Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Все цвета увядания: Яков Можаев пробует вафли в кофейне «Engels»

4 декабря 2017, 15:14
Все цвета увядания: Яков Можаев пробует вафли в кофейне «Engels»
Фото: Яков Можаев
На улицах Екатеринбурга появляется всё больше стрит- и фастфуда. Наш гастроном — эксперт Яков Можаев, в прошлом официант, метрдотель и повар — не может оставаться в стороне. Раз в неделю он подходит к киоскам, павильонам или фуд-тракам, посещает бургерные и кофейни, за свои деньги и на свой страх и риск покупает уличную еду, пробует и описывает во всех подробностях, не сдерживаясь в оценках и эпитетах. В очередной колонке «Уличная еда» на 66.RU — Яков Можаев пробует вафли в кофейне «Engels».

При тех климатических катаклизмах, которые на Урале принято считать погодой, витринное стекло у кофейни становится отличным конкурентным преимуществом.

Даже заказав всего лишь чашку кофе, получаешь изрядный бонус. Не нужно даже смотреть в окно — хотя это очень приятно, достаточно просто понимать, что ты внутри, а они (все остальные) снаружи. Вам лучше, чем им, уже по этой простой причине.

Если же впридачу к этому тихому торжеству полагаются вкусные еда и напитки, то жизнь определённо налаживается, день распускается новыми красками, и вообще всё не зря.

Хорошего много не бывает, кафе с подходящими витринами можно счесть по пальцам.

Одно из них — Engels на Малышева — Хохрякова — давно искушало моё любопытство.

Плюсов много даже навскидку — есть большое предложение завтраков, а это до сих пор встречается не так часто. В паре минут от шумных улиц, но уже то, что принято называть «тихий центр».

И специалитет — вафли. А настоящие мягкие вафли достойны самого пристального внимания. Пышные тестом, яркие цветом и геометричные формой, они, вместе со всевозможными накладками, — само искушение. Соус, мягкой сливочной волной накрывший горячие загорелые квадратики, прохлада мороженого на сияющих соком ломтиках фруктов. Да под кофе. Никакой силы воли не хватит.

Внутри атмосферно. Шарики с логотипом заведения уткнулись в потолок рядом со входной дверью и, заигрывая, щекочут заходящих шуршащей под сквозняком мишурой. По окнам гирлянды с огоньками, на подоконниках растения в горшках, прямо напротив входа кофемашины выпускают в воздух бодрящие вздохи с каждой чашкой. Негромко — музыка и общий гул разговоров.

Ожидание делает любую еду вкуснее, в Engels это понимают как нигде, и к гостям не торопятся. Надо же дать людям освоиться, почитать, осознать. А то, что оглядываются и ищут взглядом официанта, — так то от неуверенности в себе, с которой им нужно бороться. Минут 10 вполне достаточно.

А после заказа до первых блюд — ещё 12. Пусть поговорят, отдохнут. Ведь их ждёт испытание.

Несладкие вафли

Свинина барбекю и салат кол-слоу
170\70\50 граммов за 265 рублей

Фото: Яков Можаев

Фото: Яков Можаев

На что кухня потратила отпущенное время — не очень понятно, вафли были засохшими и отмокшими одновременно. Стало очевидным, что специально для нас их никто не пёк, много чести. Вафли отличались пофигистичной подогретой несвежестью.

Сбоку — классическая ложка овощного салата с майонезом, последнего чуть больше, чем нужно. Сверху мясо под магазинным соусом известной марки с ароматизатором «под барбекю» — видимо, отсюда и название.

На второй половинке вафли — неопознаваемое соусно-белое (жидкая сметана? сливки? Где специи? Ну хоть соль?) и руккола. Зелень на старом тесте — как цветы у обелиска скорби.

Мясо — самое съедобное из всего предложенного.

Бекон и луковый мармелад
Подаётся с кружкой бульона и перепелиным яйцом
130\250\20 граммов за 225 рублей

Фото: Яков Можаев

Фото: Яков Можаев

Не дав немому вопросу «Бекон? Луковый мармелад?» прозвучать, официант предупредительно ответил «внутри вафли». Видимо, часто спрашивают.

