Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Бассейн, гриль и гамак. Две истории про жизнь с террасами

Бассейн, гриль и гамак. Две истории про жизнь с террасами
Фото: Антон Буценко, 66.RU
Жить словно в загородном доме, но при этом пользоваться городской инфраструктурой. Иметь собственное пространство под открытым небом, выращивать мяту, дышать свежим воздухом, но не тратить время на дорогу до дачи. Квартиры с террасами на первых этажах популярны в Европе, но в России к ним до сих пор относятся настороженно. Виноваты мифы об отсутствии приватности и невозможности использования пространства зимой.

Собственные участки двора площадью почти 20 кв. метров отделены от общей территории плотной зеленой изгородью и газоном. Дощатый пол приподнят над землей, дождевая вода не скапливается на нем, а уходит в подушку из щебня. Выйти на террасу можно из кухни-гостиной. Для жителей это пространство превращается фактически в дополнительную комнату, где можно загорать, принимать гостей, играть, читать и работать, выгуливать котов.

Корреспондент 66.RU поговорила с семьями, которые живут в квартирах с террасами, и выяснила, как это — жить на виду у соседей.

Оля (блогер), Саша (специалист по развитию торговой сети) и их сын Матвей

Саша: Мы с Олей из Каменска-Уральского. Несколько лет назад у нас стало нарастать ощущение, что мы находимся не там, где должны быть. Когда человеку чего-то не хватает, возникают конфликты с самим собой и внутри семьи. С нами происходили события, которые так или иначе намекали, что пора переезжать.

Началось все с того, что я по работе приехал в Екатеринбург и случайно увидел первый дом «Шишимской горки». Он был построен, но еще не сдан. Заинтриговал меня. Узнал, кто застройщик, зашел на сайт, изучил проект, увидел, что у квартир на первом этаже есть террасы. Как раз незадолго до этого посмотрел на ютуб-канале Ильи Варламова ролик о новых районах в скандинавских странах, где популярны дома с террасами. Удивился, что в Екатеринбурге они тоже есть.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Меня словно толкало что-то. Позвонил в отдел продаж «Брусники», почти сразу выставил на продажу комнату и дачу в Каменске-Уральском. Рассчитали кредит. Тут я загрустил. От покупки в итоге отказался и попросил менеджера больше мне не звонить.

Оля была в отъезде, когда на работе мне сказали: «Либо переезжай в Екатеринбург, либо увольняйся, потому что здесь твою должность закрывают». Я позвонил жене: «Когда ты вернешься, мы уже будем жить в Екатеринбурге». И она обрадовалась.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Оля: Это был 2019 год. Мы сняли жилье в новостройке на Циолковского. А через полгода поняли, что нам троим мало места. Ипотечный платеж в итоге оказался ненамного больше, чем арендный. Тут Саша вспомнил про «Бруснику».

Снова приехали в «Шишимскую горку». Первое, что меня очаровало, — закрытый двор. Матвей у нас особенный ребенок, но мы смогли спокойно его оставить и сходить посмотреть квартиру на 13-м этаже. Однако она уже была продана. Нам ее показали как пример. Мы очень расстроились.

И тут нам говорят, что осталась еще одна «двушка», побольше. Наш бюджет на такую не был рассчитан, но мы все-таки решили посмотреть. Отделки не было, терраса только колышками была размечена. Но мы влюбились сразу.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Родные отговаривали: «Зачем вам это надо? У всех на виду, отделки нет». Но чем больше мы смотрели другие квартиры, тем сильнее укреплялись в решении, что лучше не найти.

Саша: У меня было предубеждение против первого этажа: тут некомфортно жить, недвижимость будет трудно продать.

Оля: А для меня, наоборот, это аргумент «за». Мне было бы страшно оставлять Мотю одного наверху. Но приучать к самостоятельности 10-летнего мальчика все равно нужно, а тут он мог бы свободно гулять один на террасе.

Саша: Мне понравилось, что внутреннее пространство только для жителей квартала. Есть детская площадка, много зелени и нет машин.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

С тем, что тут не было отделки, мы смирились быстро. И даже нашли массу преимуществ. Обратились к дизайнерам, которые сделали проект под наши потребности. Это дороже, но правильно, потому что появилась индивидуальность.

Терраса стала решающим фактором.

Оля: Она стала якорем. Мы даже передумали переезжать в Москву или Сочи, хотя такие мысли периодически возникали.

Саша: Я сразу понял, что за такой недвижимостью будущее.

Как только сходит снег и становится тепло, мы завтракаем на воздухе. Выход есть только из комнаты Матвея, но на кухне большое окно, через которое удобно подать чашки с чаем.
Из-за того, что двор закрытый и очень зеленый, складывается впечатление, что мы живем в своем доме.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Оля: Это удивительный симбиоз усадьбы с городским жильем.

Саша: По периметру плотно посажены кусты кизильника в два ряда, а также по деревцу ирги и сирени. Иногда я сам выхожу с лейкой их поливать.

К комнатным растениям мы равнодушны, завели только горшок с мятой, которую каждое утро срезаем и завариваем с ней чай.

Никакого специального ухода терраса не требует. Осенью листву сдувает ветер. От пыли очищает дождь.

