Раздел Бизнес
19 сентября 2012, 13:29

Владислав Казачков, БАЗ: «Договоренности позволят нам сохранить лишь часть производства»

Владислав Казачков, БАЗ: «Договоренности позволят нам сохранить лишь часть производства»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
В интервью Порталу 66.ru директор Богословского алюминиевого завода объяснил, что теперь будет с предприятием и с рабочими закрываемых цехов.

— Насколько я понял из подписанного в воскресенье соглашения, РУСАЛ закроет часть электролизного производства и сохранит только шестую серию. Насколько сократится количество работников на этом участке в итоге?
— Действительно, производственные мощности 2–4 корпусов электролиза будут выводиться из эксплуатации постепенно, исходя из технического состояния электролизеров, что позволит сократить убытки БАЗа.

Вы, будучи на заводе, видели, что предприятие очень старое, оборудование 30–40-х годов прошлого века, большая часть полностью изношена. Нигде в мире, кроме России, уже не осталось ни одного алюминиевого завода, построенного более 70 лет назад. Они выработали свой ресурс и были закрыты.

Часть цехов, где производят алюминий, все-таки будут закрыты.

— РУСАЛ заявлял ранее и подтвердил в соглашении, что в случае закрытия производства все сотрудники будут трудоустроены, в том числе на других предприятиях компании. При этом все, с кем общался сегодня, не готовы уезжать из города. Скольких рабочих реально устроить в Краснотурьинске?
— На 6 серии занято около 300 человек, до 150 человек перейдет в глиноземное производство, около 300 человек при желании выйдут на пенсию на определенных льготных условиях. Таким образом, необходимо будет трудоустроить около 300 человек. Мы предложим им переехать на новые предприятия РУСАЛа. Если они не согласятся, то будут трудоустроены по программе помощи моногородам ВЭБа. Предложения по реализации этой программы готовит правительство Свердловской области и Краснотурьинска. ВЭБ выделяет деньги на создание предложенных властями рабочих мест.

Плюс к тому, потребуются люди, чтобы разбирать второй, третий и четвертый цеха, оборудование в которых будет выводиться из эксплуатации. Но я еще раз готов официально заявить и дать гарантии, что никаких сокращений и увольнений не будет. Штатное расписание глиноземного производства будет изменено с целью создания дополнительных рабочих мест для трудоустройства работников электролизного производства и подразделений, связанных с его обеспечением, включая работников «БАЗ-СУАЛ-Ремонт».

— С другой стороны, как мне кажется, мастер электролизного цеха не пойдет разбирать цеха. Он ведь совсем другому учился…
— Почему не пойдет?

— Ну, это ведь понятно, что, во-первых, деньги совсем другие…
— Почему совсем другие?

— Те же деньги будут?
— Да, те же деньги.

После закрытия части электролизных цехов надо будет трудоустроить 300 человек.

— Правильно я понимаю, что при существующей цене производство алюминия сохранить в полном объеме ну никак нельзя?
— А как это сделать? Предложите. Мы готовы рассмотреть. Мы на сегодняшний день не знаем, как это сделать. Мы уже увеличили объем выпуска продукции с добавленной стоимостью (различных сплавов), за последний год мы сделали два приобретения в литейное отделение для того, чтобы повысить рентабельность нашей продукции. Именно поэтому наш убыток с каждой тонны сейчас составляет не $700, а $300–400.

Когда алюминий на бирже стоил $2700, мы при нашей себестоимости в $2500 получали какую-то небольшую прибыль. Сейчас же металл торгуется по $2100.

— РУСАЛ заявляет, что готов глубоко модернизировать существующее литейное производство с целью увеличения выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью. Что именно будет сделано?
— Речь идет о целом комплексе мер, который позволит существенно увеличить или запустить новое производство порошков, сплавов и изделий из них, полуфабрикатов, которые используются для производства фольги, алюминия высокой чистоты. Для этого компания подготовит и вынесет на рассмотрение Внешэкономбанка инвестиционную заявку в размере около $25 млн на финансирование проекта модернизации литейного производства на БАЗе. Однако это будет сделано после того, как будет подписано соглашения с Росатомом о поставке электроэнергии по цене не выше 3 центов за кВт/час.

