Раздел Общество
9 октября 2012, 16:00

Ваша Раша: геокоррекция по-уральски — из Екатеринбурга на Самуи

Ваша Раша: геокоррекция по-уральски — из Екатеринбурга на Самуи
Фото: Facebook
Екатеринбургские эмигранты рассказывают, чего им не хватило у нас, а иностранцы — почему они променяли свою страну на нашу Рашу и живут в Екатеринбурге. В третьей серии — екатеринбургский SMM-щик Сеня Камышев, уехавший в Таиланд.

Героями спецпроекта «Ваша Раша» стали эмигранты и иностранцы. В прошлой серии немец из Западного Берлина Маттиас Трушель, который 12 лет учил русский язык, чтобы жить и работать в России, рассказал, с какими проблемами столкнутся в нашем городе иностранцы в 2018 году во время чемпионат мира по футболу. Сегодня интернет-маркетолог Арсений Камышев — о том, почему он гордится нашим городом, но боится, что когда-нибудь ему придется вернуться в Екатеринбург.

Арсений — часть команды Портала 66.ru, занимается продвижением информационных проектов в социальных сетях, создатель интерактивного агентства Ra Digital. Он один из немногих наших героев-эмигрантов, кто не строит планов по возвращению в Екатеринбург, хотя и называет его «лучшим городом России».

Монолог Арсения Камышева — для тех, кто мечтает о рае на земле и не боится получить кулаком в лицо от тайцев:

— Я не уезжал из Екатеринбурга, я летел на Самуи. Не бежал оттуда, а стремился сюда. Хотел приехать, а не уехать. Я просто подумал, почему бы не работать удаленно. Мне вовсе необязательно все время быть в офисе. Я прочесал блоги тех, кто долго жил в Таиланде, скинул ссылки жене, предложил подумать. Она почитала и тоже загорелась идеей.

Перед отъездом я создал маленькое, но гордое рекламное агентство Ra Digital, которое специализируется на продвижении в социальных сетях, и попытался собрать у себя лучших SMM-щиков Екатеринбурга: это Александр Глухов, Михаил Пономаренко, Михаил Салашов. Мы равны. То, что я и мои клиенты находимся за тысячи километров друг от друга, не мешает нашей работе. С коллегами общаемся в групповом чате в Skype, ставим и отслеживаем задачи в Highrise и Basecamp, используем Google Apps. С Dropbox перебрались на Google Drive.

Мне нравится, что географическое положение перестает влиять на деловые отношения. Потенциальных клиентов нам хватало сразу, хватает и сейчас — порой не успеваем расширяться. Все приходят по рекомендациям. Заказчики — региональные и федеральные бренды. Сейчас начинаем работать с «Макфой», продолжаем работать с СКБ-банком, с Гуманитарным университетом… Нас можно назвать серыми кардиналами на рынке соцсетей в регионе.

У меня две маленькие дочери, и они здесь счастливы, дышат чистым воздухом, часто бывают на солнце, купаются в море и едят свежие фрукты. И общаются с совершенно разными людьми, не приобретая зашоренность и штампы c детства. Одна проблема: время от времени хочется попробовать соленые грузди, «хреновину»… Здесь совершенно нигде нельзя купить гречку, но у нас в доме она есть всегда — каждый, кто сюда приезжает, что-то привозит. На фото: Арсений с женой Элей и дочками Евой и Юной.

Через шесть лет Екатеринбург примет чемпионат мира. Я надеюсь, что в Сети появятся какие-то инициативы, пропагандирующие хотя бы попытки общения с иностранцами. Это будет полезно жителям города. Хотя надо понимать, что приедут не только американцы или англичане, но и европейцы, у которых английский также не на высоте. Думаю, позитива, как, например, в Таиланде, в Екатеринбурге будет не хватать для взаимопонимания.

Екатеринбург прекрасен. Пусть это жизнь «вопреки», но это, пожалуй, лучший город России. Приступы любви вызывают, например, Тимофей Радя, рекламные агентства «Восход» и «Космос» и многие мои коллеги по IT. Многие репортажи 66.ru, кстати, заставляют испытывать гордость (серьезно). Урал — пограничье Европы и Азии — рождает очень крутую смесь в головах людей — это здорово.