Зимой Оле нравится, что за окнами (а они — в пол) наметает сугробы. Матвей иногда выбирается побарахтаться в них.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Оля: Мы спорим: чистить террасу или нет. Во время снегопада тут вообще сказка. Ты дома в тепле, а за окнами метель. От этого по вечерам особенно уютно.

Саша: Каждый хозяин, когда начинает обживать террасу, вытаскивает на нее мебель. Чтобы все было в едином стиле, «Брусника» дала нам «на ответственное хранение» кресло-качель, стул и столик.

Никаких жестких правил использования нет, все в рамках разумного. Нельзя устраивать склад из вещей, изменять фасад: устанавливать навесы, козырьки, кондиционеры. Запрещено разводить открытый огонь: никаких мангалов и кальянов. Можно украшать цветами и растениями, добавить садовую мебель, если она будет в том же стиле.

Оля: В период жестких коронавирусных ограничений, когда нельзя было выходить, собственный участок двора стал для нас спасением. В четырех стенах сидеть сложно. Мы же в любой момент могли выйти и посидеть на солнышке. Для Матвея поставили небольшой бассейн. Доски покрыты специальным составом, и вода им не страшна.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Саша: Когда мы завтракаем, то из двора нас не видно, если специально не заглядывать. Кусты ограждают и делают пространство непрозрачным. Соседи давно привыкли, что люди тут делают зарядку, читают, работают, играют с детьми. На это перестали обращать внимание. Теперь тоже ищут такие квартиры. Потому что всем нравится, как мы живем. Несколько раз сверху прилетали окурки. Мы прошли по стояку, со всеми поговорили. Никто не признался, но кидать перестали.

Оля: Единственная проблема в том, что если придется переезжать, снова нужно будет искать квартиру с террасой: других сценариев своей жизни мы уже не видим.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Владимир (дизайнер) и Ирина (архитектор)

Владимир: Я родом из-под Нижнего Тагила. Ирина приехала из Сибири. Мы вместе учились в архитектурно-художественной академии. Шесть лет жили в общагах. После окончания вуза долго не виделись. Три года назад заново познакомились, начали встречаться и решили жить вместе. Сначала снимали квартиру, но быстро поняли, что аренда и ипотека по деньгам — почти одно и то же. Склонялись к вторичке, потому что хотели жить ближе к центру.

Потом началась пандемия. А за ней — льготная ставка 6,5%. Тогда мы стали смотреть только новостройки. Необычную квартиру «Брусники» в первый раз увидели в мае 2020 года. Дом уже сдали, и было понятно, каким будет двор, сколько зелени. Меня привлекала стоимость и то, что терраса станет нашей третьей комнатой. Я прямо видел, как на ней собираются друзья.

Ирина: Первый этаж, собственное пространство — это необычно. Но мы творческие люди и нам было интересно попробовать что-то новое.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Владимир: Жена сначала сомневалась, ведь мы планировали ребенка, поэтому искали жилье побольше. Здесь у нас только спальня и столовая.

Ирина: Я — архитектор. Меня привлекла свободная планировка с минимумом проемов, отсутствие бесполезного пространства. И то, что окна в пол, поэтому достаточно освещения. Но выкроить тут комнату для малыша мне не удалось. Сошлись на том, что 5-6 лет тут поживем, а потом решим, что делать дальше.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Владимир: Это дом мечты. Надо было только договориться с собой, что он дальше от центра, чем мы привыкли.

В начале мая 2020 года мы внесли символический залог, а 6 июня уже получили ключи. Тут же решил отметить на террасе день рождения. Помню, как говорил друзьям: «Вы отправляете детей во двор, а сами сидите в кресле с шампанским и смотрите, как они развлекаются».
Этот опыт сравним с жизнью в таунхаусе, когда у тебя есть своя лужайка, но при этом пользуешься общей инфраструктурой.

Ирина: Чаще всего люди хотят жить с видом на город, любоваться закатами и рассветами. Это шаблонный показатель уровня качества жизни. Наш вариант был выходом из зоны комфорта.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Владимир: Первое время я постоянно искал повод, чтобы выйти на улицу. В теплые зимние дни мы даже завтракали и ужинали на свежем воздухе. Чай быстро остывал, но мы все равно не уходили. Сидели среди сугробов, закутавшись в пледы. Включали освещение. «Брусника» на период новогодних праздников украсила двор гирляндами. Мы поставили живую ель и нарядили ее.

Летом мы практически живем на террасе. Завтраки и ужины тут вкуснее. Иногда вешаем гамак. Когда приходят друзья, достаем электрогриль. Соседи, проходя мимо, желают приятного вечера. И немного завидуют.

Фото: Антон Буценко, 66.RU

Ирина: В конце сентября мы ждем прибавления. Зимой на время сна ребенка можно выставить коляску на свежий воздух. Летом будем застилать пол покрывалом, чтобы ребенок мог ползать, поставим сухой бассейн.

Такие квартиры, как у нас, недооценены. Но жить в них очень комфортно, камерность не нарушается. Чтобы принять решение о покупке, надо «примерить» ее на себя, понять, как изменится жизнь.