Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

На руинах фондового рынка растут новые финансовые пирамиды. Они стали опаснее, и попасться может каждый

На руинах фондового рынка растут новые финансовые пирамиды. Они стали опаснее, и попасться может каждый
Фото: Анна Коваленко, 66.RU
Быстрее всех к новой экономике адаптировались мошенники, предложившие бизнесу и частным лицам спасти их деньги от инфляции. Когда других способов не осталось, граждане понесли деньги в финансовые пирамиды, число которых растет. Опасность в том, что шок последних месяцев ослабил психологическую защиту будущих жертв, считает Марат Сафиулин, управляющий Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров.

Марат Сафиулин рассказывает широкой публике о мошеннических финансовых структурах. В черном листе Центробанка их 5361, в том числе — 1861 финансовая пирамида. Пострадавшим вкладчикам фонд выплачивает компенсации — до 35 тысяч рублей (ветеранам и инвалидам Великой Отечественной войны — до 250 тысяч). Источник денег — дивиденды с 546 млн рублей, выделенных государством в 1995 году и вложенных в инвестиционные проекты и ценные бумаги.

За весь срок фонд выдал пострадавшим около двух миллиардов. Безвозвратно они потеряли в десятки раз больше.

Фото: предоставлено 66.RU героем публикации

Марат Сафиулин

— С февраля по апрель 2022 года число новых финансовых пирамид в России увеличилось вдвое (данные Центробанка). Это реакция рынка на спецоперацию?
— Спецоперация и последовавшие за ней санкционные ограничения породили в мире финансов идеальный шторм, которого никто не ожидал. Чуть ли не каждый день появлялись новые ограничения в движении капиталов, в валютных операциях, блокировки активов за рубежом, секторальные и индивидуальные санкции против определенных наших финансовых институтов. Привычный для российских семей финансовый мир разрушился. Люди потеряли возможность распоряжаться активами, которые еще несколько месяцев назад казались надежными. Второй раз за последние годы россияне испытали длительный и сильный психологический стресс, связанный с их жизненными планами. Для строителей пирамид это новые возможности, которыми они уже пользуются.
Те же события осложнили жизнь и самим мошенникам. Отработанные в последние годы схемы сбора денег перестали действовать, поскольку основывались на трансграничных финансовых операциях. От многих распространенных легенд жуликам пришлось отказаться. Но преступный бизнес быстро перестраивается. Мы видим, как появляются новые финансовые цепочки — своего рода импортозамещение и уход в крипторасчеты.
По сути, статистика отражает количество финансовых пирамид, выявленных Центробанком, характеризующим эффективность его работы. В черный список теперь включают проекты, которые прежде не были в фокусе внимания. Например, из 179 выявленных финансовых пирамид в форме инвестиционных финансовых онлайн-игр 178 выявили в 2022 году. Игры широко использовались и раньше, но в черный список не попадали.

— Как меняются пирамиды под влиянием новых обстоятельств?
— Они все больше уходят в онлайн и дистанционные методы обработки своих жертв. Онлайн значительно удешевил пирамидальные проекты и, как следствие, сократил их жизненный цикл. Учредители стараются быстро собрать деньги и закрыть проект, чтобы не привлекать внимания Центробанка и полиции. Иногда аферу проворачивают за два-три месяца. Это уже не классические пирамиды, где одни вкладчики получают дивиденды за счет других, а скорее заработок на инвесторах первого уровня. Изменился и способ коммуникаций. Как только надзор за рекламой усилили, организаторы афер перешли от объявлений в печатных СМИ к продвижению в интернете, а когда Банк России наладил мониторинг интернет-ресурсов, они все чаще ограничиваются соцсетями и звонками по телефону.
Но традиционные пирамиды никуда не делись.

— Чтобы собрать деньги за два-три месяца, нужно очень постараться.
— Пирамида — большой криминальный бизнес, который создает профессиональная команда. Маркетологи отвечают за продукт, интересный целевой аудитории, финансисты — за каналы поступления денег, пиарщики — за продвижение. Отдельная тема — офисы с обученным персоналом, призванные внушать доверие потенциальным вкладчикам. Мы считаем, что существует отработанная система криминальных проектов, которая позволяет практически любому желающему купить готовую финансовую пирамиду «под ключ» — с документами, сайтами, легендами, персоналом, региональной сетью. Не хотите связываться с офисами и официальным оформлением — к вашим услугам команды опытных сетевиков, которые переходят из одной пирамиды в другую и снова занимаются своим черным делом.
Образно говоря, за кулисами сидит пирамидный профессор Мориарти, создающий инфраструктуру преступного бизнеса. Пока речь идет о борьбе с организаторами конкретных финансовых пирамид, но особенно важно искоренить индустрию по воспроизводству этого криминального бизнеса.
Прецеденты уже есть — следователи начинают привлекать к ответственности региональных сетевых директоров, которым в прежних проектах удавалось обогащаться и уходить от уголовного преследования. Если посадки сетевиков станут регулярными, это осложнит тиражирование преступных проектов.