Увы, молодой человек живёт в плену иллюзий. Если бекон внутри нашёлся — если не по вкусу, то хоть визуально, то следы лукового мармелада затерялись как йети в снегу. Был ли, не почудилось ли — у науки нет точного ответа. Луковый мармелад в этих вафлях — невидимый кот Шрёдингера, и судьба его неизвестна.

Зато о бульоне — судя по выходу в граммах, одному из главных действующих в подаче лиц — можно сказать многое, но всё больше табуированной лексикой. Эту жидкость можно было подавать воинам-берсеркам перед боем, сила злости от разочарования явно недооценена.

Хлипкая и, одновременно, химическая вкусом жидкость с щепотью выдохшейся пряной зелени сверху была горяча — и это было её единственным положительным качеством.

Ах да. Яйцо. С яйцом не обманули.

Сладкие вафли

Маршмеллоу, фрукты и клубника
С черничным соусом
90\180\50 граммов за 270 рублей

Фото: Яков Можаев

Фото: Яков Можаев

Иным блюдам стоит оставаться в памяти картинкой, образом под витринным стеклом. На вид они гораздо лучше, чем на вкус.

Под яркой фруктовой накладкой, в озерце соуса — всё та же вафля, похожая на самую старую маркитантку при французских войсках на Ватерлоо. Бодрится, но годы берут своё.

Черничный соус стекает дешёвой тушью как слёзы жалости к себе. Ничего мама-черника не оставила в наследство — ни вкуса, ни запаха. Только фамильный цвет, слабое утешение.

Фрукты и хотели бы порадовать чем-то, кроме экстерьера, но не в силах. Гидропонный поролон.

Любовь по скайпу, отрада инстаграмера, торжество визуального.

Карамелизированные яблоки
Изюм, ванильный соус и корица
90\80\50 граммов за 215 рублей
Дополнительное мороженое +75 рублей

Фото: Яков Можаев

Фото: Яков Можаев

Как это часто бывает в голливудских фильмах, луч надежды забрезжил в грозовых тучах сюжета ближе к концу. Но связан он отнюдь не с вафлями, они остались верны себе, вечные, как плиты римских дорог.

Если снять всё, что есть на вафлях, и съесть с докупленной мороженкой — хорошо. Вот прямо замечательно. Изюм крупный и сочный, яблоки с карамельной сладостью, ванильный соус ложатся на покупное мороженое так ярко, что вафля на тарелке воспринимается как несъедобный элемент декора.

Американо
150 мл за 100 рублей
Фото: Яков Можаев
Капучино
300 мл за 200 рублей

Фото: Яков Можаев
Вкусовые качества обоих напитков среднестатистичны, ровно то же самое можно найти в сотнях кофеен, расплодившихся по городу как грибы после дождя.

А вот температура их примечательна. Видимо, в нынешней школе плохо преподают физику. Понимание того очевидного факта, что горячая жидкость, налитая в холодную чашку, стремительно остывает, прошло мимо баристы.

Жаль, а ведь мог состояться, как профессионал.

Резюмируя:

Увы, даже витринные окна не могут компенсировать такую плохую еду и холодный кофе. Их свет для меня померк, и прелесть уже не так очевидна.

Мало того, знающие прохожие будут смотреть с холодной улицы внутрь кофейни — и смотреть с состраданием. Им — снаружи– лучше чем тем–внутри.

Немного о сервисе. Надеюсь, что ещё не стало нормой для персонала кучковаться в простенке около барной стойки и, сидя на корточках, шумно обсуждать житьё-бытьё при неприбранных столах и скучающих гостях, не сделавших заказы. Общение — это мост между людьми, но, всё-таки, не в рабочее время и не с задорными матерками, прекрасно слышимыми в зале.

Фото: Яков Можаев

От этого даже цветочки вянут.

Впрочем, услышал несколько забытых слов, улыбнулся. В эпоху англицизмов ещё крепки столпы русской словесности.