Раздел Бизнес
11 июня 2013, 08:00

Изнанка бизнеса: гиганты рынка интим-услуг вытесняют девочек-индивидуалок

Проституция сегодня — это выгодный бизнес для тех, кто хочет жить хорошо и очень хорошо. Сонечек Мармеладовых, работающих, чтобы прокормить семью, здесь нет.

Для большинства девочек это легкие деньги, поэтому желающих выйти на панель с каждым годом становится больше. Они любят рассказывать о ребенке и родных, оставшихся в маленьком городке, которых «нужно кормить». На самом деле кто-то получает в Екатеринбурге высшее образование и не брезгует «подработать», чтобы позволить себе дорогую машину и одежду люксовых брендов, другие «устали от бедности» и хотят жить хорошо и очень хорошо прямо сейчас.

Марина — профессионалка с шестилетним стажем. Приехала в Екатеринбург несколько лет назад из Ревды. О причинах решения стать девушкой по вызову говорит откровенно: «Мне надоело жить в бедности, и я устала от парней, которые все время норовят затащить тебя под венец, при этом ничего собой не представляют. Секс я люблю, как и любая нормальная девушка, просто не стесняюсь».

Девушка, как и многие, мечтает бросить свой промысел и выйти замуж за «нормального мужчину» (для Марины это тот, «кто не ходит по проституткам и может обеспечить»). До тех пор оставлять прибыльный бизнес не собирается.

Марина согласилась рассказать на условиях анонимности, как функционирует рынок интим-услуг Екатеринбурга.

Девочек, желающих потрудиться на рынке интим-услуг, с каждым годом становится все больше. Это прибыльный бизнес для тех, кто мечтает о дорогих вещах и красивой жизни.

— Я работаю много, примерно пять дней в неделю, а когда и шесть. В месяц зарабатываю 150–200 тысяч. Впервые вышла на работу в так называемый салон. На деле это оказалась обычная квартира. После сменила несколько фирм. Уходила из бизнеса, чтобы устроить личную жизнь. Неудачно. Снова возвращалась. Одно время работала сама, как индивидуалка. Сейчас снова устроилась в фирму, работаю в ней полгода. В мелких фирмах, где дефицит кадров, будут рады, даже если ты выйдешь всего пару раз в неделю. В крупных фирмах требуют соблюдать график. Обычно график согласовывается на неделю вперед.

Самая крупная отрасль в интим-бизнесе Екатеринбурга — это сауны, так любимые нашими мужчинами. Там задействовано больше всего девочек. Платят им мало. Значительную часть суммы забирает администратор сауны, еще часть уходит водителю, часть — сутенеру. В итоге девочке остается около 30% от полученной с клиента суммы. В саунах клиентов не ищут. Там просто держат под рукой телефоны фирм, предоставляющих услуги. Администраторы по просьбе клиентов обзванивают всех по кругу до тех пор, пока не приедут те, кто устроит клиентов. Нередки случаи, когда девочку могут взять на два часа три или четыре клиента.

Вторая по значимости отрасль — «салоны». По сути, это обычные квартиры, где живут девчонки. Звонки клиентов принимает оператор, он же дает всю информацию и объясняет, как добраться до «салона». В «салонах» девочки получают больше, работают 50 на 50. Причем оплату за все дополнительные услуги, которые попросит клиент, девочка вправе оставить себе. Выходит порядка 150 тысяч в месяц. «Салоны» ищут клиентов сами, дают рекламу на интернет-сайтах, сайтах знакомств, в социальных сетях. «Салоны» работают от фирм. Я предпочитаю работать в крупной фирме, от пяти-шести квартир, с хорошим рекламным бюджетом и охраной.

Не каждая девочка решится работать самостоятельно. В Екатеринбурге действуют целые банды, промышляющие грабежом «профессионалок».

Уличная проституция практически вымерла. Количество девочек сейчас и, скажем, в 2005–2006 годах не сопоставимо. Осталась трасса, там девочки, думаю, зарабатывают тысяч 60. Я слышала, что многие, работая на улице, сидят на «винте». Есть еще девочки, работающие в барах, клубах. Но они погоды не делают.

Работать индивидуально опасно. Последнее время появилось много бандитов, промышляющих грабежом проституток. Действуют целые банды. Многие из них боятся соваться в крупные фирмы, потому что те, как правило, заботятся об охране. Я уже не говорю о том, что любой может просто забрать свои деньги, и ничего с этим сделать нельзя. Много пьяных даже среди богатых клиентов. Убийств именно в Екатеринбурге не припомню. Убийства сутенеров бывают.

За показательными «порками» проституток стоят владельцы крупных фирм, мне так кажется. Индивидуалок стригут налысо, как вы помните. Крупным игрокам надо выживать на рынке интим-услуг, который за последний год вырос вдвое. С каждой третьей девушкой на сайтах знакомств можно договориться о сексе за деньги. Причем прирост идет в основном за счет индивидуалок и мелких фирм из одной-двух квартир. Такая ситуация не устраивает крупные фирмы.

Владельцы крупных фирм не терпят конкуренции и выживают индивидуалок с рынка любыми способами.

Самым стабильным методом вербовки остается сарафанное радио. Новеньких приводят уже работающие девочки. Помимо этого девчонок ищут на сайтах знакомств, в соцсетях, через объявления о приеме на работу в газетах, журналах и интернете. В ход идут любые методы. Одна моя знакомая попала в фирму через объявление о приеме на работу нянечки.

