Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Есть два понятия: скрининг и ранняя диагностика». Онколог объяснил, что делать, чтобы не умереть от рака

«Есть два понятия: скрининг и ранняя диагностика». Онколог объяснил, что делать, чтобы не умереть от рака
Фото: Антон Буценко, 66.RU
В 2020 году в России впервые с начала XXI века сократилось количество больных с первично выявленным злокачественным новообразованием. Однако это не повод для радости: многие больные обращались за помощью на более поздних стадиях, так как просто боялись проходить диагностику из-за риска заболеть коронавирусом. О том, что происходит в сфере онкологии сейчас и как можно минимизировать риски развития рака, 66.RU рассказал хирург-онколог Максим Котов.

Кандидат медицинских наук и хирург-онколог НМИЦ онкологии имени Н. Н. Петрова Максим Котов выступил в Ельцин Центре в рамках запустившегося цикла лекций «Гиппократ в XXI веке: старая школа и новые реалии».

Максим Котов занимается лечением опухолей головы и шеи. Корреспондент 66.RU поговорил с врачом до начала его выступления. Интервью получилось довольно длинным, поэтому если у вас нет времени читать его полностью, мы составили интерактивный план, с помощью которого вы можете перейти к интересующей вас части.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Как обстоит ситуация с онкологией в России сейчас? В 2020 году в стране впервые за десятилетия резко снизился показатель заболеваемости злокачественными новообразованиями. Однако это не означало, что люди стали меньше заболевать — скорее, это было связано с пандемией и невозможностью диагностировать онкологию на ранних стадиях. Стоит ожидать резкого скачка выявленных случаев сейчас?

— В период пандемии по части выявляемости есть два момента. Первый — ограничение медицинской помощи из-за того, что система здравоохранения ориентирована на решение приоритетных задач (то есть на борьбу с пандемией коронавируса). В связи с этим большое число учреждений — в том числе и те, которые специализировались на лечении онкологических заболеваний — перепрофилировались в стационары для лечения коронавирусных больных.

Но, с другой стороны, на фоне пандемии стали чаще проводить диагностические исследования. Например, КТ органов грудной клетки теперь многим знакома. Помимо пневмонии, которую вызывает коронавирусная инфекция, на томографии могут выявляться чисто случайным образом какие-то новообразования. Прежде всего это касается новообразований легких, пищевода, средостения и узловых новообразований щитовидной железы. Например, если на КТ у человека обнаружат узел щитовидной железы, его отправят к хирургу-эндокринологу или сразу к онкологу.

С этой позиции выявляемость опухолей, которые в большинстве своем оказываются доброкачественными, наоборот, повышается.

Проблема пандемии больше состоит в ограничении оказания специализированной помощи.

— На каком уровне сейчас развитие диагностики и лечения в сфере онкологии в России? Есть распространенное мнение, что все отечественное — в том числе и медицина — хуже, чем за рубежом. В связи с этим некоторые предпочитают уезжать на лечение за границу.

— Онкология — лечение рака — это одна из немногих специальностей, которые крайне стандартизированы. Минздрав РФ выпускает клинические рекомендации для определенных видов опухолей. Помимо этого мы используем международные рекомендации профессиональных сообществ: Европейской ассоциации медицинской онкологии, Ассоциации онкологов России, Американского общества клинической онкологии и т. д.

Все рекомендации всегда основываются на научных данных: то есть проводится исследование какого-то метода лечения. Если оно доказало свою эффективность и группа экспертов оценила представленные доказательства и решила, что мы можем использовать эти методы для наших пациентов в нашей стране, то публикуются рекомендации. При этом рекомендации не покрывают 100% клинических вопросов, которые возникают у врача.

Принятые рекомендации одинаковы в большинстве стран мира. Я стажировался в двух клиниках в США — в Нью-Йорке и Хьюстоне — и заметил, что методы лечения и подходы совпадают с теми, что применяются, в частности, в клинике, где я работаю. Это все потому, что мы используем одни и те же научные данные.

Поэтому можно говорить о том, что в большинстве центральных клиник России лечение не отличается от зарубежного.

— А чувствуется ли влияние санкций в сфере онкологии? Они влияют на поставки оборудования и лекарств?

— На настоящую дату проблем не было. По крайней мере, в нашей клинике в нашем отделении. За остальных трудно сказать.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Как часто нужно проходить проверки, чтобы не допустить развития рака до третей-четвертой степени? И какие это должны быть проверки? Достаточно просто проходить регулярно диспансеризацию или нужно проходить дорогостоящие чекапы?

— В онкологии есть два понятия: скрининг и ранняя диагностика.

Скрининг — это когда мы проводим среди населения группы риска какие-то диагностические исследования. Но сркининг проводится только у бессимптомных пациентов: то есть базово человека ничего не беспокоит, но у него есть определенные факторы риска — прежде всего это возраст.

Возраст, при котором человек относится к группе риска, зависит от вида опухоли. Например, существуют скрининговые программы и диагностические тесты для снижения смертности у женщин от рака шейки матки и рака молочной железы, у мужчин — от рака предстательной железы, а также от рака толстой кишки и легких. Цель скрининга состоит в том, чтобы сократить смертность от рака. При этом если в какой-то группе населения система скрининга хорошо работает, выявляемость на ранних стадиях повышается.

