Раздел Общество
3 октября 2012, 09:00

Ваша Раша: шеф-повар из Германии откупорил дорожную пробку Екатеринбурга

Ваша Раша: шеф-повар из Германии откупорил дорожную пробку Екатеринбурга
Фото: Дмитрий Горчаков для 66.ru
Екатеринбургские эмигранты рассказывают, чего им не хватило у нас, а иностранцы — почему они решили жить в Екатеринбурге. Во второй серии — немец, который 12 лет учил русский, чтобы работать в России.

Мы продолжаем новый спецпроект «Ваша Раша», героями которого стали настоящие и бывшие жители Екатеринбурга. В прошлой серии эмигрант Виктор Исаев рассказал о своих приключениях в Америке. На этот раз мы решили выяснить, с какими проблемами иностранцы, променявшие свою Америку и Европу на нашу Рашу, сталкиваются в Екатеринбурге, что им здесь нравится, а что — нет. Эта информация может оказаться интересной жителям города, так как Екатеринбург получил право принять в 2018 году матчи чемпионата мира по футболу, а это означает, что всего через шесть лет наш город примет много иностранцев.

Маттиас Трушель — шеф-повар ресторана в отеле Park inn, приехал в Россию восемь лет назад по рабочей визе и решил остаться. Сначала Маттиас жил и работал в Москве, потом в Санкт-Петербурге. Последний год — в Екатеринбурге. Однажды Маттиасу предложили работу в России, пообещав, что «это всего на полгода». И он решил: почему бы не попробовать?

Мы встретились с немцем из Западного Берлина Маттиасом Трушелем, который рассказал, почему раньше иностранцы думали, что Россия — это джунгли, почему русским не нужно вкладывать свои деньги в недвижимость за границей и почему Екатеринбург все время стоит в пробках.

— Большинство иностранцев попадают в Россию случайно. Они до сих пор не знают, чего ожидать от этой страны. Приезжая сюда, они удивляются. Особенно западные европейцы, которые еще помнят время холодной войны. Извините, но ваша репутация тогда была ужасна.

В первый раз я приехал в Москву в 1993 году. Тогда я совсем не знал русский, и даже звуки языка наводили на меня ужас. В детстве мы часто слышали страшные истории о России от наших бабушек и дедушек. Взять, к примеру, ваш язык. Мой дедушка не говорил по-русски, но он мог имитировать звуки русской речи. Русский язык тогда казался мне чем-то ужасным. Последние 12 лет я учил ваш язык. Сейчас я все понимаю, могу и читать, и писать, и общаться с людьми в социальных сетях. Я считаю это одним из своих главных достижений. Но тогда у всех было ощущение, будто мы сейчас попадем в джунгли. Нам ничего не было известно, но было очень интересно. Помню, единственное хорошее, что мы ждали, — увидеть самых красивых в мире женщин.

Россия — это страна, благославленная женской красотой… Я бы сказал — так же, как Украина. И, конечно, город Екатеринбург не является исключением. Здесь легко встретить по-настоящему красивых женщин.

Я заметил, что репутация Германии в России очень хорошая. И это, конечно, приятно. Я даже немножко горжусь. Иногда я слышу вот это слово — «нерусский». Я понимаю, о ком идет речь. Это те люди, которые приехали из ближнего зарубежья. Когда я работал в Питере, у нас были официанты и уборщицы из Узбекистана. Я не могу сказать, что они плохо работали, честное слово. Мои узбекские официанты работали лучше, чем русские. На самом деле! Они работают круглосуточно и все равно после этого они улыбаются.

Общественный транспорт в Екатеринбурге — это очень интересно. Иногда есть кондуктор, иногда надо пройти прямо к водителю. Даже если человек знает русский, он все равно всегда все спрашивает. Например, на автобусе есть табличка, в которой написано, что он идет до железнодорожного вокзала. Но я, предположим, если я не знаю, где находится вокзал, и мне было очень сложно разобраться с такими ориентирами. Но я знаю, что русские так любят. Если система устроена слишком просто, то им становится скучно. Я часто слышал это от русских, которые живут в Германии. В Германии русским скучно жить, потому что все слишком просто.

