Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Осенние страсти по мясу: Яков Можаев ужинает в ресторане сети «Рёбрышковая»

29 сентября 2017, 15:20
Осенние страсти по мясу: Яков Можаев ужинает в ресторане сети «Рёбрышковая»
Фото: Яков Можаев
В прошлых жизнях Яков Можаев был официантом, метрдотелем и поваром, так что ресторанную кухню знает изнутри. Раз в неделю он приходит в заведения Екатеринбурга, от дико пафосных до совсем скромных, как обычный посетитель, за свои деньги заказывает бизнес-ланч или ужин, самоотверженно его пробует и описывает во всех подробностях и не сдерживаясь в оценках. Новая колонка Якова Можаева — об ужине в мясном ресторане сети «Рёбрышковая».

Сентябрь настолько хорошо притворяется ноябрем, что особо впечатлительные автомобилисты уже клацают по асфальту шипами. Отдельные персонажи еще щеголяют посиневшими лодыжками, торчащими из коротких брючек, но скоро сдадутся и они – «винта из каминг».

В таких погодных условиях пещерный человек благоразумно держался вблизи очага и туши добытого заранее мамонта. Так как бороться с генетической памятью не только бессмысленно, но и вредно для здоровья, самое время последовать примеру пращуров.

Сеть мясных ресторанов «Рёбрышковая» пришла из соседнего Челябинска. Формат «мясо + пиво», понятный и близкий народу с незапамятных времен, снискал на челябинской земле известность и нынче представлен там аж семью адресами. В Екатеринбурге экспансия началась позже, и заведений с этим гордым именем пока только три: в центре, в новостройках на южном автовокзале и в Академическом. Так что от завывающих сентябрьских ветров и внезапного минуса спастись могут пока далеко не все желающие.

На Хохрякова, 72, в самой маленькой из «Рёбрышковых» города, и затаимся.

Интерьер полностью соответствует экстерьеру, никаких сюрпризов. Так уж повелось: снаружи паб в английском стиле с темно-зеленым деревом вывески, внутри кожа кресел и общая бордовость. С дальней стены большая плазма щедро льет на гостей популярную музыку в подборке от народного канала. Обстановка камерная, если в одном конце зала группа товарищей проводит корпоратив, то к концу вечера будешь знать их миссию и план на текущий квартал как «Отче наш».

Официанток двое, но всё успевают. Вообще нужно отметить нестандартную теплоту местного обслуживания, не по скрипту, а от сердца. Да, дежурное «всё ли вам понравилось?» — но не с мятой жестью торгового автомата в интонации, а живо и по-человечески. Даже с предвосхищением – «понадобится ли дополнительная тарелка?», «может быть, воды?». Бесплатной, кстати, воды – в данный момент многие екатеринбургские заведения должны покрыться стыдливым румянцем. Вообще в обслуживании сквозит что-то неместное, неужели в Челябинске настолько иной подход к персоналу?

Напитки появляются через 6 минут, блюда – через 10.

Все аннотации к блюдам приведены из меню без изменений.

«Греческий» (салатная классика из свежих томатов, огурцов, болгарского перца и маслин, миксованные с сыром фетакса и салатом, заправленные богатой порцией настоящего оливкового масла)

230 граммов за 240 руб.

Фото: Яков Можаев

Фото: Яков Можаев

Хоть смотря сбоку, хоть обозревая сверху коптером – маслин в салате обнаружить не удалось. Видимо, «смиксовали» с чем-то еще в каком-то другом блюде. Зато сверху, без предупреждения и объявления войны, была кокетливой розочкой уложена щедрая жменя лука. И маринад у того лука был ого-го — не каждая придорожная шашлычная может похвастать такой уксусной щедростью. Если осторожно не поддеть это эхо войны вилкой и не отложить в сторону, то его пронзительной кислотой будет пронизан каждый листочек в этом салате.

Для того чтобы сделать кислое по-настоящему кислым, сверху салат (и лук, и лук!) полили бальзамической заправкой с поистине королевской щедростью.

Свело челюсти? Слабак и неженка.


Солянка (наваристая солянка со сметаной, приготовленная по традиционному русскому рецепту, с сочным лимоном, ароматными специями, пикантными маслинами и свежей зеленью)

320/30 граммов за 220 руб.

Фото: Яков Можаев

Вообще жечь книги плохо. Все прекрасно знают, какие плохие и ограниченные люди этим занимались. Помнится, негодовал в отрочестве, читая «451 градус по Фаренгейту». Жечь книги?! Кошмар!

От многих знаний многие печали, с возрастом и опытом понимаешь, что не всё так однозначно. А когда напрямую сталкиваешься с последствиями применения некоторых знаний, полученных из некоторых книг, – приходит окончательное понимание. Кинули бы в камин странную книжку на латыни, найденную в подвале, глядишь, и не было бы фильма «Зловещие мертвецы», а получился бы милый молодежный пикник с приятными излишествами.

Если солянка была и вправду приготовлена «по традиционному русскому рецепту», я не просто бы кинул источник рецепта в костер недрогнувшей рукой, но и проследил бы за тщательным разрушением кочергой пепла этих страшных страниц. Человечество сказало бы огромное спасибо, а с папой римским (на правах канонизированного при жизни героя) мы вообще бы по-приятельски хряпнули граппы на балконе с видом на площадь Святого Петра.