Чтобы проводить скрининг, нужно учитывать ряд факторов. Во-первых, заболевание должно быть довольно распространенным и часто встречаться.

Во-вторых, заболевание на разных стадиях должно по-разному лечиться. Есть заболевания, которые на первой и четвертой стадиях лечатся одинаково, а значит, скрининг проводить бессмысленно. Вообще главная цель скрининга — снижение смертности от рака.

Ранняя диагностика необходима в тех случаях, когда у человека уже появились симптомы. В зависимости от вида рака симптомы могут быть разными: от кашля до каких-то выделений. Цель врача — исключить опухолевый процесс.

Что касается диспансеризации, то тут важно понимать, что в идеале она должна соответствовать скрининговым мероприятиям и определенным доказанным алгоритмам. То есть здесь важны группы населения, которые проходят обследование и диагностический тест (например, для рака молочной железы нужно проводить маммографию). Если это соответствует, то это хорошо. В моей практике были подобные случаи, когда пациент обращался после диспансеризации.

Но в отличие от скрининга у диспансеризации другая цель — это выявление заболеваний, в том числе и опухолевых.

— А как можно поймать развивающийся рак на ранних стадиях, если речь идет о более редких заболеваниях?

— С этими заболеваниями главная проблема в том, что они редкие. Некоторые клиники предлагают сдать анализ крови на онкомаркеры, якобы чтобы выявить возможный рак. Однако эти тесты на онкомаркеры не так работают и используются совсем для другого.

Анализ на онкомаркеры сдается, когда у человека уже есть диагностированная опухоль и он проходит лечение. По этому анализу можно оценить эффективность лечения. Если показатель сокращается, значит, лечение действует правильно. Или, например, мы вылечили опухоль, перешли в стадию динамического наблюдения и пациент должен с определенной периодичностью сдавать этот анализ. Если мы вдруг по нему увидим, что показатель растет, значит, стоит задуматься о том, что есть рецидив.

— То есть какого-то универсального способа выявить любой рак на ранней стадии не существует?

— К сожалению, нет. Сейчас разрабатываются технологии жидкостной биопсии — когда по анализу крови можно определить ДНК определенных видов опухолей. Но это только исследуется и если где-то применяется, то в таком полуэкспериментальном формате.

Более того, существует проблема гипердиагностики. Она заключается в том, что когда находят какой-то очаг, назначают дополнительные тесты. Ряд из них может быть инвазивными, а это уже — риски осложнений. Они, конечно, маленькие, но тем не менее они есть. Очень обидно будет в ходе таких исследований прийти к выводу, что на самом деле ничего нет (или есть доброкачественная опухоль), но мы получили какие-то осложнения в ходе этих дописследований.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

— Как тогда вообще можно понять, что нужно пройти обследование?

— Нужно оценить ваши факторы риска: возраст, генетика, наличие вредных привычек, экология и другое. Но стоит понимать, что факторы риска — это то, что резко повышает вероятность развития опухоли, но не означает, что рак у человека в этом случае стопроцентно будет.

Главным фактором риска остается все-таки возраст. С определенного возраста человек попадает в группу риска и ему нужно следить за своим здоровьем более тщательно. Например, первую маммографию женщинам рекомендуется пройти по достижении 40 лет. Для каждого вида рака свой порог.

Что касается наследственной предрасположенности к раку, это, конечно, имеет место. Для этого нужно изучить историю семьи: если у кровных родственников встречается один и тот же вид рака или у одного из них в молодом возрасте развился рак, то это все будет фактором риска. Самый распространенный наследственный опухолевый синдром — это синдром Линча (опухоль толстой кишки). Но все-таки подавляющее большинство случаев онкозаболеваний не зависят от генетики.

Образ жизни тоже влияет на возможность появления опухоли. Уже доказано, что курение, потребление крепких алкогольных напитков, ожирение повышают вероятность рака. Но не стоит при этом думать, что если вести полностью здоровый образ жизни, человек никогда не столкнется с раком.

Экология в определенных случаях тоже может быть фактором риска. Например, есть довольно редкая злокачественная опухоль — мезотелиома плевры. Для ее развития фактором риска выступает асбест. Поэтому в таких городах, как Кемерово и Новокузнецк, вероятность получить это заболевание выше.

Вирусы тоже относятся к факторам риска. Например, вирус папилломы человека для рака шейки матки, ротоглотки и прямой кишки является фактором риска.

После того как вы определили свои факторы риска, нужно прежде всего постараться их снизить. А во-вторых, нужно проходить скрининговые процедуры, которые рекомендованы в случаях с той или иной раковой опухолью. В этом случае польза будет превышать риски даже от инвазивных процедур.

— Коронавирус тоже относится к факторам риска?

— Пока таких исследований нет. Исследование, доказавшее, что курение является фактором риска, длилось несколько десятков лет. Чтобы узнать, как влияет коронавирус на появление рака, прошло слишком мало времени.

Вообще для того, чтобы определить, является ли что-то фактором риска для конкретного типа опухоли, нужны очень качественные исследования.