Раздел Общество
15 октября 2013, 08:00

Погромы в Бирюлево: кто виноват и что делать?

В поисках умных ответов на вечные вопросы редакция Портала 66.ru обратилась к мнению разных умных людей. Ответы получились разные.

В понедельник вся страна шумела эхом погромов в Бирюлево, о громкой истории говорили все кому не лень. Вчера мы поговорили с нашими, екатеринбургскими, политиками и депутатами, пытаясь предположить: а чем история, произошедшая в Бирюлево, грозит Екатеринбургу, если грозит вообще. Их мнения читайте здесь.

Ответ на вопрос, кто виноват в том, что воскресным вечером толпа москвичей пошла громить торговый центр и все, что под горячую руку попадется, а также на вопрос, что же теперь делать, мы попытались найти у российских депутатов, предпринимателей, представителей церкви и СМИ. Однозначных ответов, конечно, не получилось.

Кто виноват?

Эдуард Лимонов, политик:

— Народ недоволен жизнью, работой, правительством, порядком, установленным в России, ее политическим строем — либеральным капитализмом. Народ ищет любого повода, чтобы выразить свое недовольство. Недовольство — поддерживаем.

Наталья Гулевская, правозащитник:

— Не зря Навальный два года прививал массовую шизофрению, понуждая граждан кричать непристойные речевки и призывы. Постоянно повторяющийся разбойничий клич «один за всех и все за одного» наконец-то перешел в качественный результат: в столице погромы, призывы к расовой нетерпимости, национализм все больше перерождается в нацизм. Бунт в Бирюлеве — это и есть исполнение предвыборной программы Навального.

Марат Гельман, галерист:

— В принципе, так как веры в следователей и судей нет, а полиция ничего, кроме охраны митингов, уже не умеет, самосуд — логичное развитие ситуации. В ответ — собственные военизированные подразделения у каждого рынка. Раз самосуд, два самосуд — там и гражданская война.

Виталий Третьяков, декан Высшей школы телевидения МГУ им. Ломоносова:

— Национальная политика в России отсутствует вовсе. Всё по-прежнему сводится к заклинаниям о какой-то толерантности и надежде на репрессии по отношению к тем, кто будет возмущаться. Но первое глупо, а второе нереально — в государстве, где спецслужбы и милиция не обладают и сотой долей того авторитета (включая и авторитет, основанный на страхе), какие у них были в СССР. Миграционная политика бездарна и, судя по многочисленным свидетельствам, по-прежнему продажна. Русским переселиться в Россию практически невозможно. Нерусские переселяются массово — на корню покупая миграционных работников и милицию.

Константин Боровой, предприниматель:

— НИ ОДНА политическая партия России не удосужилась предупредить общество об опасности поднимающего голову национализма. НИ ОДИН политик не заявил о недопустимости участия националистов в выборах. НИ ОДНО средство массовой информации не распространило наши заявления об опасности национализма, поднимающего голову.

Алексей Калинов, предприниматель:

— Становится очевидно, что национальная карта становится все более козырной в ведущейся в России политической игре. Неслучайно и власть, и все существующие оппозиционные политические силы пытаются оседлать эту тему. Очевидно, что национальный вопрос — это наиболее удачный «выпускной клапан», через который можно направить народное недовольство в нужном направлении. Всегда проще объяснить людям, что в их бедах виноваты чужаки.

Михаил Прохоров, политик:

— Погром в Бирюлеве — это не культурно-этнический конфликт. Это реакция бессилия из-за полного сращивания системы управления с местным теневым бизнесом. Граждан давно отодвинули от решения их проблем, и они потеряли веру в судебную и правоохранительную системы.

Что делать?

Владимир Жириновский, депутат Госдумы:

— События в Бирюлево лишний раз показывают, что нет необходимой работы с национальными диаспорами. Москва сегодня перегружена иностранными рабочими. Нужна трехлетняя программа, по выполнении которой — отказаться от иностранной рабочей силы. Ввести в Москве новый институт жесткой прописки. Проверять документы и проводить обыски в местах, где много трудовых мигрантов. Все, у кого обнаружено огнестрельное или холодное оружие, даже если они еще не совершали преступлений, подлежат высылке.

Всеволод Чаплин, глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества:

— Найти и наказать убийцу Егора Щербакова является для государства делом чести. Сегодня нам нужно сплотиться, чтобы защитить своих ближних, свои нравственные нормы и свой образ жизни. Именно так должен вести себя настоящий христианин. Думаю, что так же — и настоящий мусульманин, иудей, буддист.

