Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Дикий Запад: Яков Можаев пробует обеденное меню в Grizzly Bar

13 октября 2017, 12:00
Дикий Запад: Яков Можаев пробует обеденное меню в Grizzly Bar
Фото: Яков Можаев
В прошлых жизнях Яков Можаев был официантом, метрдотелем и поваром, так что ресторанную кухню знает изнутри. Раз в неделю он приходит в заведения Екатеринбурга, от дико пафосных до совсем скромных, как обычный посетитель, за свои деньги заказывает бизнес-ланч или ужин, самоотверженно его пробует и описывает во всех подробностях и не сдерживаясь в оценках. В новой колонке — Яков Можаев пробует обеденное меню в Grizzly Bar.

Вопрос «а не много ли в городе торговых центров?» стоит только перед теми, кто использует не весь их функционал. Ходить в ТРЦ только за покупками давно не в тренде. Торговля в них давно не самое главное, хотя на первый взгляд и кажется именно так. Горожане используют их в качестве домов быта, по нелепой игре случая совмещенных с кинотеатрами, игровыми зонами и проч. Магазины смотрят на этот трафик печальными витринами и плачут надписями «sale %!!!».

В частности, один из способов использования ТЦ — общепит. Он уже давно не исчерпывается фуд-кортами с картонной пиццей и сетевыми бургерами, здесь можно и прилично пообедать или поужинать — с атмосферой, обстановкой и сервисом.

Торговый центр «Алатырь», например, может похвастать несколькими заведениями, в одном из которых – Grizzly Bar и протестируем обеденное меню.

Есть каноны, которые должны быть соблюдены в интерьере стейко-бургерного дайнера под Америку: афиши-плакаты, автомобильные номера, Road66, «Харлей-Дэвидсон», «Плимуты» с «Кадиллаками» и музыка погромче. Всё это в Grizzly есть в изобилии.

Другое дело, что в иных местах этот жанр давно приелся и напрягает, а тут – нет. Не знаю, в чем дело, но выглядит всё это удивительно мило и естественно. Может, расстояние между наглядной агитацией на стенах побольше, может, музыка не такая громкая – уютно.

Девушки-официантки сноровисты и оперативны. Листок с обеденным предложением оказывается перед гостем через минуту после прихода, блюда – через 5–6.

Салат «Колорадо» с ростбифом

125 граммов за 130 руб.

Фото: Яков Можаев

Ничего на свете не происходит без последствий. Случился в 1859 г. сильный ветер, принесший в штат Колорадо большую стаю жуков, питавшихся листьями пасленовых, – и пожалуйста: не прошло и 159 лет, как одноименный салат изрядно пострадал в своей картофельной составляющей.

Холодная, шершавая и подсохшая, эта отварная картошка-обелиск хранит память о страданиях несчастных фермеров. В дни памяти – как сегодня – ее украшают соусом, листьями салата и даже кусочками мяса, как символ того, что жить стало лучше и веселее.

Впрочем, мяса тут немного, чтобы предки не обманывались – хоть и полегче, но не «разлюли малина».

Салат «Пряный»

150 граммов за 120 руб.

Фото: Яков Можаев

Давать имена сложно. Назовешь ребенка Акакий – и нет будущего бригадного генерала, героя Отечественной войны, а есть делопроизводитель, промокашка и чернильная душа. Спроектируешь машину, назовешь «Ссанг-Йонг» — и куча людей будет совершенно напрасно стесняться при невинном дружеском вопросе: «Какую взял-то?»

С салатом та же петрушка: назовешь «Пряным» — закажут, начнут искать пряность во вкусе... И не найдут. Испытают недоумение.

А ведь салат-то неплохой, даже хороший салат! Легкий, с сельдерейным хрустом, на изящной заправке и денег своих вполне стоит. Просто с названием ерунда какая-то.

Рассольник

250 граммов за 95 руб.

Фото: Яков Можаев

Слышал, что в Италии группа заинтересованных лиц собирается защитить рецепт пиццы. Чтобы особо одаренные кулинары не могли класть поверх сдобного теста абы что, вплоть до печени трески и порезанных четвертинками пельменей и называть свои творения пиццей, хоть бы «Чебаркульской». Не только полностью поддерживаю это прекрасное начинание, но и предлагаю расширить границы этой правовой защиты на другие знаковые рецепты.

Вот, например, рассольник. Среди младшего и среднего поварского состава гуляет расхожее заблуждение, что если в бульон добавить немножко соленых огурцов и перловки, то получится суп с таким названием. Но нет. Даже если овощную соломку забелить сметаной – всё равно нет. Это как «сыр» и «сырный продукт» – схожесть черт, но не более.

Рассольника у Grizzly не получилось. Впрочем, это была обоюдная ошибка. Я-то тоже хорош: нашел что на обед в гриль-баре заказать.

Наггетсы с соусом

110/30 граммов за 165 руб.

Фото: Яков Можаев

Как следует из бородатого анекдота, вероятность встретить динозавра на Красной площади равна 50 процентам: либо встретишь, либо нет. Хороший наггетс встречается существенно реже.

