Раздел Общество
3 сентября 2014, 16:58

Евгений Маленкин признал свою вину и рассказал, как порол реабилитанток «Города без наркотиков»

Евгений Маленкин признал свою вину и рассказал, как порол реабилитанток «Города без наркотиков»
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Обвиняемый подтвердил, что в фонде использовали наручники и физические наказания, а решетки с окон снимали, только когда приезжал Евгений Ройзман.

Сегодня в Свердловском областном суде вице-президент фонда «Город без наркотиков» признал свою вину в незаконном удержании реабилитанток в поселке Сарапулка. Евгений Маленкин пояснил, что понимал, что девушки находятся в реабцентре не по своей воле, и отметил, что сожалеет о случившемся. Напоследок он пообещал, что больше никогда не будет заниматься реабилитацией наркоманов.

Маленкин подтвердил, что договор подписывали родственники. После этого (нередко при помощи волонтеров фонда) девушек доставляли в Сарапулку против их воли. На вопрос судьи, понимал ли Маленкин, что такие действия нельзя считать законными, вице-президент фонда ответил утвердительно. «Да, но я хотел помочь им! Я считаю, что центр создан для того, чтобы оградить наркомана от наркотиков», — говорил Маленкин.

Обвиняемый подтвердил, что на окнах реабцентра стояли решетки (во время визитов Евгения Ройзмана их снимали), был введен запрет на курение, мобильные телефоны и другие средства коммуникации у девушек забирали сразу. Общаться с родственниками можно было только при помощи видеозаписей. Видеообращение матери Надежды Козловой Евгений Маленкин, например, снимал лично.

— Почему нельзя было просто по-человечески дать телефон? Чтобы девушки позвонили родным, поговорили, — недоумевал судья.
— Они используют любые средства связи для того, чтобы достать наркотики. Для нас это было рискованно, — отвечал Маленкин.

— Это называется «ограничение свободы человека», вы насильно удерживали их в фонде, вы понимаете это? — настаивал Владимир Порозов.

Маленкин пытался объяснить, что «на самом деле это не центр реабилитации, а всего-навсего «центр восстановления трудовых способностей» или просто «дом трудолюбия». Рассказал, что порядок в женском реабцентре был установлен задолго до него. При этом он признался, что решение о том, кого отправлять в карантин (27 дней в изоляторе, хождение в туалет по расписанию в ведро), согласовывалось именно с ним.

— Чаще всего мы отправляли на карантин тех, кто пытался сбежать, — объяснял Маленкин.

— Вы понимаете, что девушки не хотели находиться там и проходить ваши курсы реабилитации? Это нарушение прав человека. Вы признаете, что приковывали девушек наручниками и избивали их в случае непослушания? — допытывался судья.
— У нас был принцип добровольности. Я понимал, что с юридической стороны я не прав, но и договор ведь родственники подписывали… Я не заставлял никого. Да, наручники были, я знаю об этом, но конкретных указаний о лишении свободы я не давал, — объяснял Маленкин.

— Было ли избиение реабилитанток? — уточнил судья.
— Избиений не было, я всего-навсего выпорол пару раз. Это мое личное решение, — говорил Маленкин.

Выяснилось, что Маленкин не имеет высшего образования, только среднее.

— Если вы так хотите помогать людям, что помешало вам поступить в юридический вуз? Вы бы тогда получили нужные знания и спокойно помогали людям, — делился своими соображениями судья.
— Я не знаю, я решил, что смогу, — в очередной раз развел руками Маленкин.

Следующее заседание состоится завтра в 10:30. Продолжится судебное следствие.

Текст: Алена Коновалова для 66.ru