11 июля 2014, 15:37

Промышленный дизайнер Карим Рашид: «Новый трамвай от УВЗ — это лимузин для бедных»

Промышленный дизайнер Карим Рашид: «Новый трамвай от УВЗ — это лимузин для бедных»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
В отличие от горожан, успевших повеселиться над инновационным вагоном в соцсетях, американский дизайнер полагает, что черный трамвай с «Иннопрома» станет «иконой Екатеринбурга».

Выставленный на «Иннопроме» внезапный черный низкопольный трамвай R1 привлек к себе внимание еще до старта выставки. Интерес усилился, когда чиновники и представители Уралвагонзавода объявили, что примерно такие же вагоны поедут по Екатеринбургу в 2018 году.

Выставочный образец за два дня «Иннопрома» стал, пожалуй, самым посещаемым стендом «Екатеринбург-Экспо», а горожане в соцсетях иронично обсуждали созданные в фотошопе изображения инновации, вписанной в реальный городской пейзаж.

Футуристичный облик трамвая будущего не очень-то сочетается с серыми панорамами окраин города, как бы намекают создатели фотожаб.

Весть о новом вагоне долетела до дизайнера Артемия Лебедева. И он не преминул раскритиковать изобретение Уралвагонзавода, окрестив его «трамваем-убийцей», «трамваем-мясорубкой».

А я поговорил о взволновавшей общественность новинке с американским промышленным дизайнером Каримом Рашидом. В России он по-прежнему не слишком известен в широких кругах, но за границей считается очень крутым дизайнером и даже законодателем мод.

Карим Рашид уже в третий раз приехал на «Иннопром». За один день успел прочитать лекцию на пленарном заседании и отыграть диджейский сет на вечернем after-party.

В перерыве между этими двумя событиями прогулялся по экспозиции и поделился впечатлениями о ней в эксклюзивном интервью Порталу 66.ru. Причем по его мнению, трамвай УВЗ — «главный герой «Иннопрома»:

— Это самый красивый трамвай, который я видел в своей жизни! Надеюсь, что его все-таки произведут. Он будет иконой Екатеринбурга!

— Вы считаете, что он впишется в городскую среду? У нас, особенно на окраинах, футуристичных трамвайных остановок нет, а ездить ему, скорее всего, придется не только мимо блестящих небоскребов, но и по лужам частного сектора.
— А он должен вписаться? По-моему, нет, не должен. Дорогие автомобили, например, вписываются в среду городских окраин? Нет. А они там ездят. И это никого не беспокоит. Трамвай — это средство передвижения. Он не может и не должен иметь ничего общего с архитектурной средой.

Еще я бы хотел добавить: город не должен быть однообразным. Эклектика — это хорошо. Я смотрю на Екатеринбург в окно гостиницы Hyatt и вижу, что все здания у вас — примерно одинаковые. Из общего фона выделяется только разве что собор (Храм-на-Крови, — прим. ред.). Это плохо. Чтобы сложить действительно запоминающийся, уникальный образ Екатеринбурга, надо сочетать разнородные объекты.

— В своих выступлениях вы часто говорите о том, что предметы, создаваемые дизайнерами, обязаны быть не столько красивыми, сколько удобными. Трамвай УВЗ этому требованию отвечает?
— Я, к сожалению, так и не смог попасть внутрь вагона. Потому судить о физическом комфорте не стану. Готов обсудить разве что эстетический образ.

— Хорошо. Давайте обсудим. Он черный. Я бы сказал, мрачный и даже, может быть, пугающий. Это неожиданно, потому что мы привыкли к красным вагонам либо к пестрым, обклеенным разноцветной рекламой…
— Когда я проектирую какие-то объекты, никогда не отталкиваюсь от мнения людей. Очень часто они сами не знают, чего хотят, не понимают, что им нужно. И если появляется что-то новое, что-то необычное, первая реакция — это всегда отторжение, опасение, неприятие. Потому не надо слушать мнения, надо просто делать.

Как пример — Эйфелева башня. Сорок лет ушло на то, чтобы люди согласились с ее существованием. Французы же были категорически против нее. А теперь она символ Парижа, неотъемлемая часть его архитектуры.

Новые вещи должны быть радикально непохожими на все, что было ранее. Это, к слову, относится и к архитектуре Екатеринбурга. Вам сейчас очень нужны какие-то радикальные решения. Они украсят город, вопреки протесту людей, который, конечно же, будет.

Но вернемся к трамваю. Я не понимаю, почему вас смущает черный цвет. Большинство людей предпочитает именно этот цвет при выборе гаммы своей одежды. И, например, я вижу, что ваш телефон — тоже черный. И он вас, насколько я понимаю, не смущает.

Вообще, это же лимузин для бедных! Он тоже черный, тоже длинный, но прокатиться в нем сможет любой. Так что я не вижу причин, по которым такой вагон нельзя пускать на улицы вашего города. Можно. Нужно!

Фото: Антон Буценко, Дмитрий Горчаков, 66.ru