Отчасти это произошло из-за того, что наггетсы – кусочки куриного мяса в кляре – давно и прочно связаны с ассортиментом крупных сетевых бургерных. А это дело такое, один раз наступил — вовек не отмоешься от пятна на репутации. Объяснять же простосердечным гостям, почему пять штук твоих наггетсов стоят в полтора раза дороже, чем девять сильно разрекламированных под громкой вывеской – задача не только непростая, но и многим ненужная.

Тем приятнее была встреча с хорошим, добротно-сочным наггетсом в Grizzly. Увижу в регулярном меню – не устою перед соблазном. Да с сырным соусом!..

Шаверма с курицей

240 граммов за 155 руб.

Фото: Яков Можаев

Коварство бывает разным. Поляки-шляхтичи именно так восприняли героический подвиг Ивана Сусанина и в чем-то были, безусловно, правы – гид из него не получился. Можно узнать много нового, изучая жизнеописания семейств Борджиа и Медичи — они были в этом смысле большие молодцы и продвинули жанр на новый уровень. Однако перед коварством обычного современного повара, что мановением руки сотворил откровение стиля, все исторические персонажи чахнут и бледнеют.

Если заказать в Grizzly шаверму, то последует уточнение: с каким именно соусом предпочитаете это блюдо в это время суток? Следует благосклонный выбор, приносят два лавашных рулетика, соусник.

Момент истины страшен. Намазав холодную, как щупальца Ктулху, шаверму соусом барбекю, откусываешь — и понимаешь, что сам рулет большей частью начинен майонезом.

Спрашивать у Вселенной извечное «что делать?» и «кто виноват?» исключительно бессмысленно. Не ответит, я проверял.

Кантри-бургер

210 граммов за 229 руб.

Фото: Яков Можаев

Иногда человеку может показаться, что он видел всё и удивить его нельзя никоим образом. В самом деле – не спал двое суток, погорячившись и заказав на рынке в Омане вареный в турке кофе «литл стронг»? Было.

А в Риге, из имперской гордыни, заказал в баре именно большую (была и малая) тарелку загадочных «фирменных ломтиков к пиву»? Стал обладателем полутора килограммов здоровенных ломтей жареного хлеба, накрытых толстым слоем свежекопченой рыбы? Как же.

Кто просил у рыбаков-коптильщиков угря «побольше» на Куршской косе? А кто летел потом в обнимку с бревном, обмотанным пищевой пленкой и пахнущим так, что на борт едва впустили? Известно кто.

Жизнь таким вот «опытным» щелкает по носу с изрядным изяществом в самый неожиданный момент.

Фото: Яков Можаев

Фото: Яков Можаев

Бургер с таким сочетанием «хлеб и всё остальное» удивителен и парадоксален: в нем столько булки, что всё остальное на ее фоне выглядит неведомо как попавшей на срез примесью. И вместе с тем нажмешь на него чуть сильнее — и майонез польется на перчатки как из ведра.

Котлета — как голограмма: видишь, но не чувствуешь.

Истинно чудо. Мир гастрономии сходил еще не со всех козырей.

Десерт «Трио»

160 граммов за 129 руб.

Фото: Яков Можаев

Идея понятна: три тонких ломтика от разных десертов в одной порции. Гость закажет из любопытства. Торты же убывают в одинаковой степени — скажи усушке, утруске и списанию «обожди».

Да и сами тортики хороши: один — с богатой ягодной начинкой, другой — а-ля чизкейк, третий — с шоколадно-ореховым слоем, любителям «Нутеллы» точно понравится. Непонятно, зачем ухайдакивать их сверху клубничным сиропом, как из пожарного брандспойта. Тем более что сироп этот ни к одному из десертов этого ассорти и близко не подходит.

Если для красоты – кондитеру нужно пересмотреть жизненные ориентиры. Или просто отдохнуть. Месяц, три, пять – всё равно, сколько понадобится. Лишь бы отпустило.

Донатс

1 шт. за 60 руб.

Фото: Яков Можаев

Любовь Гомера Симпсона к этой незамысловатой традиционной выпечке вопросов никогда не вызывала. Человек, пьющий поутру из пинтовой кружки жир от жареного бекона, имеет право на странности. Видимо, сотрудники сладкого цеха Grizzly решили порадовать самого известного сотрудника Спрингфилдской атомной электростанции и возвели идею донатса в квадрат.

Судите сами: пончик не только пропитан сиропом, он еще посыпан сахарной пудрой. А чтобы показать, что кариес придумали дантисты, – сиропом полит еще и сверху (тем же, что и с тортами; уж какой есть — тот и льем).

Увы, я не Гомер, и на такой подвиг мне отваги не хватило. Даже двух ложек было многовато. Позорно бежал от опасности слипнуться в известных местах.

Резюмируя

Срез блюд из обеденного меню Grizzly показал полную непредсказуемость происходящего.

Профильные наггетс и бургер – как с разных планет, первый настолько же отличился, насколько провалился второй. С салатами — та же история. Даже десерты не дали четкого понимания. И только псевдорассольник всем своим видом, вкусом и несоответствием традициям категоричен и тверд. Каждой ложкой он говорит дегустатору: «Иди, болезный. Вечером заходи. Нечего тут на обеде делать».

Грех не поверить такой откровенности.