— Почему, несмотря на просвещение граждан, пирамид становится все больше?
— Учредители пирамиды предлагают легенду, объясняющую, откуда возьмутся дивиденды, более высокие, чем доходность банковского депозита или среднего инвестиционного портфеля. Хорошая легенда может увлечь даже опытного инвестора. Все это время жулики следят за информационной повесткой и предлагают легенды с учетом последних событий. При этом они учитывают уровень финансовой компетентности потенциальной жертвы.

— Кто сейчас несет деньги в финансовые пирамиды?
— Пирамида — нишевый продукт. Ее учредители ориентируются на различные социальные группы: пенсионеров, студентов, бизнесменов, людей с хорошими заработками, людей с большими долгами. Мы выделяем несколько основных групп риска. Первая — финансовые авантюристы, люди, склонные к риску. Для них главное — доходность и быстрота заработка, причем многие понимают, что вкладываются в пирамиду.
Вторая большая группа — внушаемые люди. Среди них немало так называемых «традиционных вкладчиков», которым важны внешние атрибуты — респектабельный офис, «лицензия», страховка — «как в банке, только доход выше». Если мошенникам удается их убедить, «вкладчики» могут снять все свои сбережения с банковских счетов и принести в пирамидальный проект.
Еще одну группу мы условно называем «молодые пенсионеры». Кроме людей, которые только что вышли на пенсию, в нее часто попадают мамы в декретных отпусках и временно безработные. Стержневая мотивация этих людей — восстановить финансовую самостоятельность. Мошенники предлагают потенциальным жертвам «зарабатывать собственным умом» на финансовых рынках (Форекс, бинарные опционы, криптотрейдинг и прочее). Для игроков без опыта это гарантированная потеря денег.
Многочисленная группа риска — это серийные жертвы, люди, ранее терявшие деньги в финансовых пирамидах. По статистике фонда, каждый четвертый обманутый вкладчик надеется, что в следующий раз ему повезет больше. Многие приходят в пирамиды в третий, в пятый раз. Мы даже знаем участника десяти разных финансовых пирамид.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

— Вкладчики, которых вы называете серийными жертвами, каждый раз приходят к вам с просьбами о поддержке?
— Фонд выплачивает компенсацию до 35 тысяч рублей. Получив ее, человек уже не может претендовать на дальнейшие выплаты. Если опыт участия в пирамиде ничему его не научил и он совершает ту же ошибку снова и снова, помочь ему мы уже не можем.

— Вы говорите о людях, далеких от финансовой сферы?
— Случаи бывают разные. Одна из крупнейших в российской истории пирамид Finiko, широко представленная на Урале, использовала легенду заработка на трейдинге. Ее идеолог Кирилл Доронин — в прошлом раздолжнитель — позиционировал свой бизнес как «автоматизированную систему генерации прибыли». Finiko обещала доходность 20–30% в месяц. Более 60% людей, поверивших сказкам Доронина, — это люди с высшим образованием, и примерно треть из них — с финансовым, экономическим или юридическим дипломом! Образование, к сожалению, не гарантирует защищенность от мошенников.

— Какие пирамиды сейчас зарабатывают на меняющейся конъюнктуре рынка?
— Сегодня велика опасность экспансии жилищных пирамид. Рост процентных ставок на ипотеку подталкивает людей к поиску альтернативных путей. Альтернативы могут оказаться обманом. Очень осторожно надо относиться к предложениям разного рода кооперативов. Самая громкая история последних лет — кооператив «Бест Вей».
Его пайщикам предлагали вроде бы заманчивые условия. Чтобы стать членом кооператива, надо было внести две тысячи долларов, а затем накопить на своем счету определенную сумму — 35% стоимости жилья. После этого кооператив ставит пайщика в очередь и через определенное время приобретает выбранную самим пайщиком квартиру. «Бест Вей» регистрирует ее на кооператив, а пайщик продолжает выплачивать остаток суммы без процентов. Откуда деньги на приобретение целой квартиры? От новых пайщиков. Что будет со схемой, когда поток новых пайщиков иссякнет? Человеку придется самостоятельно копить на беспроцентных счетах полную сумму, купить квартиру он сможет лет через 10–15, заплатив ни за что безвозвратные две тысячи долларов. При условии, что аферисты не выведут деньги с паевого счета.