— Получается, что речи о модернизации электролизного производства сейчас не идет?
— Как я уже говорил, производство алюминия на БАЗе при существующих тарифах крайне убыточно. С учетом того, что еще нет подписанного соглашения о снижении тарифа, а также того, что речь идет о возможном его снижении только на 2 года, то при таких условиях модернизация именно электролизного производства пока невозможна. Об этом говорили на прошедшей на БАЗе встрече и министр экономразвития, и представитель ВЭБа, и губернатор Куйвашев.

В сегодняшних условиях сохранить алюминиевое производство нельзя.

— Давайте вернемся к тарифам. Как РУСАЛу удалось все же настоять на своем и получить тариф в 3 цента?
— Безусловно, это результат тяжелейшей и интенсивной работы руководства компании на федеральном уровне. Здесь, в Свердловской области, этот вопрос было не решить. Минэкономразвития смогло убедить руководство Росатома пойти, в качестве исключения, на такой шаг и предоставить нам экономически обоснованный тариф в 3 цента для того, чтобы провести модернизацию высокого передела.

— Но ведь рядом с Краснотурьинском атомных станций нет.
— Есть Белоярская атомная станция, с которой мы можем получать электроэнергию.

— И все-таки почему РУСАЛ должен получить такой тариф? Можете обосновать?
— Если мы хотим поддержать промышленность, сохранить рабочие места, модернизировать производство, то добиться этого можем только при цене в 3 цента. Вы должны понимать, что подписанное соглашение направлено не на помощь РУСАЛу, а на сохранение социальной стабильности в регионе. Задача властей — создание условий для обеспечения работой жителей города. Мы надеемся, что администрация области и руководство города оперативно подготовят план создания новых производств, на которые смогут перейти сотрудники БАЗа.

Что касается алюминиевого производства, то не секрет, что во всем мире на самом деле государство не то что дотирует, а поддерживает энергоемкие предприятия, они имеют спецтарифы. Такие тарифы могут быть привязаны к цене на бирже: растет цена на алюминий — прибыль получает и реальное производство, и энергетики.

РУСАЛ собирается модернизировать литейное производство.

— Когда я обсуждал ситуацию на БАЗе с коллегами, то нередко слышал такое мнение: единственный человек, который может решить эту проблему, — это Путин Владимир Владимирович. Посадить Вексельберга с Дерипаской, и сказать: «Договаривайтесь».
— Проблема намного выше отношений Дерипаски и Вексельберга. Это системная проблема тарифообразования. Многие участники чрезвычайной комиссии при губернаторе говорили именно об этом. Надо понимать, что у электролиза при нынешней ценовой политике энергетиков будущего нет.

— Вы сказали, что глиноземное производство не только продолжит работу, но и будет также модернизировано. А не получится ли так, что через три-пять лет повторится нынешняя ситуация, например, его просто станет невыгодно возить на другие предприятия РУСАЛа?
— Однозначно нет. Смотрите, на производство одной тонны алюминия нужно две тонны глинозема. Сейчас мы выпускаем 100 тыс. тонн металла. Получается, что из 1 млн тонн производимого глинозема в Краснотурьинске потребляется лишь 20%, а остальное увозится на Иркутский и Братский алюминиевые заводы.

«Проблема намного выше отношений Дерипаски и Вексельберга. Это системная проблема тарифообразования».

— РУСАЛ собирается закрыть четыре завода. Отличается ли на них ситуация от той, что сложилась в Краснотурьинске?
— С точки зрения технологии ситуация примерно одинаковая. Но в ряде регионов есть долгосрочные тарифы на электроэнергию. С этой точки зрения у нас ситуация значительно сложнее.

— После двух митингов в Краснотурьинске депутат Альшевских выразил мнение, что оба мероприятия были организованы РУСАЛом, чтобы поднять волну, поднять интерес к проблеме и получить нужный результат. Вы как-то можете это прокомментировать?
— А как я могу домыслы комментировать? Я, безусловно, общался там с профсоюзным комитетом, я знал, что они будут организовывать митинг, они говорили об этом. Есть представители трудового коллектива — профсоюз, который организовал этот митинг, но они имеют право выразить свою позицию, поэтому как я могу им мешать в этом или помогать, например? Но сейчас время митингов закончилось, принципиальные решения приняты, и мы готовы к их выполнению на согласованных условиях. В текущих условиях дальнейшая судьба электролиза на БАЗе зависит уже от энергетиков и чиновников. Мы сделали все от нас зависящее. И сейчас ждем выполнения обязательств от остальных сторон соглашения.

Дмитрий Горчаков, 66.ru