Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Стройка на Фрезеровщиков, 35, затягивается как минимум на год

6 мая 2011, 18:22
Чиновники призывают недовольных жильцов к силовому решению проблемы.

Сегодня состоялось очередное выездное совещание по ситуации вокруг дома на Фрезеровщиков, 35, в Екатеринбурге (недостроенное здание строительной компании «Дека). В мероприятии принимали участие пайщики жилищного кооператива, строители, а также представители профильных ведомств и прокуратуры.

Большую часть времени все друг на друга кричали и обзывали нехорошими словами. Нередки были перлы в духе Капитана Очевидность. Вот, к примеру, один, принадлежащий заместителю начальника Главархитектуры Михаилу Волкову — его ответ на вопрос жильца:

— Почему вы не хотите нас слушать?
— Я не хочу вас слышать!

Тем не менее через два часа блужданий по объекту к некоторым выводам удалось прийти. Наметились варианты развития событий. Чтобы было понятнее, вкратце расскажу историю с самого начала с небольшими иллюстрациями.

В 2006 году жилищно-строительный кооператив «Летний» собрал пайщиков и нанял компанию «Дека» для строительства дома на Фрезеровщиков, 35. Поначалу все шло хорошо, но в 2008 году строительство прекратилось.

Снаружи-то дом выглядит ничего. Вполне себе достроенным. Можете убедиться сами.

Здание между двумя девятиэтажками. Вид спереди.

Вид со двора.

Однако внутри проблема на проблеме.

Застройщик и тесно связанное с ним руководство ЖСК «Летний» стали убеждать людей подписать акты приемки квартир с недоделками. Мол, вы сейчас подпишете, а мы, как будет возможность, достроим.

Жильцы двух подъездов согласились и пожинают плоды своего решения до сих пор. Недоделки не устранены, а в суды подавать бессмысленно, поскольку акт подписан — значит, никаких претензий к застройщику быть не может.

С третьей (самой высокой) секцией возникли проблемы. Подписывать документы они не стали, и даже более того, стали проверять качество работ. И тут выяснилось самое интересное — оказывается, дом строился с вопиющими нарушениями.

Основное из них — утепление фасада. Оно выполнено из горючего пенопласта. По правилам это допускается, но только если вокруг окон сделаны противопожарные рассечки из негорючей плиты. А теперь, внимание, фото!

Никакой плиты нет. Пенопласт легко проминается пальцем.

Причем этот фасад уже горел. Кто-то поджег мусор у стенки, и вот результат.

Нижнюю часть заменили и покрасили. А следы от дыма так и оставили.

То есть первая же честная проверка противопожарной инспекции — и дом можно будет смело отселять.

Ситуация, конечно, поправимая. Можно нанять другую фирму и переделать утепление. Но это стоит порядка 10 миллионов. Если добавить сюда стоимость всех остальных недоделок застройщика, то сумма возрастет чуть ли не десятикратно.

На вопрос: «Кто должен платить?» — ответ нашли быстро: «Кто виноват, тот пусть и платит». Было проведено собрание жильцов, на котором лояльное «Деке» руководство ЖСК было смещено. Новое начальство проверило финансовые бумаги и обнаружило факт переплаты застройщику в размере более 90 миллионов.

Всего этого было достаточно, чтобы обратиться в суд с требованием вернуть деньги. Кроме того, было решено доверить достройку дома другой строительной компании.

В это же время «Дека» свернулась и просто покинула дом, не оставив даже охраны. Возникла угроза того, что ситуацией скоро воспользуются мародеры и бомжи.

Под этим подоконником еще недавно была батарея.

Поэтому некоторые пайщики решили въехать в недостроенные квартиры и за свои деньги произвести необходимые работы. Да и к тому же люди уже просто устали платить немалые деньги за съемное жилье.

Тогда же у них появился лидер — Анна Лунина. Она стала активно заниматься проблемой. Писала письма в различные инстанции с требованием обратить внимание на проблему, обивала бесконечные чиновничьи пороги и даже организовала общественное движение, которое засветилось на многих тематических гражданских мероприятиях.

И вроде бы все шло хорошо. Появилась надежда, что жильцам удастся отстоять свои права. Однако тут снова возникла «Дека». Возвращать деньги она не захотела и пообещала все быстро достроить. С одним требованием: Лунина должна освободить жилплощадь.

