Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
69030 +368
Выздоровели
61564 +379
Умерли
1973 +17
Россия
Заразились
3774672 +17741
Выздоровели
3202483 +27922
Умерли
71076 +594

«Тело женщины в России – поле боя». Чем плохи новые ограничения абортов по медицинским показаниям

21 декабря 2020, 15:40
«Тело женщины в России – поле боя». Чем плохи новые ограничения абортов по медицинским показаниям
Фото: архив 66.RU
19 ноября главный репродуктолог Минздрава Олег Аполихин предложил проводить аборты в специальных абортариях, которые будут находиться в ведении ФСИН. Профессор призвал не считать специалистов, которые проводят операции по прерыванию беременности, врачами и перестать называть аборты медицинской помощью. Минздрав это заявление не поддержал, однако уже 9 декабря был опубликован новый проект приказа о медицинских показаниях к аборту, который вызвал много вопросов. В чем его суть и как он может ограничить права женщин на аборты – в материале 66.RU.

О чем законопроект

Сегодня женщина может сделать аборт на сроке беременности до 12 недель, позже — только по медицинским показаниям или социальным (если беременность наступила после изнасилования). Новый приказ Минздрава вводит ряд запретов на аборты по медицинским показаниям и увеличивает список тяжелых аномалий плода, при которых женщина не будет иметь права на аборт, если они обнаружатся после 12-недельного срока беременности.

Согласно ему, сокращается перечень болезней и патологий, при которых есть такие показания. В новый список входят активная фаза туберкулеза, краснуха до 20-й недели беременности и ВИЧ в четвертой стадии, а также психические расстройства и расстройства поведения, связанные с употреблением психоактивных веществ, шизофрения, воспалительные болезни центральной нервной системы и почечная недостаточность.

Из перечня показаний исключены пороки развития нервной системы (анэнцефалия, микроцефалия, гидроцефалия, аномалии спинного мозга), глаз, уха, лица и шеи, органов дыхания, губы и нёба, органов пищеварения, половых органов, мочевой системы (кроме случая единственной почки), костно-мышечной системы (кроме случая отсутствия костей), другие врожденные аномалии (например, кожи). А также синдромы Дауна, Эдвардса и Патау, Тернера.

Реакция

К тексту проекта сразу же появились вопросы. Основная причина — в ограничении прав женщин на прерывание беременности. В русскоязычном твиттере уже разошелся хэштег #нетограничениюабортов, под которым женщины всей страны высказываются против ограничений, которые могут принять (орфография и пунктуация авторов сохранены):

«тело женщины в россии не ее дело а *** (чертово, — прим. ред.) поле боя»;

«как приятно жить в стране где твою жизнь ценят лишь в качестве инкубатора
почему власти не считают важными нас, уже существующих, развившихся и живущих людей, но создают законы для условных гипотетических "будущих"»;

«...это и называется Традиционные Ценности. Главное — родить, а сдохнешь ли ты, рожая — все равно».

Зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, комментируя проект приказа Минздрава, назвала его «катастрофой». Ее слова приводит РБК:

«Это биополитика. Таким термином в конце 70-х годов Мишель Фуко назвал вмешательство государства в биологическую жизнь граждан», — сказала она.

Пушкина подчеркнула, что новый перечень ограничивает право женщин на прерывание беременности этим списком. По ее словам, решать вопросы об ограничении абортов должны только женские объединения и организации. Она упомянула, что такой проект может привести к распространению нелегальных абортариев, которые наносят непоправимый вред здоровью, а порой может закончиться гибелью женщины.

«Решение прервать беременность дается непросто, и за ним чаще всего стоят не этические, а социально-экономические причины – невозможность дать младенцу все необходимое, обеспечить ему перспективы в жизни», – упомянула Пушкина.

Ответ Минздрава

После обвинений в адрес Минздрава ведомство пообещало «устранить ряд замечаний», но какие именно, неизвестно.

Кроме того, изданию РБК уточнили, что проект приказа не отменяет право на аборт по желанию женщины, а содержит медицинские показания, при которых прервать беременность можно независимо от ее срока:

«Женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия. Прерывание беременности по желанию возможно на сроке до 12 недель».

В Минздраве подчеркнули, что вопрос о сохранении или прерывании беременности решается индивидуально консилиумом врачей с участием инфекциониста, акушера-гинеколога, неонатолога и других специалистов.

Диалог политиков с церковниками

14 декабря в Сколково прошла дискуссия на тему «Рождение ребенка и выбор мужчины», которую инициировал Олег Аполихин — тот самый профессор из Минздрава, назвавший аборты «расчлененкой» и предложивший создать специальные абортарии в ведении ФСИН. Среди участников были депутат Госдумы и член комитета по вопросам семьи, женщин и детей Инга Юмашева и епископ Городецкий и Ветлужский Августин.

Издание «Такие Дела», которые подготовили расшифровку основных высказанных тезисов, предположили, что в свете появления нового законопроекта об ограничении медицинских показаний для аборта «...такой плотный диалог власти с церковью по репродуктивным вопросам вызывает сильную тревогу».

По словам Аполихина, рождаемость в России снижается из-за мужчин. Участники дискуссии считают, что главное желание и предназначение женщины – рожать «сколько бог даст», и если мужчины станут ответственными, для этого не будет препятствий.

Профессор считает, что «оптимистичный сценарий — коэффициент рождаемости 2,5%» на одну женщину. Однако даже в консервативном Иране это число ниже – 2,1.

Например, политолог Екатерина Шульман высказывает мнение о том, что такого коэффициента рождаемости, как 2,5, практически невозможно достичь, если только не запретить женщинам получать образование и делать аборты.

Аборты, по мнению Аполихина, — результат случайных половых связей или девиантного поведения: алкоголь, наркотики, ночные клубы. «И это приводит к тому, что люди остаются больными и несчастными», — говорит он. Однако 75% абортов делают женщины, которые состоят в браке или постоянных отношениях с мужчиной.

В целом участники дискуссии пришли к выводу, что в абортах виноваты западные пропагандисты, которые предлагают российской молодежи неправильные ценности. В противовес этому они высказывают предложение ввести в школах «просемейное» воспитание.

Журналистка издания обратила внимание Аполихина на новый приказ Минздрава об ограничении права на аборт по медицинским показаниям:

«Получается, женщина должна доносить беременность, даже если это отложит ее лечение и может стоить ей жизни. И ребенок останется сиротой. Вы считаете это справедливым?» — спросила корреспондентка.

«Ну, ребенок не останется сиротой — у нас стоит очередь на усыновление новорожденных младенцев», – ответил профессор.