— Чем все закончилось?
— Схему этого мошенничества раскрыли. Завели уголовное дело, людей, занимавшихся темными делами, задержали (кроме основателя кооператива), организацию включили в черный список Банка России. Казалось бы, пирамиде конец, но практика «Бест Вея» может возродиться. Новым председателем Совета кооператива стал бывший депутат Госдумы Сергей Крючек. С одной стороны, он проводит детальный аудит активов, которые оставили кооперативу бывшие руководители. Эту деятельность мы однозначно приветствуем. Но одновременно Крючек добивается, чтобы суд исключил «Бест Вей» из списка финансовых пирамид. И, что самое опасное, обещает пайщикам возобновить полноценную деятельность кооператива. Но за счет новых пайщиков пирамида будет расти. В конечном итоге это приведет только к увеличению числа пострадавших.
Подобные жилищные проекты могут сегодня появляться и под другими брендами, это очень нас тревожит.

— Уголовные дела, связанные с финансовыми пирамидами, часто не доходят до суда. Что мешает привлекать мошенников к ответственности?
— В Уголовном кодексе есть две статьи — 159 (мошенничество) и 172.2 (привлечение денежных средств). Разница между ними весьма существенная. Статью 159 — до 10 лет лишения свободы — применяют, когда вкладчиков уже обманули и можно подсчитывать нанесенный ущерб. Статья 172.2 (максимальный срок — шесть лет) помогает купировать проблему на ранней стадии, когда признаки пирамиды налицо, а пострадавших еще нет. Но правоприменительная практика по этой антипирамидной статье практически отсутствует. Счет выявленных пирамид идет на сотни, уголовных дел по статье 172.2 не больше трех десятков, а приговоров — единицы. Правоохранительным органам проще ловить мошенников, которые уже сбежали с деньгами, чем предвосхищать развитие событий. Остается надеяться, что статья 172.2 станет такой же востребованной, как 159-я.

— То есть добиться справедливости в уголовном процессе удается редко?
— Уголовное расследование — необходимое, но, к сожалению, недостаточное условие восстановления справедливости. У нас есть презумпция невиновности — пока вина организаторов пирамид не доказана в суде, их нельзя назвать мошенниками. Иначе придется отвечать за клевету. С одной стороны, это хорошо — никто не может бросить человеку в лицо, что он — преступник, с другой, судебные разбирательства тянутся долго — от трех до восьми лет.
И если посадить организаторов пирамид правоохранительным органам как правило удается, то найти и вернуть украденные деньги получается редко. Обычно возвращают какие-то крохи от украденного. Один из редких позитивных примеров — из зарубежной практики. Крупнейшая американская пирамида — Инвестиционный фонд Бернарда Мэдоффа — лопнула в 2008 году. Из 17,5 миллиардов, которые похитил организатор, адвокату потерпевших удалось вернуть через суд 14,2 миллиарда. Другими словами, по 80 центов с каждого вложенного доллара. Нам до таких показателей еще далеко.

— Чего стоит опасаться российским инвесторам в ближайшее время?
— По нашим прогнозам, основным трендом в пирамидальном бизнесе станут продажи несуществующих криптовалют. Кстати, первую в России криптовалютную пирамиду AirBitClub запустили в Екатеринбурге. Вкладчики — их было около 60 тысяч — принесли ее организаторам больше 500 млн рублей. По легенде, деньги собирали, чтобы выпускать токены и зарабатывать на них, но участники пирамиды могли продавать внутреннюю валюту только друг другу.
В ближайшее время мы ожидаем рост криптовалютных пирамид, основанных на стейкинге (близко к банковскому депозиту — держишь монеты на счете и их количество увеличивается). Мы опасаемся, что Уральский регион может остаться в авангарде по интересу к сомнительным криптопроектам. Важно предупредить людей, что в 99% случаев доход от стейкинга даже близко не компенсирует потери от падения курса этой криптовалюты. И чем выше процент по стейкингу, тем быстрее будет происходить ее обесценивание.

