Раздел Бизнес
27 августа 2014, 12:03

Областной министр сельского хозяйства: «К тем, кто повысит цены, отправим ФАС»

Областной министр сельского хозяйства: «К тем, кто повысит цены, отправим ФАС»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Михаил Копытов рассказал Порталу 66.ru, каким образом свердловские власти будут бороться с алчными ритейлерами.

Накануне губернатор Евгений Куйвашев лично инспектировал цены на продукты питания. В итоге выяснилось, что дорожает только свинина, да и то, как нас заверили чиновники, это ни в коем случае не является следствием принятых продуктовых санкций. Мы же воспользовались моментом и пообщались с министром сельского хозяйства Свердловской области Михаилом Копытовым, который нам объяснил, как региональные власти собираются влиять на жадных до прибыли ритейлеров.

— Сейчас областное правительство мониторит цены на продукты питания. Какова динамика?
— Пока цены стабильны.

— Мне знакомые ритейлеры говорили, что, к примеру, курица стала дорожать.
— Курица стала дорожать не оттого, что ввели продуктовые санкции. Дело в том, что сейчас стоимость мяса птицы возвращается к цене 2012 года. В 2013 году стоимость курицы и свинины рухнула, так как областной и федеральный бюджет выделял большие деньги, чтобы удержать стоимость. Сегодня цена просто возвращается к 2012 году.

Вернувшись с итальянских каникул, Евгений Куйвашев поехал на рынок изучать цены. Кстати, на одном из прилавков он обнаружил тюменский сырок.

— Какая тенденция по другим продуктам?
— Мы еженедельно мониторим, и я пока каких-то значительных изменений не вижу. Есть колебания в 0,3% или 0,5%, но это обычное колебание. По информации из минсельхоза, уже подписаны договоры с Южной Америкой по мясу свинины и говядины, а потому она скоро подойдет и цены стабилизируются. Яблоки тоже пока не дорожают. Лично я боялся, что изменения будут более резкими. Если мы с вами пройдемся по рынку, то увидим, что и рыба практически вся из Турции, Чили или России.

— Но в магазине, где я покупаю рыбу, семги уже не стало.
— Понятно, что рыбы, которую мы получали из Норвегии, какое-то время не будет, с этим надо согласиться и пережить.

— А в принципе по каким категориям Свердловская область сильнее всего зависит от импорта?
— Прежде всего по рыбе и сырам (особенно по очень хорошим, для гурманов). Кстати, такие сыры в России уже делают. Плюс к тому закупаем много говядины. Именно поэтому необходимо развивать производство мяса крупного рогатого скота. Но для этого надо не год и не два. Первое мясо мы получим в лучшем случае через три года: сначала мы купим маточное поголовье, потом оно должно родить, и только потом появится мясо для продажи.

Областной министр сельского хозяйства признает, что область как не обеспечивала себя говядиной, так и не сможет решить эту проблему в ближайшие годы.

— Можете мне объяснить, почему в России так плохо с говядиной дела обстоят?
— Давайте так будем говорить: мясо свинины — это уже промышленное производство. Согласитесь! Построил корпус, зерна купил, корми — и никаких проблем. Курица живет 40 дней, свинья — 180 дней, а чтобы вырастить «каэрэсеика» (именно так нежно министр называет крупный рогатый скот, КРС, — прим. ред.) — надо 400 дней. Это гораздо сложнее, надо больше помещений, совершенно другие затраты.

— Есть какие-то шансы, что ситуация изменится?
— Россия увеличивает производство говядины, но это процесс очень небыстрый. В птицеводстве и свиноводстве можно все гораздо быстрее организовать.

— Насколько область себя обеспечивает различными видами мяса?
— Если брать область, то к концу года по мясу птицы мы выйдем на показатель в 80% (от медицинской нормы), свинины — 70%, а говядины — 22–23%. И перспективы по КРС в нашей области я пока не вижу.

— Есть такое мнение, что санкции помогут ускорить развитие российского сельского хозяйства. Вы с этим согласны?
— Мы надеемся на это. В частности, рассчитываем, что будет увеличено финансирование, принимаются несколько программ на федеральном уровне. Это раз. Во-вторых, те предприятия, которые сегодня хорошо работают и видят, что их продукция востребована, получат еще одну возможность для увеличения производства.

Если погода не подкачает, то в Свердловской области соберут хороший урожай — речь идет о картошке, овощах и зерновых.

— У нас же есть Рефтинский рыбхоз. Но его почему-то область хотела продать.
— Мы продавали, но никто его не купил.

— Есть у него какая-то перспектива? Ведь сейчас рыба будет востребована.
— Перспектива есть, но туда надо очень много вложить. Речь идет о 100–200 млн рублей. Тогда будем иметь объемы, которые окажут влияние на рынок. Сейчас же он производит совсем немного.

— Я правильно понимаю, что мы можем решить проблему с дефицитом каких-то продуктов лишь за счет того, что начнем завозить не из Европы, а из других мест?
— Свердловская область продовольствием себя на 100% не обеспечивает, и в ближайшее время ситуация не изменится. К примеру, мы по объемам производства молока — восьмые в России, но обеспечены им всего лишь на 50%, так как у нас большое население. Плюс к тому мы северная область, а потому мы всегда будем завозить из других регионов. Но мы уже шестой год увеличиваем производство мяса и молока, несмотря на сложные условия.

— Какие есть рычаги влияния на ритейлеров, чтобы они не повышали цены?
— Есть ФАС, которая имеет право влиять. Сегодня при правительстве РФ создана комиссия, куда мы отправляем мониторинг, а они уже принимают решения. Когда речь идет о санкциях, то влиять может только федеральное правительство. Но мы стараемся работать с сетями, обсуждаем, договариваемся в большинстве случаев.

Свердловская область — восьмая в стране по производству молока, но обеспечивает свои потребности лишь на 50%.

— У вас, кстати, есть свой огородик?
— У меня — нет, но, слава богу, жива мама и до сих пор держит огород под Красноуфимском. Я к ней туда езжу.

— Как в этом году урожай?
— Если погода даст убрать (поднимает глаза к небу, — прим. ред.), то урожай будет хороший. Я говорю про овощи, картофель и, я даже надеюсь, по зерновым. Но надо убрать.

— Есть ли смысл в данных условиях продавать птицефабрики?
— Тут палка о двух концах. Если придут хорошие собственники, как в Челябинской области, то мы можем получить хорошие результаты. Но риск всегда есть. К примеру, Рефтинскую птицефабрику мы точно продавать не будем, так как проводим там большую программу по переоборудованию.

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru