Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Финансовых пирамид в России стало в семь раз больше. Почему Центробанк не видит в этом ничего страшного

Финансовых пирамид в России стало в семь раз больше. Почему Центробанк не видит в этом ничего страшного
Фото: 66.RU
О том, кто становится жертвой финансовых мошенников в 2022 году и каких законодательных механизмов не хватает регулятору, чтобы успешно бороться с финансовыми нелегалами, 66.RU рассказал директор департамента противодействия недобросовестным практикам Банка России Валерий Лях.

За три года количество компаний с выявленными Центробанком признаками нелегальной деятельности на финансовом рынке выросло почти в три раза, а количество финансовых пирамид увеличилось в семь раз. Всплеск этого года регулятор объясняет тем, что обеспокоенные возможными экономическими трудностями граждане стали искать новые способы инвестиций. Изменился и сам характер пирамид — большинство из них ушло в соцсети, мошенники стали работать через Telegram-каналы, не имея собственных сайтов.

— Только за первые полгода число финансовых пирамид в России выросло в 6,5 раз, нелегальных кредиторов — в 2 раза, нелегальных форекс-дилеров — в 2,5 раза. Это реакция рынка на спецоперацию и то, что происходит в экономике в связи с этим?

— Нет. Причины другие. Такой рост можно объяснить тем, что большинство нелегальных участников перешли в сферу интернет-пространства. Порядка 97% всех нелегалов и финансовых пирамид мы находим именно там. С учетом того, что мы получили возможность досудебной блокировки таких сайтов, мошенники вынуждены делать все новые и новые. Мы их разоблачаем — они тут же перемещаются в другое место интернет-пространства. Но есть и плюсы: быстро схлопывающиеся проекты не успевают «раскрутиться» и обмануть большое количество людей. Ни одна новая пирамида за последний год не стала массовой и не нанесла большого экономического ущерба. Поэтому фиксируемый нами рост числа пирамид не трагичен, несмотря на цифры.

Директор департамента противодействия недобросовестным практикам Банка России Валерий Лях

— Можно утверждать, что выросло не только число пирамид, но и их выявляемость?

— И то, и другое. Подчеркну, что финансовых пирамид стало больше, но они не привлекают суммарно тех денег, которые привлекали раньше.

— То есть снизился объем ущерба? Можете назвать порядок цифр в динамике?

— Мы видим только количество обращений, данными о финальной сумме ущерба владеет МВД, да и то не всегда, поскольку не раскрывают всю информацию. Зачастую люди стесняются рассказывать о том, что попались на удочку мошенников. Мы же стараемся повышать финансовую грамотность людей, формировать новые принципы поведения, убеждаем, что не нужно молчать и скрывать, что их кто-то обманул. Это позволит найти и прекратить деятельность мошенников и восстановить справедливость.

— Кроме того, что нелегальные финансовые организации перешли в интернет, в чем принципиальное отличие пирамиды-2022 от пирамиды-2021 и ранее?

— Организаторы финансовых пирамид, безусловно, реагируют на внешнюю информационную повестку и используют то, что актуально для людей. И если три года назад самой популярной из схем привлечения денег в финансовые пирамиды были ICO, инвестиции в криптовалюту, то сейчас другая особенность. Инвестирование не в проекты по криптовалюте, а с помощью криптовалюты — около 60% нелегальных финансовых операций или платежей в пользу финансовых пирамид проходят именно в крипте.

Ну, и главное — это использование социальных сетей и телеграм-каналов. Если раньше мошенники раскручивали собственные сайты, то сейчас раскручивают бренд. Это связано и с ростом популярности Telegram, и с возможностью быстрой блокировки сайтов с помощью прокуратуры и Роскомнадзора.

Фото: Настя Кеда, 66.RU

— Судя по вашему описанию, жертвами мошенников становятся те, кто пользуется современными средствами связи и технологиями, погружен в тему инвестиций и крипотовалют. Как так?

— Я бы выделил три группы жертв. Во-первых, это легко внушаемые люди с высоким уровнем доверия. Например, пенсионеры. Они, кстати, тоже прекрасно пользуются и интернетом, и гаджетами. Во-вторых, это люди с азартным типом поведения, которые легко поддаются на громкие обещания резкого роста дохода с использованием азартных схем. В-третьих, это люди с высоким уровнем недоверия, которые, в принципе, очень детально изучают любую финансовую схему и со скепсисом относятся к легальным финансовым инструментам. Но при этом они легко поддаются на уговоры знакомых и верят информации от друзей и родственников, которые уже втянуты в финансовую пирамиду.

— Если говорить о новых видах финансового мошенничества, в декабре ЦБ впервые выявил нелегальных операторов инвестиционных платформ. В чем суть схемы и чем они опасны?

— По закону создавать инвестиционные платформы могут только компании, включенные в реестр Банка России. Такие платформы обеспечивают сохранность средств инвесторов и выполняют все необходимые требования. В декабре мы выявили несколько нелегальных платформ («Fan.Money», финансовая группа «Эксперт», «1Стартер», — прим. ред.), которые также привлекают деньги, но никуда их не инвестируют. То есть обманывают и выходящих на рынок предпринимателей, которые ждут инвестиций, и граждан, которые вкладывают деньги в бренд.

— Насколько это новое веяние массовое?

— Пока речь не идет о десятках платформ, но наша задача как регулятора — выявить и пресечь их деятельность заранее, до того, как они смогли раскрутиться и привлечь много денег. В отличие от финансовых пирамид им требуется значительно больше времени, поскольку они должны показать какую-то инвестиционную активность. Но зачастую они даже не привлекают бизнес (а если привлекают, то тоже обманывают), а придумывают проект «с потолка» и привлекают деньги под несуществующую «добычу нефти», «золота» или под «выращивание помидоров».

Фото: Настя Кеда, 66.RU

— Вы уже упоминали закон о внесудебной блокировке сайтов финансовых пирамид, который вступил в силу год назад. А каких еще законодательных механизмов не хватает Центробанку, чтобы успешнее бороться с финансовыми пирамидами?

— Сейчас в предупредительном списке мы публикуем данные только о компаниях, публиковать имена физлиц нам запрещает закон о защите персональных данных. Однако зачастую именно они бесконтрольно привлекают средства под якобы инвестиционные проекты. Сейчас законодательно такой круг лиц не ограничен. Мы считаем целесообразным ограничить такую возможность и разрешить привлекать деньги в инвестпроекты только компаниям, которые имеют соответствующую лицензию, полномочия и опыт. Такие инициативы уже рассматривают.

— Мне кажется, тут важнее момент с публикацией информации о физлицах. Может быть, стоит двигаться как раз в эту сторону?

— Понимаю ваш вопрос, и он абсолютно актуален. Более того, многие люди обращаются в Банк России с просьбой публиковать информацию о лицах, которые незаконно привлекают деньги. Но тут вопрос Конституции и законодательства. Все упирается в персональные данные. Поэтому важно искать иные механизмы и инструменты. В первую очередь — через оперативность выявления нелегалов и систему неотвратимости наказания.