А самое фатальное — «Деку» поддержала власть. Хотя, казалось бы, какая разница, кто будет производить достройку? Эта компания или какая-то другая, которую наймут жильцы, отсудив у «Деки» свои деньги. Ан нет! Административный ресурс хором сказал: «Деке» быть!».

Даже если посмотреть на сегодняшнюю дислокацию сторон противостояния на площадке перед домом, можно легко заметить, как разделены интересы. Жильцы стоят с одной стороны, а с другой — вместе с руководителями строительной организации чиновники и прокурорские.

Жильцы слева и чуть в отдалении, власть — справа.

На логичный вопрос: каким образом квартира на 14 этаже мешает отделке помещений на 5-м, быстро нашлась техническая причина. Дело в том, что Лунина приобрела не только квартиру на 14-м, она заплатила и за часть технического 15-го этажа для организации так называемой холодной кладовки.

По факту это нормальная практика, когда человек хочет сделать двухэтажную квартиру. Жилое помещение от холодной кладовки отличает лишь наличие отопления. А так там может стоять что угодно — хоть золотом вы его инкрустируйте. И никого не должно волновать, что вы там храните.

Холодная кладовка Луниной. Отопления действительно нет.

Между квартирой и кладовкой, естественно, нужен проход. И он был запроектирован в плане. А после был утвержден экспертизой. Вот только сделан не был. Поэтому, когда Лунина заехала в дом, она прорубила его самостоятельно.

За это-то и ухватились. Дескать, конструкция нарушена, под угрозу поставлена жизнь людей, пока дыру не заделают, работать нельзя. Лунина, которая к тому времени вышла замуж и стала уже Криндач (муж у нее, кстати, строитель по профессии) наняла фирму, которая восстановила целостность плиты.

Тогда сказали, что работа сделана некачественно. Сегодня, вооружившись молотком и монтировкой, плиту испытывали на прочность.

Долбили сверху.

Долбили снизу.

Оказалось, что все в порядке.

Отказаться от сопротивления жильцов принуждали и другими способами. Сначала вход в подъезд пытались завалить бетонными блоками. Кстати, к нему и сейчас довольно сложно пройти из-за стоящей практически вплотную железной будки.

Потом в здании отключили электричество и самое главное — отопление. Причем на зиму. Полопавшиеся радиаторы — это еще полбеды. Никто не может с уверенностью ответить на вопрос, не пострадала ли сама конструкция дома в связи с такой заморозкой.

На зиму в трубах осталась вода — вот результат.

Видя такое отношение застройщика к дому, жильцы не просто стали ему еще меньше доверять, они стали его натурально опасаться. Но власть стоит на своем. Официальная позиция такая: пусть достроит, а потом будете предъявлять к нему иски за причиненный ущерб. Когда жильцы говорят, что боятся натурального разграбления дома, после того, как они съедут, им отвечают, что власти это не касается.

И на сегодняшний день мы имеем такую картину. В результате долгого судебного разбирательства Лунину и ее детей из квартиры выселили. А вот про «холодную кладовку» забыли. И пусть там не живут (люди снова вынуждены снимать квартиры). Но безропотно отдавать ее на разграбление тоже никто не намерен.

Значит, дому предстоит еще, как минимум, год судебных тяжб. Быстро такие дела не делаются. Причем суды в любой момент из гражданской плоскости могут перейти в уголовную. Все предпосылки для этого есть.

Одиннадцатилетняя дочка Анны Луниной Даша утверждает, что месяц назад ее поймали во дворе представители застройщика вместе с работником прокуратуры и допрашивали с пристрастием. Милиция не приняла заявление, но скоро должна быть проведена психологическая экспертиза ребенка и все может закрутиться с новой силой.

Даша рассказывает о случившемся: «Не били, но орали сильно. Я плакала, но они не отпускали».

А сегодня в процессе осмотра я сам был свидетелем того, как одна из служащих строительного ведомства призывала жильцов, чуть менее чем Лунина увязших в ситуации, решить проблему с помощью физической силы. Крайне настойчиво внушалась мысль, что во всех бедах виновата именно она. Призывов к насилию как таковому не было, но слова «сломать» и «разрушить» употреблялись неоднократно.

Безусловно, ситуацию еще можно исправить. Не просто все зачистить и запустить строителей, которые, еще не ясно, придут или нет. Можно договориться о взаимных уступках, компенсациях. В конце концов установить контроль за работами — чтобы потери сторон были минимальны. Однако для этого необходима четкая политическая или социальная (называйте, как хотите) воля. Но из того, что происходит сейчас, я могу заключить — что именно она-то и отсутствует.