Но и есть и другая сторона Екатеринбурга: в своем родном городе ночью я не пойду даже мусор вынести. За дочерей ближе к совершеннолетию в нашем городе я бы сильно боялся, а здесь нет. Нельзя сказать, что на Самуи преступность отсутствует. Кражи редки, но случаются. Время от времени в заливе находят трупы без глаз и ушей, например, как в прошлом месяце. Это красноречиво говорит о том, что свой бизнес нужно согласовать с местной мафией, что хозяин здесь не ты, а коренное население. При этом здесь я легко отпущу жену одну на другой конец острова, зная, что с ней будет все в порядке.

Эмигранты в Таиланде четко делятся на две категории. Это люди, чья работа может быть удаленной, преимущественно веб-разработчики, дизайнеры, маркетологи, владельцы бизнеса в России или Украине, Беларуси, покеристы и те, кто строит свой бизнес в Таиланде.

Найти работу в Таиланде по найму, не имея друзей в тайском бизнесе, практически невозможно. Разве что в туристической отрасли: например, магазины для туристов (партнерствующие с туроператорами и гидами), где требуется хорошее знание английского языка, а знание русского считается небольшим бонусом. Работают в основном за процент с продаж. Я слышал про заработки русских продавцов в ювелирном магазине порядка 50–80 тысяч рублей в месяц в сезон (декабрь — март) и 15–30 в межсезонье. Думаю, что на деле доходы нестабильные и ниже этих значений.

В Таиланде много покеристов, которые играют через интернет. Профессиональные покеристы, как правило, успешны. Их доход составляет от 50–100 тысяч рублей в месяц, не считая куда более серьезных средств в обороте покер-румов.

В месяц я трачу на аренду дома 13000 рублей. У меня двухэтажный дом, на обоих этажах очень большие террасы. В доме — две ванных, общая комната. Вся мебель. За свет выходит 3000 рублей. Главное потребление нам обеспечивает кондиционер и вентиляторы, плюс мы купили электродуховку, соскучившись по пирогам, домашней пицце и мясу по-французски — электричества тратит будь здоров.

На одежду я трачу очень мало, хожу только в шортах, носки и, например, джинсы не надевал скоро уже год как. Жена и дочки — шортики и платьишки. Холодно не бывает никогда.

Аренда байка — 3500 рублей. Байки здесь — правая рука любого жителя. Машина довольно дорога, от 15000 в месяц, или в пределах 1000 в день. Иногда берем покататься всей семьей, в первые 5 месяцев ездили куда-то ежедневно. Цены на бензин: вчера я заправлялся 91-м, он стоит 45,61 рублей за литр, 95-й чуть дешевле. После таких цен переживания из-за роста цен на бензин в России выглядят довольно странно — переплата за различные товары из совсем других сегментов намного больше, вот где стоило бы волноваться.

В отличие от Екатеринбурга, в Таиланде редко случаются ДТП. Правда, один раз у меня было ДТП с мотобайком, когда я был за рулем автомобиля — во время разворота меня догнал байк, водитель которого не смотрел на дорогу. По звуку был удар такой силы, что меня затрясло. Я боялся обернуться, но оказалось, что мотоциклист отделался мелкой ссадиной на локте. Полицейский возник буквально из ниоткуда, выслушал обоих и сказал разъезжаться, раз травм и финансовых претензий нет. Если не попадать в ДТП, то полицейских, пристающих к водителям за выезд на встречку, например, заметить практически невозможно. В отличие от Екатеринбурга, где очень насыщенное движение и строгий контроль вполне оправдан. Жаль только, что он провоцирует коррупцию.

За телефон плачу 650 рублей в месяц, это скорее всего безлимитные звонки, SMS на местные номера (ни разу не удавалось превысить лимит, если он есть) и 1 Гб трафика на очень быстром подключении 3G.

Продукты, если они не импортированные, не дороже, чем в Екатеринбурге, а свинина и курица — заметно дешевле. В обычном местном ресторанчике одно блюдо стоит 40–80 рублей, напитки 30–60. Одного блюда для взрослого мужчины более чем достаточно. И это вкусно!

