Раздел Авто
8 марта 2012, 12:00

VIP-тест c Лалой Акопян: «Даю хамам на дороге реализовать их ущербность»

На 66.ru опять 8 марта, и снова — Lexus. На этот раз — LX570 и его хозяйка, президент Федерации бодибилднига и фитнеса Свердловской области Лала Акопян.

Рядом с Лалой Акопян стыдно называть себя «сильным полом». И анекдоты про женщин за рулем как-то сразу забываются. И пузо хочется втянуть.

Я прошла тест-драйв «двухсотого», окончательно убедилась, что хочу именно его. И даже заказала юбилейную версию. Выбрала цвет, отделку. Машинку пообещали привезти в течение пяти дней, хотя на нее были очереди. Но я почему-то попросила менеджера не спешить и привезти ее к 13 декабря: внутреннее какое-то ощущение не давало мне торопиться. И не зря.

В день рождения друзья спросили, что у меня с машиной? Я рассказала, какую заказала себе. Они удивились: ведь ты же о другой машине мечтала?

И я задумалась: правда, о какой? Спортивные меня не интересуют в принципе: для России нужен внедорожник, я в этом твердо убеждена. Конечно, жила бы я в Италии, взяла бы малолитражку. Но с нашей погодой, сервисом, дорогами — только внедорожник.

И я друзьям призналась, что моя мечта — Lexus 570-й. Они меня склонили посмотреть его все-таки в салоне. Приехали, познакомились с директором салона. Я попросила показать машину. Она мне понравилась. И я подумала: «Ну, пусть моя мечта сбудется!»

Чтобы я окончательно перестала сомневаться, мне машину отдали на четырехдневный (впервые такое увидела!) тест-драйв. Расставаться уже не захотелось!

Через пару дней позвонил менеджер — поинтересоваться, как машина?

Я ему сказала: «Возмутительно. Просто ужасно. Кошмарно. Я не могу найти в машине ни одного недостатка!»

Даже жаль: я теперь не знаю, о чем мечтать — автомобиль для меня идеален абсолютно: мощный, грозный, комфортный. Даже анатомически в нем удобно. Я ездила на многих машинах, нигде мне не удавалось с таким удобством устроиться. А тут — пожалуйста.

— На что-то поменьше принципиально не смотрели?
— Нет! Не признаю никакого минимализма, никакого спорта в автомобилях. Я уже переболела тем, что мне интересно было погоняться, порезвиться на дороге. Сейчас считаю, что машина должна быть дорогая, роскошная и грозная. Чтобы остальные объезжали и смотрели с любопытством.

— И что: объезжают, смотрят?
— Сначала смотрят из любопытства, а потом, когда видят, кто за рулем, то разные эмоции испытывают. Мужчины особенно. Кто-то пытается меня подрезать, кто-то улыбается. Но я представляю примерно, о чем в этот момент думают мужчины. Они считают, что я машину получила на день рождения в подарок. У них нет даже мысли, что такое авто женщина может себе купить сама! Потому и отношение у них такое: у кого-то ирония, у кого-то снисхождение, а бывает и злость! Уровень самодостаточности низкий.

Аэрографию сразу решили делать?
— Да. Абсолютно не люблю ничего стандартного. Не нравятся мне стандарты: ни в людях, ни в одежде, ни в машинах. Мне всегда хочется индивидуальности, харизматичности и побольше. И пришло решение сделать аэрографию.

Выбирала очень долго. Для меня любой рисунок — татуировка или аэрография — это знаково. Я пересмотрела в Сети всевозможные тематические сайты — от Москвы до Самары. Искала мастера, который бы меня впечатлил своими работами. Где-то было красиво, где-то не очень. Но ни одна картинка не отвечала моим желаниям.

— А что вы хотели видеть?
— Опять же что-то необычное. И чтобы это было мое — именное, отличительное. Потом пришла идея совместить мои портретные, спортивные фотографии с мистическим образом, который был бы мне органичен. Так родилась кентавресса.

Работали над ней долго: мне хотелось видеть силу, мощь, динамику и в то же время красоту и женственность. Такое вот сочетание несочетаемого.

