Раздел Общество
21 августа 2014, 20:00

«И они еще людей реабилитировали!» Судья Евгения Маленкина высказался по поводу громкого дела

«И они еще людей реабилитировали!» Судья Евгения Маленкина высказался по поводу громкого дела
Фото: архив 66.ru
Владимир Порозов устроил допрос с пристрастием президенту фонда Сергею Щипачеву, самая известная «пленница Сарапулки» рассказала о своих нeудачных побегах, а Евгений Маленкин продолжил извинятьcя перед бывшими реабилитантками.

В Свердловском областном суде продолжается рассмотрение громкого дела вице-президента фонда «Город без наркотиков» Евгения Маленкина. Первой сегодня суд допросил бывшую реабилитантку Наталью Гриневскую, которая прославилась вскоре после того, как полицейские завели первое уголовное дело в отношении фонда. Наталья выступала в ток-шоу в Москве, давала интервью журналистам, где подробно рассказывала об ужасах реабцентра в Сарапулке.

Она рассказала, что попала в особнячок «Города без наркотиков» в 2012 году, куда ее везут, Наталья не знала. Заманила ее туда мать. Желания ехать в ГБН у нее не было: по роду своей деятельности (что за деятельность, Гриневская говорить отказалась) она знала о сопровождавших фонд скандалах.

Первую неделю Гриневская не помнит совсем — находилась под воздействием психотропных веществ. Она хотела покинуть центр, но сделать этого ей не позволили. Старшим, по словам Гриневской, в центре был Игорь Шабалин. Евгений Маленкин был, скорее, идеологом. Отношения между ними были напряженными.
Когда Наталья попыталась сбежать, ее вернули обратно.

Наталья Гриневская, бывшая реабилитантка:

— В отношении меня применялись наручники, про других я могу сказать, что слышала, как их били, слышала шлепки, чтобы их заглушить — включали громкую музыку.

На вопрос адвоката, считает ли Наталья нахождение в центре лишением свободы, бывшая реабилитантка ответила утвердительно. В конце Гриневская подвела итог: «Претензий к Маленкину у меня нет. Лично ко мне он ничего противоправного не применял. Я являюсь потерпевшей с точки зрения закона: меня лишали свободы».

Тем не менее Евгений Маленкин извинился перед Гриневской.

Евгений Маленкин:

— У меня были благие цели. Простите меня.

Затем судья задал вопросы всем троим потерпевшим — Гриневской, Гладковой и Плис. Спросил об условиях содержания, о правах и их нарушениях. Особенно его интересовала роль Маленкина. Отвечая на один из вопросов, Плис сказала: «Маленкин занимал положение в фонде начальственное: что хочу, то и ворочу». Все трое подтвердили, что к лишению свободы реабилитанток Маленкин причастен.

Несколько свидетелей допрашивали довольно долго. Все они сходятся во мнении, что реабилитация в центре помогла им. «Маленкин приходил в центр, спрашивал, как дела, беседовал с нами», — сказала одна из девушек. Однако позже призналась, что в воспитательных целях Маленкин ее выпорол после попытки бегства.

Также судья допросил родственников погибшей в реабцентре Татьяны Казанцевой. Он попросил сестру Тани, Марину, рассказать, почему девушка подсела на наркотики.

Владимир Порозов, судья Верх-Исетского районного суда:

— Вот здесь собака и зарыта. Нужно было разобраться с причинами — вы боролись с последствиями. В этом большая ошибка. Причины кроются в семье, воспитании!

Марина сказала, что об ужасных условиях, о которых рассказывали потерпевшие, ей ничего неизвестно: сестра об этом ей не говорила. «Претензий у меня нет и не было никогда. Только благодарность. Я считаю, что фонд нам помог», — сказала Марина.

В конце заседания на допрос вызвали президента фонда «Город без наркотиков» Сергея Щипачева. Он рассказал, что Маленкин выполнял функции пресс-секретаря, читал лекции.

Сергей Щипачев, президент фонда «Город без наркотиков»:

— Никакой деятельности в женском центре у Маленкина не было. Он приезжал и читал лекции.

На все вопросы Щипачев отвечал уклончиво, так что судье несколько раз пришлось требовать от свидетеля отвечать прямо. «Наручники никто не применял, захватов с целью доставления реабилитанток в центр не было. Покинуть центр можно свободно», — пояснил суду Сергей Щипачев.

«Наркомания — это что?» — спросил судья. «Зависимость. Распущенность», — ответил президент фонда.

Владимир Порозов:

— Вот оно! И они людей реабилитировали!

Текст: Регина Мусина для 66.ru