Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Правильно, что ЦБ взялся за этот рынок. Там много шарашкиных контор». Монолог работника ломбарда

«Правильно, что ЦБ взялся за этот рынок. Там много шарашкиных контор». Монолог работника ломбарда
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
В Екатеринбурге ломбардов становится все меньше. Причина – в ужесточении требований со стороны Центробанка, который взялся за этот рынок еще в 2014 году и постоянно добавляет все новые требования. Небольшие организации либо закрываются, либо уходят в тень, притворяясь комиссионными магазинами. Руководители ломбардов, конечно, недовольны ужесточением правил и просят смягчить их. Однако, судя по всему, идти на поводу у них не надо.

После публикации статьи о том, как тяжело приходится ломбардам, в редакцию 66.RU обратился читатель, который много лет проработал в этой сфере. Он рассказал про обратную сторону ломбардного бизнеса — про мошенников, за счет которых существуют эти организации (по крайней мере, из его опыта), и серых схемах, позволяющих ломбардам зарабатывать.

— Многие игроки действительно уходят с рынка. Но я не думаю, что этих организаций не останется вообще. Для определенного процента людей ломбард — это место, где они могут перехватиться деньгами на какое-то время. Всегда есть люди, которым по каким-то причинам не дают кредит.

Например, как-то к нам пришел мужчина с украшениями жены. Я тогда впервые увидел, как выглядит коллекция Trinity от Cartier. Это очень дорогие изделия, которые представляют собой переплетение трех колец из желтого, белого и розового золота. Этот мужчина занимался установкой пожарных систем безопасности в торговых центрах, приехал на дорогом автомобиле. Объяснил, что ему надо перехватиться деньгами, так как его объект долго не принимали. Приносил золото в несколько этапов. А потом вернулся с пачкой денег и разом все выкупил.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

Ломбардам непросто выживать на рынке. Крупные сетевые организации, такие как 585, развиваются, у них все хорошо. Но много и неизвестных ломбардов — шарашкиных контор. Чтобы удерживаться на рынке, ломбарды идут на хитрость. Как правило, у них есть свои комиссионные магазины, оформленные на другое юрлицо. Невыкупленные обратно вещи ломбарды должны выставлять на аукцион (речь идет о предметах, которые оцениваются дороже 30 тысяч рублей, — прим. ред.). На практике же происходит так: ломбард устраивает торги, в которых участвует только одна организация — его комиссионка, она и скупает все по цене ниже залоговой. То есть ломбард делает на этом большую накрутку. Например, человек сдал хороший телефон, а потом комиссионка продает его в три раза дороже. По правилам нужно отдать бывшему владельцу телефона разницу, которую удалось заработать на его технике (за вычетом процентов, набежавших за то время, пока сотовый лежал в ломбарде). Но организации это не делают, сообщая клиенту, что проценты за телефон не окупились.

На мой взгляд, ломбардов становится меньше еще и потому, что растет число здравомыслящих людей и тех, кто не ищет легкую наживу. Люди, которые берут деньги в долг, бабушки со старыми сервизами и женщины с надоевшим им золотом — лишь малый процент клиентов. Это скорее исключения. Основа ломбардного бизнеса — подростки, которым понадобились деньги на алкоголь или поход в клуб, поэтому они продали мамины украшения, наркоманы, а также охотники за легкой наживой.

Есть определенная категория клиентов, которые профессионально оформляют кредиты на левых людей. Грубо говоря: взяли какого-то алкаша и наркомана, предложили ему 2 тысячи рублей, чтобы он пошел и оформил на себя ноутбук, допустим, в «М.Видео». Он принес покупку со всеми документами и чеками, получил эти деньги. После люди несут абсолютно нулевой ноутбук в ломбард. Мы понимали, что техника только из магазина, когда включали его, а там первая загрузка Windows пошла.

Наркоманы — это отдельная категория. Бывало, к нам приходили люди, от которых воняло «крокодилом». Помещение маленькое, но не проветришь: окна открывать нельзя, а дверь ведет не на улицу, а в тамбур. Поэтому мы всегда держали наготове освежители воздуха и антисептики для рук. Эти люди приносили кнопочные Nokia, сдавали нам за 200 рублей, чтобы только перехватиться на наркотик. От их телефонов тоже воняло… Мы старались все очищать и обрабатывать после них. И сейчас такие клиенты есть. Только вместо «крокодила» — другой наркотик или алкоголь.

А ломбарды принимают вещи от всех клиентов. Паспорт есть, значит, все хорошо. Их жизненные обстоятельства интересуют меньше всего. Как человек себя губит, это его дело.

Поэтому правильно делают ломбарды, что ужесточают требования. Это очищает рынок от недобросовестных игроков и, соответственно, меняет качество клиентов.