Раздел Политика
16 октября 2013, 08:59

Виктор Улитин: «Якоб и Бурков по определению не подходят на должность сити-менеджера»

Виктор Улитин: «Якоб и Бурков по определению не подходят на должность сити-менеджера»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Директор Уральского электронного завода в интервью Порталу 66.ru попытался объяснить, зачем успешному человеку участвовать в выборах сити-менеджера, а также почему он подходит на эту должность лучше Якоба и Буркова.

В Екатеринбурге, по сути, в первый раз выбирают сити-менеджера. Аж 13 человек выразили свое желание стать главой администрации, 10 из которых смогли сдать в комиссию необходимый пакет документов. Если честно, из этих людей я без проблем могу идентифицировать лишь троих. Именно поэтому, когда мне звонила секретарь Виктора Улитина, представляя его как кандидата в сити-менеджеры, я не очень понимал, о ком идет речь, а потому и общаться желания особого не имел. Если бы во время очередного звонка Виктор не сказал, что мы с ним два года назад встречались, гуляли по его заводу и обсуждали перспективы производства компакт-дисков…

В итоге решили поговорить. Лично мне было интересно понять, зачем успешному человеку участвовать в выборах сити-менеджера (на самом деле это, конечно, и не выборы вовсе, поскольку решение принимают депутаты), когда шансы нулевые, а твоя главная задача лишь показать всем, что как будто выбор есть.

— Я знаю трех кандидатов в сити-менеджеры кроме вас: Якоба, Свалова и Буркова. Вы кого-то еще знаете?
— Я Сашу Буркова хорошо знаю.

— Об этом и мой вопрос: вам-то это зачем?
— Ответ на этот вопрос кроется в человеческой природе. Представьте, вам бы сказали: давай ты будешь работать не на Портале 66.ru, а руководителем Первого канала, у тебя есть такой шанс, ты подходишь на эту должность…

Изначально планировалось, что сити-менеджер будет заниматься исключительно хозяйственной деятельностью, а не политикой. Вот все вышеперечисленные — это представители политических структур. Тот же Якоб — это типичный представитель политической команды.

«На должность сити-менеджера должны претендовать такие люди, как я, а не такие, как Саша Бурков или насквозь политизированный товарищ Якоб».

— Может, Якоб и является частью политкоманды, но при этом имеет какой-никакой опыт управления городом…
— А я имею опыт управления большим заводом! Понимаете, во всем мире — и Россия тоже не исключение — большинство руководителей городов — выходцы с заводов. Вы назвали Якоба — я вынужден сопоставить. При всем к нему уважении. Александр Эдмундович окончил монтажный техникум и 13 лет работал монтажником радиоаппаратуры на заводе ЭМА. Дело-то в том, что я закончил не техникум, а инженерно-экономический факультет УПИ, где был конкурс 8,5 человек на место, и тоже, как и Александр Эдмундович, пошел работать на завод. Это был Уральский электромеханический завод, «Три тройки», это предприятие ядерного оборонного цикла, соотношение с точки зрения организации между «тремя тройками» и заводом ЭМА примерно такое же, как между «Ювентусом» и «Садовиком».

После того как Александр Эдмундович затем стал председателем профкома, параллельно поступив на заочное отделение юридического института, а после год побыл директором этого завода, этот завод превратился в два торговых центра по продаже мебели. Я же 17 лет отработал в действующих, хорошо организованных структурах и дослужился на Уральском электромехническом заводе до должности начальника отдела стратегического планирования, а затем и до должности генерального директора дочернего предприятия. Соответственно, сравнивать меня и говорить о том, что Александр Эдмундович имеет более богатый, чем у меня, опыт административного управления, — это бессмысленно. Это оскорбительно для уровня оборонного завода.

— Но ведь реального шанса стать сити-менеджером у вас нет.
— Я так не считаю.

«Уверен, что депутаты поймут, что сейчас надо выбрать сити-менеджером нейтрального человека».

— Есть 37 депутатов, которые будут выбирать главу администрации, они принадлежат к каким-то партиям, у них есть какие-то интересы. В ваших рассуждениях, на мой взгляд, есть ошибка: вы говорите, что появился такой шанс — стать сити-менеджером, выйти на новый уровень — управлять городом; а я говорю, что такого шанса нет, потому что очевидно, что есть два сильных кандидата. А вообще только один, по большому счету. Я не понимаю, почему за вас проголосуют 19 депутатов.
— Вы знаете, я в свое время участвовал и выигрывал математические олимпиады, а потому достаточно много знаю о том, что такое шансы. До выборов мэра я от многих слышал уверенные заявления людей, которые примерно так же говорили про победу другого кандидата, отличного от Силина. «Никто кроме Силина выиграть не может!» — твердили они, а он взял и проиграл.

