«Причина — в вашем муже»: 14 неудобных вопросов врачу о мужском здоровье

«Причина — в вашем муже»: 14 неудобных вопросов врачу о мужском здоровье
Фото: Константин Мельницкий, 66.ru
Мужчины могут лечь умирать при температуре 36,8, но ни за что в жизни не пойдут добровольно к врачу с по-настоящему важным вопросом. Тем более — к урологу. Мужская часть 66.ru тоже боится этих вопросов и особенно — ответов. Поэтому отправили за ними девушку.

Статистика демографии последние лет 30 невеселая: детей стали рожать меньше, проблем с их зачатием всё больше. Становится страшновато — похоже, мы вымираем. Грозит ли нам судьба динозавров, выясняем со специалистами по мужскому здоровью клиники «Гармония».

Виктор Зарипов — уролог, андролог, уже более 20 лет помогает восстанавливать мужское здоровье.

— Судя по тому, что в перерыве любого футбольного или хоккейного матча, а еще во время блокбастеров по телевизору крутят много рекламы средств для потенции, такая проблема для среднего россиянина актуальна. Пациентов стало больше в последние годы?

— Количество пациентов действительно увеличилось, но главное даже не это — они помолодели. Если раньше мы работали с мужчинами от 30–35 лет, то сейчас к нам приходят молодые люди призывного возраста. Я говорю не только о проблемах с потенцией — они занимают лишь малую долю того, над чем мы работаем. Сегодня правильнее говорить о кризисе мужской фертильности.

— То есть выросло число бесплодных мужчин?

— Ну зачем вы сразу записываете их в бесплодные?! Таких на самом деле немного: практически во всех случаях мы можем помочь. Но мужчин, которые испытывают проблемы при попытке зачать ребенка, определенно стало больше. И это касается не только нашей страны.

Вообще в России нормальной статистики по этому вопросу нет: у нас почему-то не принято вести учет в этой сфере. Все данные, которые касаются проблем мужского бесплодия, я беру из европейской статистики. И она удручает. Даже такие традиционно многодетные нации, как итальянцы, бьют тревогу.

— С чем вы это связываете?

— Факторов много, их можно разделить на внешние и внутренние. Внешние касаются не собственного здоровья, а, скажем так, жизненных обстоятельств, состояния среды, качества медицинской помощи и исследований в этой области. Сюда я отношу социальные факторы — в постсоветский период население значительно расслоилось. Многие не могут позволить себе качественное обследование, не говоря уже о лечении. Жизненные приоритеты у молодых людей также изменились: сейчас на первом месте стоит позиция «поживем для себя» — карьера, путешествия, а о потомстве начинают задумываться позже, но время уже может быть упущено.

Кроме того, отечественная медицина в отношении мужского здоровья очень отстает. Вот у нас есть институт ОММ — охраны материнства и младенчества. Вы слышали о чем-то подобном для мужчин? Нет. Это касается и патронажа мужского населения: женские консультации у нас есть, а мужских — нет и пока не намечается. Зато есть разобщенность между теоретическими знаниями в этой сфере и практикой на местах, отсутствует преемственность между педиатрами и взрослыми врачами. В той же Италии, например, все мальчики в 10 лет проходят обследование уролога. Если есть какие-то отклонения, в первую очередь варикоцеле, это выявляют в достаточно раннем возрасте и сразу лечат. Варикоцеле, между прочим, стоит на втором месте в причинах мужского бесплодия — 15,6% проблем с зачатием у мужчин связано с этой болезнью.

Варикоцеле — одна из разновидностей варикоза, когда вена обвивает семенной канатик и в результате нарушается сперматогенез. Лечится эта болезнь хирургически. Есть два вида операций, наиболее щадящая и эффективная — операция Мармара, выполняемая при помощи микроскопа. В «Гармонии» установлен единственный на Урале микроскоп Carl Zeiss Movena с 20-кратным увеличением, позволяющий сделать такую операцию с максимальной точностью и наименьшей травматичностью.

У нас же молодые люди впервые попадают на обследование, как правило, на призывной комиссии. В итоге лечить варикоцеле начинают гораздо позже, хорошо, если в юношеском возрасте. А часто бывает, что с такой проблемой обращаются уже взрослые мужчины. Единственный способ вылечить варикоцеле — операция. А тут прямая зависимость: чем раньше ее сделали, тем больше вероятность полного восстановления функции сперматогенеза: у детей этот показатель — 80%, у взрослых же не превышает 30%. Поэтому важно вовремя обратиться в клинику, где проведут профессиональный осмотр.

Вообще варикоцеле выявляется при пальпации. Возможно, это прозвучит странно, но родителям мальчиков надо время от времени щупать их яички: тогда возможность того, что у них не будет внуков, резко уменьшается.

Виктор Зарипов: «Внутренние причины — это всё, что касается здоровья. Треть всех случаев мужского бесплодия — невыясненного генеза. На втором месте стоит варикоцеле. На эндокринные факторы и инфекции приходится 8,9% и 8% случаев соответственно. А вот эректильная дисфункция — та самая импотенция, препараты от которой так усиленно рекламируют, становится виновницей бесплодия всего в 5,9%».

— Ученые из Университета Торонто, изучая причины мужского бесплодия, выдвинули новую версию: причиной могут быть стиральные машины! Якобы имеющиеся в воздухе опасные соединения, в частности фталаты, оседают на волокнах текстильных изделий. При стирке в машинах они попадают в воду — и дальше по кругу. Эта теория имеет право на жизнь?

— Я этой проблемой не занимался, но могу сказать, что состояние экологии сегодня (а теорию канадцев вполне можно отнести к экологическим проблемам) — один из существенных факторов влияния на мужское здоровье. Мы живем в эру великих фальсификаций. Всё, что мы едим, пьем, покупаем в магазинах, — это в большей степени эрзацы. Мы жертвы консервантов, красителей, антибиотиков. Это в большинстве случаев клеточные яды. Даже в послевоенный голод люди питались правильнее. И если сегодня поставить в ряд деда, сына и внука — самым здоровым в мужском плане окажется дед.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru. Инфографика: Сергей Логинов для 66.ru