Раздел Бизнес
27 марта 2013, 10:20

Александр Высокинский: «Возня вокруг «Е-карты» связана исключительно с выборами»

Александр Высокинский: «Возня вокруг «Е-карты» связана исключительно с выборами»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Вице-мэр Екатеринбурга в интервью Порталу 66.ru прокомментировал наезды на «Е-карту», а также объяснил, почему частная компания занимается безналичными платежами в общественном транспорте.

«Е-карта» стала одной из тем, которую разыгрывают потенциальные участники выборов мэра Екатеринбурга. К ситуации уже подключились антимонопольщики и прокуратура. Первые пришли к выводу, что обслуживанием «Е-карты» должна заниматься муниципальная, а не частно-государственная компания, да к тому же транспортники не должны отчислять за ее использование комиссию. Ожидается, что в ближайшем будущем свои выводы озвучат и силовики.

«Е-карта» появилась по соглашению с областным правительством.

Между тем в администрации города подчеркивают, что «Е-карта» была создана по соглашению с областью. По мнению вице-мэра Александра Высокинского, все громкие заявления про «Е-карту» — лишь очередной этап политической войны между городом и областью.

— В январе 2009 года мы подписали соглашение с областью. В нем оговаривалось, что муниципальное образование вводит льготный проезд для граждан. Надо напомнить, что 2009 год был последним для монетизации транспортных льгот. Тогда же посчитали и договорились, что одну треть будет оплачивать муниципалитет, а две трети — областной бюджет. В результате появилась «Е-карта», которая позволяет точно установить, сколько именно льготников перевезло то или иное транспортное предприятие.

— Но в итоге получилось, что на рынке безналичной оплаты проезда работает монополист. Насколько я понимаю, в Москве есть несколько операторов, а в Екатеринбурге — только один.
— У нас тоже на самом деле есть альтернатива. Например, если у вас кредитка «Сбербанка», вы можете по ней ездить. Но пенсионеры предпочитают использовать для оплаты «Е-карту», так как боятся потерять или испортить банковскую карту.

— Каково соотношение в платежах «Е-карты» и всех остальных способов оплаты?
— Сегодня безналичным образом проезд оплачивают около половины пассажиров, из которых около 25% делают это при помощи банковских карт. Основной объем перевозок по «Е-карте» — это льготники.

У «И-сети» нет особой прибыли.

— Одна из основных претензий антимонопольщиков заключается в том, что «И-сеть» является частной компанией, а не муниципальным предприятием. Почему такая схема?
— Претензии антимонопольщиков были озвучены еще более года назад, во время кампании по выборам в Госдуму. У нас все проверки администрации совпадают с выборами. Сейчас у нас опять идет проверка.

Кстати, нами был проведен конкурс, который выиграл не муниципальный банк, а Газпромбанк. Все деньги хранятся в этом банке, все операции подконтрольны. Это точно такой же сервис, как оплата мобильной связи через терминалы.

Я лично выступаю за то, чтобы «И-сеть» стала рыночной компанией. Но в 2009 году мы приняли участие в ее создании, выступили катализатором, поскольку только так могла появиться инфраструктура. Хотя сейчас иногда возникают мысли создать полностью муниципальную компанию: пусть все будет затасканное, не будет работать — зато антимонопольщики будут довольны. Но это было бы неправильно, поскольку во всем мире такие структуры являются частными.

— Получается, что некая частная структура снимает сливки с многомиллиардных платежей за проезд. И к тому же у нее нет конкурента.
— У «И-сети» нет и особой прибыли. Смотрите, вы заплатили за проезд, 3% получила «И-сеть» — при том условии, что валидатор был куплен за счет транспортной компании, и 5% — если перевозчик арендует устройство. При этом половину из этих 3–5% получает оператор, принимающий деньги на карту (например, ЕРЦ). Так что никаких сверхприбылей там нет. В свое время, когда проект начинался, «И-сеть» взяла кредит, на который приобрела оборудование, программный комплекс и так далее. Вся система стоила около 100 млн рублей, а потому в ближайшие восемь лет «И-сеть» будет гасить кредит.

Вообще все эти конторы по приему платежей зарабатывают не на выручке, а на том, что крутят полученные средства. У нас же эти деньги находятся на счетах Газпромбанка.

«Я лично выступаю за то, чтобы «И-сеть» стала рыночной компанией, но нас заставляют сделать ее муниципальной».