— Наверное, художник изрядно помучился над образом и эскизами?
— Как раз-таки нет! Меня с ним познакомили байкеры из «Черных ножей». Мальчик оказался понимающим, и у нас с ним не было никаких разногласий. Он сразу уловил суть, я могла говорить с ним о любых деталях рисунка. Рисунок изготовили быстро.

Мастер аэрографии тоже остался доволен, потому что труд был большим и серьезным, взаимно работать было легко и приятно.

Скоро приступим ко второй половине: там будет стихия воды. Здесь уже законченная часть — стихия воздуха, моя природная стихия. С другой стороны будет вода и образ соответствующий: будет образ моего тела и спрута, атакующего корабль.

— Вы как-то подгадывали завершение работ по аэрографии к 8 марта?
— Абсолютно нет. Я считаю, что все, что рождается, должно рождаться тогда, когда ему положено. Подталкивать или затормаживать этот процесс не надо.

Я в принципе к этому празднику отношусь своеобразно. Например, не принимаю поздравлений в этот день от женщин — никогда. И люблю, чтобы меня поздравляли не только 8 Марта, в Новый год или день рождения. И само 8 Марта должно быть не раз в году. А хотя бы раз в два месяца.

— К вопросу взаимоотношений на дороге: вы признаете главенство за кем-то или дорога — всегда место равных возможностей?
— Без разницы: мы все двигаемся в одном направлении, никакого главенства быть не должно. Неважно: на «Майбахе» ты едешь или на «Запорожце». Все здесь должно быть одинаково и по единым правилам.

— Как-то боретесь с хамством на дорогах?
— Отношусь к этому негативно, конечно. Но я на дороге не борюсь: обычно притормаживаю, пропускаю таких водителей. Я таким образом даю им возможность реализовать свою ущербность. Прекрасно понимаю, что его нереализованность может стоить даже не искореженного железа, а жизни! И не исключено, что самого хама.

Раньше я более агрессивно была настроена, сейчас мудрее, что ли, становлюсь: притормаживаю и мысленно говорю: «Welcome, welcome, сударь». Я жалею таких людей. Понимаю, как им трудно от собственной нереализованности.

— Водите, я так понимаю, достаточно давно?
— Да, у меня огромный стаж — с 1988 года у меня права. С 1988 года каждый день, независимо от погоды, от времени суток, я за рулем. У меня не было ни одного ДТП, ни одной аварии.

— Вообще никогда?
— Да! Вообще никогда, уже 24 года безаварийной езды. Я очень выгодна для страховых компаний, потому что плачу исправно, но ничего назад не получаю.

— Как вы думаете, чего нашим водителям (и водительницам!) не хватает в их повседневной езде?
— Опыта. К сожалению, опыта. Очень многие получают права, обладая слабыми навыками. И когда они входят в этот большой движущийся поток, они теряются. Я считаю, что практику вождения надо увеличивать. Потому что умений многим не хватает категорически! Вот теорию знают, правила, вроде бы, тоже знают. Но когда возникает экстренная ситуация на дороге, нужна моментальная реакция, моментальное принятие решения. А многие — особенно женщины — теряются в этот момент.

— Вам не кажется, что многие на дорогах думают только о себе?
— Да, я тоже так считаю. Вот едет кто-нибудь посередине проезжей части. Со скоростью 40 км/ч. Или в левом ряду. Со скоростью 40 км/ч. И ты сзади как ни моргай — не уступит.

При этом пол не важен. Я к женщинам на дорогах отношусь весьма лояльно. А последнее время даже замечаю, что проблем с мужчинами даже больше! Особенно с теми, кто передвигается на 6, 7 «Жигулях» — с тонировкой; с теми, кто маршрутками управляет.

И я всегда в этой связи повторяю, что умен не тот, кто проскакивает. Умен тот, кто просчитывает. Поэтому я всегда просчитываю ситуацию за других. Этому в автошколах сейчас, к сожалению, не учат.

Беседовал Кирилл Зайцев

Фотограф: Николай Ковалевский