Никто девочек не принуждает заниматься проституцией. Желающих потрудиться в отрасли и так много. Исключения, конечно, могут быть, если девушка должна по тем или иным причинам денег, но чтобы кто-то держал свой коллектив на положении рабынь? О таком я не слышала. Коренных екатеринбурженок в нашем деле мало. Вот вам усредненный портрет екатеринбургской проститутки: девушка 20–24 лет, из области, с неоконченным высшим образованием либо студентка. Нередко с ребенком.

У нас своя система наказаний. Самая распространенная мера — штраф. Слышала я, конечно, и о рукоприкладстве. Правда, с оговоркой, что девочка воровала деньги из кассы фирмы или встречалась вне фирмы с клиентом. Выйти замуж за клиента можно, но это большая редкость. Могу припомнить всего пару случаев за все время, что работаю. Чаще уходят в любовницы, но потом возвращаются. Спонсоры таких девочек бросают.

Несовершеннолетних в бизнес стараются не брать.

Я не могу отказаться от клиента, который мне не понравился, потому что работаю в фирме. Исключение — потенциально проблемные. В нормальных фирмах допускается (а порой и настоятельно рекомендуется) не брать наркоманов, сильно пьяных, клиентов в сильно пахнущей одежде. В мелких фирмах, где дефицит клиентов, заставляют работать со всеми. За отказ могут оштрафовать.

Мужчины идут к проституткам от неспособности наладить обычную половую жизнь. Пойти на улицу, познакомиться с девушкой, сводить ее на свидание, обеспечить продолжение взаимоотношений в виде постели — все это для них нереально. Неуверенность мужчин в себе — гарантия наличия у нас, жриц любви, денег. Большинство мужчин женаты, и у них нет времени на то, чтобы заводить романы на стороне. Любовница требует хоть каких-то затрат времени, подарков, внимания. Проститутке же всего этого не надо, достаточно денег согласно тарифу.

Не верьте красивым голливудским фильмам, вроде «Красотки». На самом деле девочки становятся женами своих клиентов крайне редко. Зато за прогулки в нерабочее время с клиентами фирма может серьезно наказать.

Цена за услуги зависит от уровня заведения. Тариф «проходных» в саунах сейчас варьируется от тысячи до полутора, хотя еще пару лет назад составлял всего 500 рублей. Сейчас фирмы, занимающиеся саунами, переживают не лучшие времена. Отчасти это связано с жадностью администраторов.

Самые дешевые девочки стоят 1500–2000 в час. Средняя ценовая категория — 2500–4000. Свыше четырех тысяч идет люкс-сектор, но де-факто радикальных отличий от средней ценовой категории нет. Ценник обычно определяет руководство фирмы.

Самая распространенная мера — штраф. Девушку могут и избить, если речь идет о серьезном проступке. Например, если поймают на воровстве из кассы фирмы.

Большинство отелей работает через бар. Это когда девушки находятся в лобби-баре, знакомятся с клиентами и предлагают им свои услуги. Такая система обречена на меньший спрос. Недостаток спроса компенсируют высоким ценником. Услуги девушек при таком раскладе часто стоят от 5 тысяч в час, и по факту клиент платит и девушке, и фирме, и, чаще всего, охране отеля. Охране перепадает примерно треть суммы, оставшееся делится между менеджером и девушкой.

Самые дешевые девочки стоят 1 500–2 000 в час. Средняя ценовая категория — 2 500–4 000. Свыше 4 тысяч — люкс-сектор. Впрочем, все зависит от уровня заведения. Цены определяет руководство.

Полиция больше не крышует наш бизнес. Обычные, рядовые сотрудники не способны решать проблемы девочек или фирм. У них отсутствуют полномочия нужного уровня. Те же, кто этими полномочиями обладает, не будут связываться с интим-бизнесом. Во-первых, потому что имеющие власть полицейские дорожат своим местом, а во-вторых, интим-бизнес все-таки пока еще теневой и полицейским проще и спокойнее контактировать с обычными, рядовыми коммерсантами, нежели с представителями пусть и не махрового, но криминалитета.

Полиция больше не крышует интим-бизнес. Обычные, рядовые сотрудники не способны решать проблемы девочек или фирм, а те, кто наделен полномочиями нужного уровня, с рынком интим-услуг связываться не хотят.

Не попадаться полицейским во время «контрольной закупки» просто. Для этого нужно работать в фирме. Хозяева фирмы знают, когда полиция придет с проверками, у них свои инсайды. Для нас, девочек, это будет выглядеть как простое отсутствие клиентов, «порожняковый» день. На самом же деле диспетчера не будут работать во время облавы.

Полицейские получают основания для составления протокола от самих девочек. Если полицейские не проводят по всей форме контрольную закупку, то оснований для задержания нет. Но под давлением они заставляют сознаваться девочек в том, что те работают. Могут, например, взять телефон и позвонить маме или папе. Многие боятся огласки и соглашаются на штраф. Хотя если девочка признана виновной в правонарушении, то к участковому по месту жительства уйдет информационное письмо. И уж тогда-то родители точно узнают, чем занимается их дочь.

Хозяева фирмы заранее знают, когда полиция придет с проверками. В такие дни они просто прикрывают бизнес. При этом девочкам говорят, что сегодня клиентов нет.

Не думаю, что в России когда-либо легализуют проституцию. Занятие это в массовом сознании считается позорным. Предпосылок для изменения ситуации лично я не вижу. Мне это и не надо. Безопаснее наша работа от этого не станет. Полиция не способна защитить граждан на должном уровне. А вот орды различного рода чиновников, жаждущих поиметь «свой гешефт», появятся моментально. Так что мы тут как-нибудь сами, в подполье.

Фото из фильма «Кто подставил кролика Роджера», kinopoisk.ru.

Фото: из фильма «Кто подставил кролика Роджера»