Фото: Анна Коваленко, 66.RU

— Что еще, помимо криптовалют, может вовлечь в пирамиду людей, работающих в финансовой сфере?
— Интересный формат — псевдобизнес, когда группа людей, выдающих себя за предпринимателей, предлагает инвесторам проекты, которые могут принести серьезные дивиденды. Как правило, обещания остаются в воздухе, инвесторы ничего не получают. Цель одна — выманить у людей деньги. Недавно мы разбирали практику ПАО СКИ (Система коммерческой информации). Судя по сайту, можно подумать, что перед вами мощная бизнес-империя. Здесь и онлайн-площадка, похожая на Авито, и система поиска автомобильных запчастей, и несколько проектов с криптовалютой, и производство чудо-пасты для зубов «Надо», и еще много чего. На деле получается, что эти бизнесы не работают. Красивая обертка в речах сетевых директоров есть, а получать доходы неоткуда.
Только что вышло наше расследование о Международном потребительском кооперативе по развитию социальных программ «МАО». На деле речь идет о кооперативе, зарегистрированном в Новосибирске. Среди его учредителей есть аферисты, замеченные в других пирамидальных проектах. Сейчас они предлагают потенциальным участникам вложиться в хайповые проекты, в основном связанные с криптовалютой. Но по документам они готовы создать негосударственный пенсионный фонд с расчетно-кассовыми центрами для пайщиков, заняться сбором дикоросов, проводить олимпиады/универсиады/чемпионаты мира. Такая странная субстанция — кооператив-полуфабрикат с огромным количеством направлений. Совершенно непрозрачный. При этом — что удивительно! — у кооператива «МАО», включенного в черный лист Банка России, есть кобрендинговые карты с крупнейшими российскими банками (называть по именам не буду — все они из топ-10). Когда обстоятельства таковы, уже не удивляешься, что жертвами пирамид иногда становятся крупные бизнесмены и специалисты с финансовым образованием.

— По словам экспертов, часть пирамид создают профучастники финансового рынка. Такая практика — уже тренд?
— Такие истории случаются. Я бы сказал, самая опасная финансовая пирамида — это пирамида с лицензией. Для этого нередко используются кредитные потребительские кооперативы (КПК), включенные в государственный реестр. Весь антураж для привлечения средств граждан, включая государственную регистрацию, у них есть. Человеку, не знакомому со спецификой рынка, сложно разобраться, добросовестный это кооператив или нет. Мы объясняем — если кооператив создан недавно, если вы не представляете, как он зарабатывает и куда тратит ваши деньги, не знакомы с крупнейшими пайщиками, от участия в таком предприятии лучше отказаться. Иногда, впрочем, пирамидами оказываются респектабельные фирмы, обводящие вокруг пальца даже опытных предпринимателей.

— Например?
— У инвестиционной компании «КьюБиЭф» было четыре лицензии Банка России. Ее организаторы предлагали гражданам отдать деньги в доверительное управление. Обещали инвестиции в финансовые портфели, приносящие 20% годовых. Помимо Москвы и Санкт-Петербурга компания развернула филиальную сеть в Свердловской, Тюменской и Мурманской областях. Вкладчики вносили на счета сотни миллионов рублей — часть этих средств учредители пирамиды легализовали в России, вложив в девелоперские проекты, часть перевели за границу. Мошенники искали состоятельных клиентов, которые могли иметь доступ к бюджетным деньгам. Рассчитывали, что такие люди не станут жаловаться в полицию из опасений привлечь к себе внимание. Но это не сработало. Четырех топ-менеджеров «КьюБиЭф» арестовали в мае 2021 года по заявлению сына екатеринбургского предпринимателя Ильи Борзенкова, работавшего какое-то время в городской администрации. Сам он тоже потерял приличную сумму (по данным Forbes, около миллиарда рублей, — прим. 66.RU).

— Своих денег обманутые вкладчики уже не увидят?
— Пока ведется уголовное дело. Виновных накажут, но инвесторам, потерявшим активы, от этого не легче. Увы, пирамиды создают не для того, чтобы сделать богатыми доверчивых инвесторов. Каждый такой случай, когда вкладчиков обманывают профучастники рынка, пугает начинающих инвесторов — они понимают, что риск мошенничества в финансовой сфере остается высоким.

— Какой вы видите выход?
— Давно назрела необходимость создать в России компенсационную систему для фондового рынка по аналогии с Агентством по страхованию банковских вкладов (АСВ). Такие структуры работают во многих развитых странах, остается надеяться, что Россия со временем тоже войдет в их число. В 2017 году даже появился соответствующий законопроект — Госдума приняла его в первом чтении. Но дальше дело не пошло. Компенсационного проекта все еще нет, хотя он очень пригодился бы в текущих условиях турбулентности на финансовом рынке.