Про взаимоотношения тайцев с эмигрантами можно смело писать книгу, они очень многослойные. Самое главное — необходимость вести себя достойно и уважительно с местными. Это ты гость, а они хозяева. И они делают тебе, приезжему, приятное только потому, что хотят и могут себе это позволить. Это гордая монархия, которая еще никогда не была чьей-то колонией, в отличие от всех остальных стран Юго-Восточной Азии. К «фарангам» (европейцам) отношение скорее положительное и снисходительное, чем какое-то другое. Ведь европейцы приносят много денег государству, значит, их нужно любить. Вот тайцы по умолчанию и любят, причем вполне искренне. По крайней мере до тех пор, пока «белые обезьяны» не начинают хамить и вести себя как хозяева.

Россия страдает из-за крупных масштабов во всем. Зарабатывать — так со сверхприбылью. Брать взятки — так миллионами, закрывать доступ тем, кто их не дает. Борьба за выживание какая-то, истерика и неуверенность в себе. Честные и успешные люди должны быть спокойными, уверенными и понимать, что делают. Мне иногда кажется, что Россия — страна людей, точно знающих, что именно нужно делать кому-то другому. Мне не нравится, когда количество и сложность преодолеваемых проблем становится гордостью и отличительной чертой нации. И когда создание для себя и семьи других условий считается слабостью.

На последних президентских выборах я не голосовал. Не из-за собственной пассивности или желания оставаться вне политики. Просто я не считаю, что мой голос стоит времени и денег на путешествие в российское посольство в Бангкоке. Впрочем, расстраиваться по этому поводу было бы странно, потому как сейчас поведение Прохорова, за которого еще весной я хотел отдать свой голос, никак не провоцирует меня на какую-то активность.

После выборов многие хотели уехать из России. Я думаю, что это была просто паника. Мне паника кажется бесполезной тратой времени, сил и внимания. Путин с Медведевым не глупые и не слепые, они совершенно замечательно игнорируют всю оппозицию, уверен, совершенно осознанно. Любой их ответ спровоцирует эскалацию конфликта. Но диалога нет.

Оппозиция кажется мне бесполезной ровно настолько, насколько плоха «Единая Россия». Оппозиция растеряла событийность, так и не добившись ничего, стала обычной рутиной. И сейчас действует, хочет она того или нет, в интересах партии власти. Екатеринбургской оппозиции присуща та же болезнь, но здесь шанс раскачать лодку наиболее велик.

Король — не то чтобы запретная тема, но в Таиланде протесты против короля невозможны в принципе. Или посадят надолго, или казнят. Против парламента — да. Против каких-то законов или событий — да. Тайцы выходили на протест с оружием в руках, не так, как было на Болотной. Так ничего нового в России не произойдет. И от бурных обсуждений в интернете — тем более.

В Таиланде большая часть проблем решается хозяевами домов: они приходят или вызывают спеца быстрее, чем в России (сразу), все коммунальные проблемы решают быстро и аккуратно.

В Таиланде можно подцепить японский энцефалит и лихорадку денге. Первая болезнь очень редка и присуща больше материковым странам Юго-Восточной Азии (Лаос, Вьетнам, Камбоджа), но очень опасная, привиться можно прямо на острове. Вторая крайне неприятно переносится, но опасны лишь осложнения в самых запущенных случаях. Уральский иммунитет вряд ли справится с этими болезнями. Но и тайцы болезни переживают не на ногах. Если житель Екатеринбурга вернется после года проживания в стабильном климате +26–32 в уральскую осень, то точно соберет все простудные заболевания.

Тем, кто эмигрирует в Таиланд, не хочется возвращаться домой. Это нормально. Дело не в нелюбви к родине. Скорее — это желание лучшей жизни, реализация детской мечты увидеть баунти, пальмы, неограниченное море и улыбки. Мою эмиграцию я бы назвал геокоррекцией. Если ты родился на Урале, тебе было комфортно на Урале полжизни, но потом понял, что устал и хочешь в данный момент тропиков, то почему бы нет? А родина — это люди и воспоминания, переживания из детства. Где они есть — там и родина.