Как-то раз возник какой-то конфликт, и одна русская женщина сказала: «Вот этот нерусский…» Я стою рядом: «Какой нерусский? Я тоже нерусский». — «Нет, не обижайся, нет, конечно, ты не русский, но ты другой, иностранец».

Почему вечером многие трамваи и троллейбусы едут только до «Щорса»? Вот приезжает 15-й троллейбус. Я вхожу и первое, что я слышу по громкоговорителю: «До Щорса! Троллейбус только до Щорса!» И эта фраза звучит на каждой остановке! Еще ее повторяет кондуктор. Если я не реагирую, потому что я еду только до Большакова, кондуктор еще раз повторяет, как будто я глухой. Но это же неэффективно! Почему просто не установить табличку, где было бы написано, что троллейбус следует только до «Щорса». И всем будет понятно. Не надо кричать. Конечно, сначала к этому будет сложно привыкнуть. Русские люди не любят меняться. Даже если все изменится к лучшему. Ведь придется привыкать еще раз!

Раньше мне казалось немыслимым, чтобы немец приехал в Россию… Например, в Голландии люди старшего поколения просто отказывались говорить со мной в 1982 году, отворачивались и уходили. Дело в том, что Голландия была оккупирована Германией во время войны. Несмотря на то, что Голландия пострадала не так сильно, как Польша или Россия, многие голландцы, особенно пожилые, нас не простили. Тогда я подумал, что с русскими будет еще хуже… Я был крайне удивлен, что все оказалось по-другому. Я до сих пор не могу в это поверить. На фото: в Гармиш-Партенкирхен, южная Бавария.

Есть четыре причины, почему в Екатеринбурге большие пробки. Первая — со временем машин появлялось все больше, а городские власти отказывались замечать это. Они эту ситуацию совершенно проспали. Вторая причина — это отсутствие дисциплины за рулем. Манера вождения русских — быстрая и резкая, водитель часто меняет направление… Третья — когда происходит какая-то мелкая авария, водители вместо того, чтобы убрать автомобили с дороги, стоят там часами до приезда ГИБДД. Но ведь это обычный «бум», ничего страшного, никто не ранен. В Германии есть такой закон: если мелкая авария, то машины необходимо убрать. Сегодня у каждого есть телефон с фотоаппаратом. В-четвертых, в Екатеринбурге ужасная синхронизация светофоров. Если человек едет, например, 50–55 км/час, у него должен быть постоянно зеленый свет. Это и называется движение, потому что ты должен двигаться.

Екатеринбургу нужно больше туристов. В 2018 году Екатеринбург может стать одним из городов, принимающих чемпионат мира по футболу. Я не знаю, насколько хорошо и уютно будут чувствовать себя здесь иностранцы. У многих русских есть страх перед иностранцами и чужим языком. Они боятся, что скажут что-то не то или не так. Когда к ним подходит иностранец и обращается на немецком или английском, они думают: «Да, сейчас… Нет. Ухожу…» Я уверен, что это станет большой проблемой.

Русские любят спорить из-за ничего. У меня на работе курилка на улице, поэтому я часто стою на улице Мамина-Сибиряка. Как-то раз там закрыли движение из-за стройки. Поставили знак «тупик». Он стоял там две недели, но каждый день люди туда все равно заезжают. В результате там была постоянная пробка. Позавчера я стал свидетелем такой сцены: девушка вышла из магазина, села в свою машину, но не уезжала. В это время подъезжает другой человек, который думает, что сейчас это место освободится. Он встает прямо посреди дороги. За ним останавливаются другие — ни туда, ни сюда. А он сидит и упорно ждет. Уже девушка показывает: «Нет, я не уеду», — а он продолжает стоять. Рядом был грузовик. Вдруг из него вышел человек, и они начали ругаться. Стоят, ругаются, ругаются, а результата никакого нет. Вот это я не могу понять. Такие вещи я вижу каждый день. Русские люди просто думают, что прав тот, кто громче кричит. На самом деле все просто: она не уезжает, значит, я должен искать другое место, потому что я не могу стоять здесь. Это же не моя улица!