Антон Носик, блогер:

— К счастью, в сегодняшней России, как и сто лет назад, в 1913 году, идеи этнической бойни не пользуются никаким спросом у широких слоев населения. Поэтому все погромы, которые тут случаются — или случались сто лет назад — так или иначе связаны с попытками власти решать свои проблемы за счет иноверцев и инородцев, направляя в их сторону народный гнев. Опыт Николая II подсказывает, что пользы от этих попыток нет ни малейшей, а расплата за них запредельно дорога. К сожалению, нынешних временщиков этот опыт ничему не научил. Они по-прежнему верят, что национальные конфликты — хороший, годный способ отвлечь россиян от проблем коррупции в государстве. Как и 100 лет назад, они ошибаются.

Эдуард Лимонов, политик:

— Я бы повернул головы протестующих так, чтобы глаза видели не только криминальных отморозков среди мигрантов, но чтоб увидели мафиозных криминалов, овладевших Россией, — олигархов. Бунтовать следует более всего против тех, кто преспокойно украл у вас и ваших детей счастливую жизнь, тех, кто в конце концов и ответственен за то, что у нас в стране, как в какой-нибудь средневековой Саудовской Аравии или средневековых эмиратах, — расплодились мигранты-иностранцы. Бунтовать следует против сверхбогатых.

Константин Боровой, предприниматель:

— Вот то единственное, что мы можем сегодня сделать, — призвать москвичей на марш «Нет национализму», на марш, который остановит подонков, который защитит самих москвичей от беснующихся на улицах Москвы погромщиков.

Сергей Марков, директор Института политических исследований:

— Законопослушный и не связанный с диаспорами гражданин не должен чувствовать себя человеком второго сорта в России. Российская власть обязана остановить физическое вымирание русских. Нужно вернуть смысл жизни миллионам, которые хотят жить не только личной жизнью.

Алексей Навальный, политик:

— У России должна быть ясная и четкая политика в этой области: 1) мы стремимся сократить количество мигрантов, 2) мы вводим визовые режимы, 3) мы реализуем стратегию повышения производительности труда, 4) свободно приезжают только высококвалифицированные сотрудники, 5) мы всеми силами боремся против возникновения этнических гетто (как на этой овощебазе).

А иначе что?

Всеволод Чаплин, глава синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества:

— Найти этого преступника — значит показать, что государство у нас есть. Не найти — значит показать, что ни государство, ни закон в стране не действуют. Кровь убитого вопиет к небу и к человеческой совести. Люди вправе ожидать, что преступник понесет кару. И в данном случае, как и в других подобных случаях, когда убийство сопровождается крайним цинизмом, вызовом нравственным нормам и нормам культуры, наказание должно быть особенно жестким, неотвратимым, демонстративным.

Алексей Навальный, политик:

— Нужно понимать, что чем больше кошмара вносит в жизнь местных жителей место компактного проживания мигрантов, тем больше там могут заработать силовики и местные власти. Это закон. Все знают: вот там создано криминальное гетто, люди оттуда безнаказанно совершают преступления, потому что платят власти взятки. Власть за них и против нас. Это тоже закон. Никакой справедливости нельзя добиться ни в суде, ни в полиции. И это закон.

Виталий Третьяков, декан Высшей школы телевидения МГУ им. Ломоносова:

— Рассчитывать на то, что все само собой устаканится, а немногие конфликты будут решаться с помощью переговоров с руководителями абсолютно незаконных структур под названием «национальные диаспоры», могли только недалекие люди. Кстати, пора отказаться и от дурацкого тезиса, согласно которому преступность не имеет национальности. Словом, посмотрим, что, кроме угроз отдельным преступникам и «многочисленным провокаторам», начнет предпринимать власть. Пока, увы, надежды на то, что она знает, как решать проблему, и готова ее решать, близки к нулю.

Михаил Прохоров, политик:

— Хочу предостеречь местные власти от соблазна перевести проблему в межнациональную плоскость: это крайне опасно и будет иметь тяжелейшие последствия для нашего общества. Еще глупей закрывать овощные базы и ТЦ, совместно крышуемые диаспорами и полицией. Большое заблуждение считать, что можно управлять людьми, выпуская погромщиков против коррупционеров или одних националистов против других. Выпустив из бутылки этого джинна, загнать его обратно власть уже не сможет.

Все цитаты взяты из блогов, микроблогов, социальных сетей.