Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Всемирный день борьбы с раком: как преодолеть канцерофобию и пройти онкочекап за 26 часов

Всемирный день борьбы с раком: как преодолеть канцерофобию и пройти онкочекап за 26 часов
Фото: 66.RU
С одной стороны, беречь себя надо. Это очевидно. Проходить медосмотр, особенно когда речь идет об онкологии, вроде как обязательно всем. И лучше почаще. С другой стороны, все вокруг так запуганы раком, что забота о здоровье, тесты и анализы начинают приобретать очертания общественно одобряемой фобии. Чтобы узнать, где грань между адекватным ЗОЖ и безумными страхами, главред «РБК—Екатеринбург» провел 26 часов в больнице. Многое понял.

Вы знаете, есть много сравнений медосмотра — с техосмотром, запуском антивирусника, поездками в отпуск. Мол, все это вы делаете регулярно, без принуждения, так почему такое наплевательское отношение к собственному организму? С одной стороны, это чистая правда. Все врачи говорят: чем раньше выявишь проблему, тем больше шансов с нею справиться. Разумеется, каждый из них в первую очередь подразумевает рак.

С другой стороны, я знаком с людьми, для которых регулярные чекапы стали какой-то навязчивой идеей. Они постоянно проверяют у себя все — при любой возможности, в разных клиниках. У них несколько толстых скоросшивателей с анализами и диагнозами, в облачное хранилище залиты гигабайты файлов с томограммами всех человеческих органов, чтобы в любой момент можно было предоставить любому специалисту. Они — такие организмы на постоянном сервисном обслуживании.

Мне исполнилось сорок — и я решил, что раз в жизни пройти полный медосмотр все-таки нужно. Во многом, кстати, на это решение повлиял рассказ Александра Высокинского про регулярную диспансеризацию, принятую в мэрии Екатеринбурга. Не прошел — сиди дома без содержания. Такие профосмотры спасли много жизней.

bonus: много статистики по онкологическим заболеваниям в Екатеринбурге

Онкочекап — это ряд процедур, позволяющих проверить на рак максимальное количество очагов риска в своем теле. Я намеренно упрощаю, чтобы не провалиться в бездну нюансов по обнаружению, диагностике, классификации онкозаболеваний.

Много сейчас говорят о канцерофобии, распространившейся в обществе с тех времен, когда онкологию начали придавать широкой огласке. За этот период рак для СМИ стал хорошей трафикогенерирующей темой. В результате люди начали считать эту болезнь кошмарным фатумом, кармическим проклятьем или закономерным концом каждого, кто живет не по Божьему закону или в неэкологичных условиях. Если не каждого, то через поколение точно.

Фото: © 66.RU

Расписание онкочекапа: 26 часов и 19 процедур.

Года два назад я спросил у Антона Казарина, своего бывшего начальника и человека, которого я и теперь безмерно уважаю, где у нас можно сделать нормальный чекап. Он сказал: «Иди в УГМК». Примерно через год я решился. Просто приехал вечером. В рюкзаке — ноутбук, шорты и кроксы. Мне было немного страшно.

Неприятно обдумывать мысль «а вдруг у меня там что-то найдут». Наверное, я так долго собирался на медосмотр именно из-за этой самой мысли. Знаю людей, для которых она так мучительна, что они ударились в ЗОЖ, мол, сейчас начну заваривать травы, заниматься йогой и бегать, стану здоровым — и к врачам ходить не надо. Но таких все-таки мало. В основном люди просто тихо побаиваются и стараются максимально отсрочить поход в больницу.

Еще было лень все это затевать. Записываться на приемы, уходить к определенному времени с работы. Да и чувство, что ты «пошел по врачам», не радует. Поэтому чекап надо было пройти весь сразу, в один день. Мне предложили сделать это за два дня, с голодной ночевкой. Интересный опыт — сутки ничего не есть и полночи пить сладковатую, отвратительную жидкость для промывки кишечника.

Фото: © 66.RU

Виктор Артемов, врач-уролог

Ночь с двумя литрами «Фортранса» — это, пожалуй, один из пунктов в списке ужасов онкочекапа. Всего таких пунктов два. Второй — визит к урологу. Им оказался мужчина. Я до сих пор не решил, хорошо это или плохо. Виктора Артемова в коллективе характеризуют как человека обаятельного, общительного, с чувством юмора и массой историй. Он еще и узист — нашел у меня в почке кисту в 5 мм. Сказал, такое бывает, это не опасно.

Промывание было обязательным условием прохождения ФГС и колоноскопии. В расписании их поставили с 11:35 до 14:40. Эти процедуры делают под легким наркозом. Я поинтересовался, что значит «под легким». Основания у меня были: многие мои друзья описывали кошмарные видения под общим наркозом. Мне ответили, что это «Пропофол», его ставят капельницей, и он обеспечивает сон примерно на три часа.