В мутном бульоне, не страдающем крепостью, но отличавшемся усиленной кислотой, плавали волокна мяса и разваренные до потери идентификации овощи. На подтарельнике – остальные части ритуала: три ломтика лимона, веточка тимьяна (вприкуску?) и неожиданно – помидорка черри.

По общему впечатлению – если знать, как правильно применить эти ингредиенты, из «солянки» точно родится что-то очень нехорошее.

Но, забегая вперед, можно сказать: солянка оказалась не самым худшим блюдом вечера.


Карбонара (традиционная паста с ломтиками обжаренного бекона в густом сливочном соусе под ароматным сыром пармезан)

300 граммов за 250 руб.

Фото: Яков Можаев

По порядку.

Бекон не был обжарен. Не то чтобы «недостаточно обжарен» или «обжарен слегка» — свиной плоти в этой пасте не касалось никакое тепло, кроме температуры самой пасты.

Сливочный соус обладал густотой деревенского молока.

Сыр не был ни ароматным, ни пармезаном.

Сама паста была безжалостно переварена в стиле «чёрт, всего на десять минут отвлеклась!».

О каких традициях в такой ситуации может идти речь, представить трудно, но если провести аналогию с солянкой — можно.

Свиные ребрышки особого приготовления

450/100 граммов за 690 руб.

Фото: Яков Можаев

На любом параде первыми маршируют лучшие. Свиные ребрышки — не просто специалитет, а флагман, а уж «особого приготовления» — вообще на первой странице. Интрига, к сожалению, крайне тривиальна: ребра просто запекли, убийца — дворецкий.

То, что сверху на мясо густо покрошили зелени с чесноком, никакой отъявленной особости не добавляет. Мясо неплохое, полностью пропечено, но никакой особой нежности или виртуозного подхода к приготовлению почувствовать не получилось. Очень спокойное, проходное блюдо, которое не будет сниться ночами. Соблазн прийти именно на него повторно посетит вряд ли.

Подгарнировка точно такая же, среднесдельная, разнотравье овощей для массовки.

Фото: Яков Можаев

А вот про соус «блю чиз» — отдельно.

Первый раз вижу соус, который по консистенции и вкусу настолько далек от канонов жанра. Впрочем, нет. Второй раз. Первый был тут же, в пасте карбонара. Деликатесная плесень чувствовалась так же, как голоса терпящих бедствие челюскинцев – в коротковолновом радиоприемнике борделя в Кейптауне: очень слабо.

Свиные ребрышки в сливках с шампиньонами

450/150 граммов за 590 руб.

Фото: Яков Можаев

Сливки с шампиньонами совершили героическую, но неудачную попытку переворота. Увы, привнести в существующий ребрышковый порядок вещей что-то новое и революционное им оказалось не под силу: перед нами всё те же запеченные свиные ребра, что и в предыдущем варианте.

Из декораций особый интерес вызывают драники, на которых сервировано мясо. Момент, когда эти формованные из отварного и чуть-чуть, до призрачного колера, обжаренного картофеля кусочки назвали драниками, овеян цинизмом безграничных масштабов.

Говяжьи ребрышки в пикантной горчичной панировке

300/100 граммов за 550 руб.

Фото: Яков Можаев

Миг, когда земля остановилась. Едва отойдя от драничных впечатлений, во всей яркости я понял, что беда не приходит одна. Пикантная горчичная панировка на поверку оказалась мешаниной из сухарей с горчицей, которая отваливалась с мяса грязными лохмотьями. Примерно так же отваливаются следы бутафорского ремонта со зданий в нашем городе, но есть одно, и важное, отличие. В момент, когда нужно отцам города, этот ремонт выглядит хорошо.

Здесь же не задалось с самого момента подачи.

Если свиные ребра выезжали на жирности, которая сохраняла им хоть какую-то сочность, то говяжьи были просто катастрофой. Сухое отварное мясо, нелепая и невкусная панировка, рассыпающаяся во рту пеплом – прямо Майкл Муркок с его романами в стиле фэнтези, горы черепов и моря высохшей крови.

Если просто выкинуть пятьсот с лишним рублей, сжечь, развеяв пепел по ветру, сожалений будет гораздо меньше – вы не умножили в мире зло. А так, изучая статистику продаж, владельцы подумают, что эта псевдоеда кому-то нравится. Ну, раз заказывают.

Очень печально.

Резюмируя

Обычно в каждом заведении можно найти что-то хорошее. Когда спрашивают, можно порекомендовать хоть что-то к заказу.

В «Рёбрышковой» найти такого блюда мне не удалось. Конечно, всё меню не попробовал, и вполне может быть, что в его пучинах таятся настоящие бриллианты, но правда в том, что нырять в этот океан совсем не хочется. Если заведение спустя рукава относится к своему мегапродукту и основе меню, то всё остальное заведомо будет еще хуже.

Так что если уж совсем похолодает, в «Рёбрышковую» прятаться не нужно — можно умереть не только от холода, но и от голода.

Поостерегусь.