТОРы получают поддержку из федерального бюджета.

Еще одним предприятием, к которому возникли претензии у Натальи Крыловой, был «Ураласбест». В беседе с журналистом 66.RU депутат заявила, что главная ее претензия к предприятию — уход от уплаты налогов. Но есть и «экологические претензии».

Депутат публиковала в социальных сетях информацию о том, что предприятие уходит от налогов и якобы экономит на своих сотрудниках, трудоустраивая их «через левые конторы». Комбинат дважды подавал на депутата в арбитражный суд и дважды выигрывал процессы. При этом на «Ураласбесте» не стали требовать с Натальи Крыловой деньги за нанесенный репутационный ущерб. Вот как комментировали в конце 2018 года ситуацию на предприятии.

Сергей Ременник, руководитель управления стратегического развития ОАО «Ураласбест»:

— Цель для нас — не деньги, а наше честное имя. Мы можем гордиться рабочими местами, которые мы создаем, проектами, которые мы делаем, налогами, которые мы платим. Мы, на минуточку, третий налогоплательщик области, налоги платим честно и много. И мы готовы к конструктивному диалогу, но Крылова его с нами выстроить даже не пытается.

Аналогичная история повторяется с предприятиями «Форэса» в Асбесте и Сухом Логу. В феврале 2020 года суд признал публикации депутата Крыловой против завода в Асбесте порочащими репутацию предприятия.

Кроме того, в 2020 году министерство экологии Свердловской области проверило заявление активистов движения «Живой город», в котором жители жаловались на якобы повышенное содержание пыли в воздухе. Специалисты ведомства провели проверку. По результатам проведенных измерений превышения нормативов предельно допустимой максимальной концентрации взвешенных веществ в воздухе обнаружено не было.

«Надзорные органы ответственно и внимательно нас контролируют. Последнее предписание компетентных органов было выдано СЦЗ в августе 2019 года. И в декабре Росприроднадзор проверил, как мы его выполняем. Проверка показала, что все соответствует нормам и требованиям», — заявил ТАСС директор СЦЗ Андрей Земцов. Сейчас Староцементный завод разработал программу экологических инвестиций на 2021–2024 годы на 285,4 млн рублей.