Я решил ради эксперимента бороться со сном. Продержался меньше минуты. Хоп! Открываю глаза, спрашиваю: «Ну что, ничего не подействовало?» Отвечают: «Нет, все уже сделали, все нормально». Что они там сделали и что нормально, я уточнять не стал. Игорь Викторович сказал, что все напишет в результатах анализа и ответит на дополнительные вопросы, если они возникнут.

Фото: © 66.RU

Игорь Бегунов, врач-эндоскопист

Игоря Бегунова считают отцом современной эндоскопии в Екатеринбурге. Это веселый, доброжелательный мужчина 60 лет. Пока он заполнял на меня бумаги, обсудили ту жидкость, которую я пил до трех часов ночи. Он весело заметил, что регулярно проходит такую процедуру сам и советует всем нашим читателям.

Закончив осмотр, он показал, как работает его оборудование, что в зонде установлена камера HD, и теперь отлично видно, что у тебя внутри, продемонстрировал, как она управляется и гнется. С его слов я примерно понял, что со мной произойдет, и принял позу эмбриона под капельницей с седативным. В результатах профессор написал, что по ходу осмотра удалил у меня в желудке полип. Это потенциальный онкоочаг, от такого надо сразу избавляться.

Фото: © 66.RU

КТ-скрининг легких делают на 128-срезовом томографе. Исследование считается малодозным — от 1,4 до 2,4 МэВ в зависимости от массы тела и возраста пациента.

Перед скринингом легких я разговорился с Ольгой Карташовой, завотделением лучевой диагностики. Суть нашей беседы можно свести к следующему. Традиционная рентгенография выявляет патологию только в 16% случаев. Компьютерная томография точнее. КТ позволяет уловить новообразования размером в 2 мм против 10 мм (максимальное разрешение рентгенограммы).

МРТ головного мозга показывает опухоли, аневризмы, сужение сосудов, последствия недостатка кровообращения. Здесь установлен редкий томограф: трехтесловый, открытый, с диаметром туннеля 70 см — в нем не страшно людям, страдающим клаустрофобией. В него помещаются даже толстяки.

Фото: © 66.RU

Кто никогда не проходил МРТ — обязательно сделайте это. Особенно если вы любите музыку техно. Сет длится около 20 минут — ты в звукоизолирующих наушниках въезжаешь головой вперед в белый бублик резонатора. Вибрирует кожа на лице, дрожит обручальное кольцо, вокруг только этот бит. Что-то подобное, наверное, происходит на дабстеп-вечеринках в маленьких клубах.

Результат — нарезанный диск, два больших снимка, два маленьких и заключение на лист. Того, сего, пятого, десятого не обнаружено, все симметрично всему, идеальный мозг — я счастлив.

Сильнее удивили результаты скрининга легких. Я ожидал тяжких последствий курения и вообще жизни в Екатеринбурге. Однако нет ничего такого. Не поверить Ольге Михайловне я не мог. Значит, у человека со стажем курильщика десять лет (бросил десять лет назад), который 90% времени проводит в Екатеринбурге, могут быть вполне нормальные легкие.

Больше о процедурах писать не буду. Теперь немного о результатах. Заметно, что хозяин клиники помимо хорошего оборудования и денег может предложить врачам тратить на свою работу время. Притормозить этот медицинский конвейер, поговорить с пациентом, понаблюдать, подумать над диагнозом. Это очень важно. За этим процессом интересно наблюдать, даже когда подопытный — ты сам.

Фото: © 66.RU

Елена Федорова, врач-терапевт

И ты здесь не ключевой персонаж, который героически преодолевает кабинет за кабинетом. Здесь врач-терапевт проводит тебя через все процедуры и по-человечески объясняет анализы. Диагнозами я остался доволен, рекомендации по дальнейшей диагностике и лечению мы обсудили с Еленой Федоровой за 15 минут. Бумаги я получил на выходе, а снимки мозга остались в больничном архиве. Гистологию прислали через пять дней по электронной почте.

Теперь я опять на пороге какого-то грандиозного выбора: что делать дальше? Лечиться я не люблю. Для меня пропить какой-то курс лекарств — практически невыполнимая задача. За всю жизнь со мной такое случалось не больше десятка раз. А тут столько рекомендаций — можно начать и уже никогда не закончить.

Вопрос
Вы собираетесь пройти онкочекап?
  • 17%
  • 26%
  • 57%
Для участия в голосовании введите логин и пароль или зарегистрируйтесь

66.RU