В Екатеринбурге на улице я нигде не вижу часов. Нигде. Да, на площади 1905 года, мимо которой я прошел сегодня, часы есть, но на этом все. В Германии — по-другому. Там часы повсюду. На фото: часы на улицах Берлина (Германия).

Я не считаю себя виноватым в том, что произошло в 1941. Я родился через 20 лет после окончания войны. Мой папа родился в 1943 году, поэтому он тоже не виноват. И я даже могу сказать, что мой дедушка не виноват. Он был обычным солдатом, который пошел на войну и, наверное, никого не убил, он не преступник. Но все равно это было… Для молодого поколения немцев эта тема — сюжет истории.

Если президент или губернатор принимают важного гостя, я сделаю все, чтобы он свободно мог ехать. Но если он просто едет домой после работы, то он должен ехать, как все. Если вам нужно 2 часа добираться домой, он должен добираться так же, без спецсигналов. Наш бывший канцлер однажды получил штраф. Его водитель слишком быстро ехал, и его засек радарный контроль. И он заплатил. А как иначе?

Всем нам показывали Красную площадь, но мне всегда хотелось знать, в каких условиях живут обычные люди, где они работают. Площадь, храм, музеи — все это красиво, но это вчерашняя Россия. В Питере у меня была знакомая, и она пригласила меня к себе домой. Они жили в очень маленькой квартире вместе с папой, мамой, бабушкой, сестрой, детьми. Вокруг бегали кошки-собаки… Семья сидела и ужинала за одним столом, и это было такое ощущение… Самое обычное событие, но для меня тогда это стало настоящим откровением о России.

Я долго не мог понять, почему в Москве люди стоят на улице около киосков и пьют пиво. Даже зимой! Выходят из метро, покупают в киоске пиво, стоят и пьют. Они просто хотят пить? Нет, для них это третье место между домом и работой. Сейчас есть эти кафешки, в которых можно сидеть и пить пиво. Раньше этого не было. Поэтому появилась такая традиция.

В Германии стали говорить о вине и ответственности за Вторую мировую только в 60-е годы. До этого мы думали только о том, что надо работать, потому что страна была разрушена. Сначала люди не хотели слышать о своих ошибках. Только следующее поколение стало задавать вопросы своим отцам. Я очень рад, что наша страна сделала очень многое для того, чтобы мы никогда не забыли о своей ошибке. Германия — единственная страна в мире, которая строит в своей столице памятник собственным преступлениям. К примеру, памятник жертвам Холокоста. На фото: памятник советскому солдату в центре Берлина, недалеко от Бранденбургских ворот.

Русские любят английский клуб «Челси», потому что «это наше». — Как это ваше? — Ну, это Абрамович! Но какой он патриот, если все деньги тратит где-то за границей? Богатые русские покупают себе дома в Германии. Все деньги — только за границу. Спасибо большое! Спасибо. Но почему не делать инвестиции здесь, в России? Российская экономика — это ресурсы. Что здесь производят, в России, что идет на экспорт? Что, кроме оружия? Что? Россия экспортирует деревья и производит зубочистки.

Екатеринбуржцам нужно научиться смотреть на себя как на хозяев. Им это будет сделать легче, чем москвичам. Потому что у них есть особая гордость, что они живут именно здесь. Так как пока в Екатеринбург приезжает не так много туристов, то екатеринбуржцы стараются сделать все, чтобы у гостя осталось хорошее впечатление. У жителя этого города есть особая гордость. Он как бы говорит: «Я — екатеринбуржец!».

Фото: Дмитрий Горчаков, Facebook