Теперь двигаемся дальше. Власть придумала какую-то определенную систему правил. Эти правила в тот момент были выгодны этой власти. Они придумали эту раздельную систему — глава города и сити-менеджер — потому что им так было удобно в тот конкретный момент.

— Так любая власть делает.
— Не любая. Но в России к этому приучили. Они придумали: на этот пост должен претендовать хороший, крепкий хозяйственник, и эта должность разделена с политической. Вот зачем мне рассуждать? Я работаю на заводе, кручу гайки. Мне плевать, какие там Тунгусовы, я не знаю, кто это такие, для меня они ничего не представляют, я не понимаю, зачем вообще они существуют в городской системе управления. И вдруг вижу, что они придумали вот такие правила. И понимаю, что я под эти правила подхожу гораздо лучше, чем Саша Бурков, который, по сути, никогда не работал на хозяйственных должностях. Я понимаю, что на должность сити-менеджера должны претендовать такие люди, как я, а не такие, как Саша Бурков или насквозь политизированный товарищ Якоб.

«Я работаю на заводе, кручу гайки. Мне плевать, какие там Тунгусовы». Фото: Уральский электронный завод

Вы же рассуждаете как бабушка у подъезда, которая увидела 79 тысяч портретов Силина и сделала отсюда вывод, что он победит. А мне очень интересно в этом поучаствовать, понимаете? В жизни есть интерес. Сложно представить, что я иду туда для того, чтобы улучшить свое материальное состояние. Я как владелец процветающего завода более чем обеспечен. После победы в конкурсе на лучшего налогоплательщика Екатеринбурга в 2011 году моя обеспеченность не заставляет меня нервно вздрагивать при виде полицейских или налоговых инспекторов. Невозможно представить, что я решил променять такой вид дохода на нервные откаты. Я, как и любой предприниматель, ненавижу коррупцию.

— Вы приводите в качестве аналогии сентябрьские выборы мэра, когда неожиданно победил Ройзман, а не Силин. Но отличие их в том, что там голосовали горожане, а тут — 37 депутатов. Вряд ли стоит их сравнивать.
— Повторюсь: я участвую в этом процессе, не только ставя себе целью победить во что бы то ни стало. Я увидел правила, я их прочитал — мне стало интересно и любопытно. Для меня это будут девятые выборы. Я раньше участвовал в выборных кампаниях в разных качествах — от рядового бойца до начальника штаба. Политика — это не вопрос одного шага. Хорошая политика — это всегда многоходовка. На мой лично взгляд, они сделали ошибку, поскольку у власти сейчас нет никаких разумных оснований выбрать среди тех людей, которые заявились, кандидата, отличного от меня, потому что по тем правилам, которые они же придумали, эти люди не подходят.

— А вы хотя бы с одним депутатом общались?
— Конечно, например сегодня я общался с заместителем председателя Гордумы, членом комиссии Виктором Тестовым. Часа полтора разговаривали. С Ройзманом общался. Со справедливороссами общался.

— Вы сколько планируете голосов получить?
— Минимум 19.

— Вы готовы поспорить, что вы не получите 19 голосов?
— Нет, зачем?

«У власти сейчас нет никаких разумных оснований выбрать среди тех людей, которые заявились, кандидата, отличного от меня».

— Все-таки есть в этом… Вот есть кучка непонятных людей…
— А зачем я об этом должен рассуждать!

— У вас завод есть, дела идут отлично. И по большому счету вы себя смешиваете с этой кучкой непонятных людей. Или у вас есть планы…
— Вы считаете, что я лучше? Почему тогда вы считаете, что так же не подумают минимум 19 человек, сидящих в Думе? Ведь здравые люди в Думе сидят?

— Я не знаю, не уверен. Они преследуют свои интересы.
— Ну не знаю — их же выбрали люди...

— Есть какой-нибудь Крицкий…
— Крицкий — очень умный человек.

— Он умный, он молодец, но у него бизнес…
— А вот то, что я вам рассказал, может быть, он тоже понимает?

— У него бизнес, ему нужна земля. У него с этой администрацией уже все налажено. Он будет получать землю там, здесь…
— А представьте себе, в какой-то момент времени Крицкий окажется чуть умней, чем бабушки на лавочке. И он поймет: если выберут Якоба, то его будут мочить при любом удобном случае. И мочить всех тех, кому Якоб будет помогать — получать землю, делать землеотводы, еще что-то. Его будут мочить всегда и везде. А вдруг Крицкий и сейчас это понимает? Объективная реальность говорит, что это так и есть. Он точно понимает, что у него никакого контакта с областными властями в этом случае не будет. Соответственно, как раз для него такой нейтральный человек, как я, может быть гораздо выгоднее.