7 сентября 2013, 16:55

Фотограф Дмитрий Лошагин: «У меня не было причин убивать свою жену»

Фотограф Дмитрий Лошагин:«У меня не было причин убивать свою жену»
Фото: Александр Хохлов, 66.ru
Супруга убитой модели заключили под стражу на два месяца, но следствие до сих пор не готово обнародовать неопровержимые улики, указывающие на его виновность.

Вчера, 6 сентября, в Первоуральском городском суде со второй попытки назначили меру пресечения для известного екатеринбургского фотографа Дмитрия Лошагина, которого подозревают в убийстве собственной жены.

В Первоуральске в этот день было тепло, но пасмурно, и только под вечер выглянуло солнце. Чувствовалось, что скоро наступит настоящая осень с ливнями, ветром и облетевшими листьями. Время, когда остается только гадать, сколько теплых дней осталось, поскольку синоптикам традиционно никто не доверяет.

Примерно такие же чувства — затишье перед бурей — испытывали те, кто приехал в здание городского суда. Озвучивалось множество догадок и гипотез, но никто не мог сказать точно, чем закончится заседание: слишком мало подтвержденной информации в публичном доступе.

Уже в час дня (заседание было назначено на 14.00) к зданию Первоуральского городского суда стали стягиваться журналисты. Я насчитал как минимум 8 телеканалов, представители которых приехали освещать событие. Всего же в коридоре перед залом заседаний № 3 переминались с ноги на ногу полсотни журналистов, фотографов и операторов.

В Первоуральский суд приехали около полусотни журналистов.

Участники заседания протискивались через плотный строй представителей четвертой власти молча и никаких комментариев не давали.

Подозреваемого от телекамер и фотоаппаратов уберегли. Дмитрия Лошагина заводили в зал через служебный вход.

Заседание длилось около трех с половиной часов. Все это время наблюдатели провели у закрытых дверей. Поддержать Дмитрия Лошагина пришла координатор проекта «Мисс Екатеринбург» Светлана Петракова. Все время пока шло заседание, она стояла в углу у дверей зала.

В какой-то момент ее опознали, и уставшие от безделья журналисты ринулись к Петраковой в надежде взять комментарий. Однако Светлана довольно спокойно ответила, что комментариев давать не будет, но при этом подчеркнула свою уверенность в невиновности подозреваемого.

Около пяти вечера журналистам объявили, что скоро состоится оглашение постановления и они смогут войти в зал.

Дмитрий Лошагин сидел в клетке. Осунувшийся и мрачный. На него обрушился шквал вопросов, большинство из которых он игнорировал, но на некоторые нехотя отвечал тихим голосом. Всякий раз, когда упоминалось имя его погибшей жены, фотограф на несколько секунд закрывал глаза.

Он назвал «полным бредом» утверждения о том, что он или его погибшая супруга были ВИЧ-инфицированы. Рассказал, что в ИВС к нему относятся нормально и даже с некоторой долей сочувствия. И заявил: последний раз видел Юлию Прокопьеву-Лошагину 22 августа около одиннадцати часов вечера и не совершал то, в чем его обвиняют, потому что для этого «не было никаких причин». На этом подозреваемый прервал разговор с журналистами, объявив: «Мне не нравятся ваши вопросы».

К слову о причинах убийства. Мотивы Дмитрия Лошагина действительно до сих пор не ясны. Следствие о них почему-то не говорит, предпочитая пока концентрироваться на частностях. В ходатайстве о заключении Лошагина под стражу государственный обвинитель Вячеслав Решетников указывал на то, что подозреваемый пытался скрыться за пределы не только Свердловской области, но и Российской Федерации.

После того как судья огласила постановление, в котором мерой пресечения для Лошагина было избрано содержание под стражей в СИЗО Екатеринбурга, последовал второй раунд вопросов к фотографу. Лошагин был заметно расстроен решением суда и сказал, что «думал, сегодняшний бред закончится».

Гораздо больше удалось узнать у следователя Андрея Желудева. Складывалось ощущение, что сотрудник Следственного комитета нисколько не сомневается в виновности фотографа, но при этом не спешит делиться всеми подробностями дела, как будто приберегая их на какой-то особый случай, время которого еще не наступило.

Как объяснил Желудев, убийство Юлии Лошагиной произошло в так называемом Лошагин-LOFT, на последнем этаже дома по адресу Белинского, 32. В Первоуральске, где нашли тело Юлии, Дмитрий Лошагин, по версии следствия, был дважды: 23 и 24 августа (силовики располагают биллингацией сотового телефона подозреваемого). Кроме того, следователь говорил о неких «многочисленных свидетельских показаниях», но что это за свидетели, даже не намекнул.

Между тем отмечу: Дмитрию Лошагину еще не предъявлено обвинение в убийстве, он до сих пор числится подозреваемым.

Адвокат Дмитрия Лошагина Сергей Лашин (справа).

Адвокат Сергей Лашин, как и его клиент Дмитрий Лошагин, после оглашения постановления выглядел подавленным и лишь коротко заявил, что сторона защиты будет непременно обжаловать решение суда, потому что следствие не представило внятных доказательств вины его клиента. От более развернутых ответов юрист сухо отказался и поспешил удалиться.

Согласно постановлению Первоуральского городского суда, Дмитрий Лошагин останется под стражей до 3 ноября. Далее все будет зависеть от хода следствия.

В неофициальных разговорах сотрудники силовых ведомств говорят: в данный момент идет активная работа по сбору доказательств вины подозреваемого Лошагина. На явную нехватку улик указывает хотя бы тот факт, что фотографу пока не предъявлено официальное обвинение. Впрочем, представители Следственного комитета уже официально заявляют: это только вопрос времени, уже идет закрепление базы.

Напомним, 31 августа брат Юлии Лошагиной Михаил Рябов разместил на своей странице «ВКонтакте» сообщение о том, что его сестра не выходила на связь с 22 августа. 24 августа грибники в лесополосе под Первоуральском в костровище обнаружили обгоревшее тело девушки, приметы которой совпадали с описанием пропавшей модели.

После того как брат Юлии Лошагиной написал заявление в полицию об исчезновении своей сестры, Дмитрий Лошагин был задержан. Он, как утверждает следствие, отказался проходить проверку на полиграфе и постоянно менял показания.