— Но там ведь тоже можно крутить эти деньги.
— Получается, что я вступил в сговор еще и с федеральным банком?

— Почему? Просто деньги «И-сети» лежат на вкладе до востребования. С нескольких миллиардов — нормальные деньги получатся.
— Знаете, сколько составляют остатки у «И-сети» за три года работы? Речь идет примерно о 30 млн рублей.

— Как быстро деньги со счета в «Газромбанке» попадают на счета транспортных компаний? Можно ведь затягивать этот процесс, а деньги крутить.
(Берет бумажку и начинает рисовать схему) Вы положили деньги на «Е-карту», они оказываются на счете в Газпромбанке; как только вы проехали в общественном транспорте — деньги сразу попадают к перевозчику. Когда вы проедете — никто не знает, но «И-сеть» обязана перечислить сумму в этот же день. Теперь вопрос: деньги могут лежать на депозите до востребования, когда банк четко должен обеспечить платеж?

Александр Высокинский схематично доказывает, что в «И-сети» невозможно крутить деньги.

— Можно примерно подсчитать среднемесячный остаток и положить его на депозит.
— У «И-сети» эта цифра составляет примерно 30 млн рублей. Я вас уверяю, что это не та сумма, ради которой стоит придумывать какие-то схемы.

— Я бы с радостью покрутил 30 миллионов…
— Это даже если под 10% разместите… Вам эти деньги нужно разместить на официальный депозит, и их все равно получит «И-сеть». Как вы выйдете в кэш, как обналичите их? Расскажите.

— Например, можно создать фиктивную транспортную компанию с парой «Газелей» и ей перечислять деньги за якобы перевезенных пассажиров.
— Это глупость. Каждая маршрутка в городе и автобус ездят по определенной линии. Вы не сможете просто делать мертвых душ, поскольку оплата «Е-картой» должна совпадать с данными навигационной системы транспорта.

— То есть вы не видите возможности для того, чтобы крутить деньги?
— Конечно, нет. Для того чтобы на этих деньгах что-то заработать, я должен договориться с Газпромбанком, чтобы они мне выдали кредит под залог оборотов «И-сети». Что вы мне скажете как банкир? Попросят написать официальную бумагу, а значит, оставить след. Мне, как чиновнику, нужно оставлять следы?

— В СМИ утверждают, что вы один из бенефициаров «И-сети». Так ли это?
— Нет, это не так. Но я действительно являюсь председателем совета директоров, поскольку город владеет 35% «И-сети».

«Я не являюсь бенефициаром «И-сети».

— Также вам ставили в упрек, что вы насаждали «Е-карту», заставляя транспортников принимать ее к оплате.
— Мы насаждали одну простую вещь: льготник, который вошел в систему монетизации, не должен получить ухудшение качества услуги, которая у него была. У нас есть сеть частных перевозчиков. И пенсионеры удивлялись, что могли ездить далеко не на всех автобусах. Ведь качество услуги должно быть единым. Гражданину без разницы — частный транспорт или муниципальный: он должен получить услугу одинакового уровня. Если он хочет оплачивать при помощи «Е-карты», все перевозчики обязаны это обеспечивать. Если он льготник, то не ваше дело, на каком основании. Именно поэтому мы требуем участия и от всех частников. Понятно, что они не очень хотят переходить, так как велика доля серой выручки.

— Возможно ли, что появится второй оператор, а вместе с ним — конкуренция?
— Мы не против, если у «И-сети» появится конкурент, но ведь им придется в короткие сроки принять 300 тыс. льготников, каждому из них заполнить формуляр, сделать им карточки, зарегистрировать в министерстве соцзащиты и так далее. Если кто-то готов это сделать, то ради бога.

Сегодня в стране существуют две системы: «Корона» (Новосибирск) и «Розан» (Москва). У нас — вторая. Мы их не пускаем на рынок по очень простой причине. У них принципиально иной подход: все деньги работают в системе «Корона» и хранятся в Новосибирске. Нас такая ситуация не устраивает.

— Вас, кстати, некоторые мои коллеги замечали в метро. Предвыборный пиар?
— Есть очень простая вещь: время — невозобновляемый актив. Если я понимаю, что мне на Уралмаш через пробки ехать 50 минут, а на метро — 15 (тогда я проводил совещание в Октябрьском районе, а потом надо было приехать в Орджоникидзевскую администрацию), естественно, я предпочту сесть в метро у цирка. Ничего такого тут нет. Просто это быстрее.