28 апреля 2012, 16:10

Михаил Максимов: «За ЭКСПО не дадут ни копейки сверху»

Накануне своего ухода с поста министра инвестиций и развития Свердловской области экс-чиновник в эксклюзивном интервью Порталу 66.ru рассказал, чем должны закончиться скандалы вокруг ЭКСПО.

— Вопросы по ЭКСПО так и остались открытыми, к соглашению спорщики так и не пришли. Кто будет курировать эту ситуацию после вашего ухода?
— Губернатор сказал довести вопрос до конца, так что немного отдохну и продолжу этим заниматься.

— А долго вообще, по вашим прогнозам, будет продолжаться вся эта история?
— Давай отмотаем на полтора года назад, до первого «Иннопрома». Губернатор ставит задачу сделать на Урале лучшую промышленную выставку в Российской Федерации. До нее было много мероприятий: и по недвижимости, и по нанотехнологиям, а вот промышленного ничего значимого не было. Хотя Екатеринбург как нельзя лучше подходит: отличная инфраструктура, большой промышленный комплекс, множество собственных производств.

Идею губернатора поддержали. Экстренно достроили два складских комплекса, в которых провели выставку. Она прошла на уровне, который оценили все. Именно тогда зарубежные операторы, которые с удивлением открыли для себя Екатеринбург, подкинули мысль побороться за право проведения ЭКСПО-2020.

Панно с лозунгом «Будущее начинается этим летом» второй год закрывает затопленное свайное поле.

— То есть это идея не губернатора, а иностранных гостей?
— Конечно, губернатор подхватил эту идею. Следующий «Иннопром» было решено проводить в современном выставочном комплексе, а не в складских помещениях. И площадка должна быть адекватна масштабу таких мероприятий, как сочинский Форум, питерский, красноярский. И такая площадка была единственным элементом инфраструктуры, которого не хватало в городе, потому что хорошие гостиницы и аэропорт уже были.

От постановки этой задачи до появления такого комплекса прошел год. Безусловно, губернатор проделал огромную работу для того, чтобы он появился. Такую же огромную работу проделали строители: проектирование, разработка концепции, изучение иностранного опыта (в августе все разлетелись в разные страны знакомиться с опытом заграничных коллег).

Площадь перед павильоном № 1 по-прежнему выглядит как волнующееся море.

— В разное время озвучивалась разная стоимость строительства. Откуда взялся такой люфт — от 4 до 9 млрд рублей?
— Изначально стоимость работ, которую выдали строители, составляла 4 млрд рублей. На эту предварительную сумму был заключен контракт. Потом, когда определились с деталями, свели все вместе, посчитали, получилось около 7 млрд. В эту сумму входило уже и строительство конгресс-центра. Такую сумму мы принять не могли и договорились так: все сметы проходят госэкспертизу, и если она подтверждает увеличение стоимости, тогда финансирование проходит.

Потом пошла вторая волна попыток увеличить стоимость. То есть такая классическая, знаешь, попытка вытащить побольше денег из инвестора, который уже вошел в проект с головой и у которого назад дороги практически нет.

Пошли тяжелые переговоры, были попытки сорвать срок сдачи объекта, но в итоге достроили вовремя. Многие строители — подрядчики и субподрядчики — работали очень интенсивно и показали, на что они способны. И объект действительно получился хороший.

Губернатор поручил Михаилу Максимову закрыть все вопросы по ЭКСПО. Никто не будет за него решать проблему.

— Сейчас действительно договорились на 6 млрд?
— Сейчас ситуация очень простая. «Русград» осенью передал сметы в «Корпорацию». «Корпорация» их отдала на экспертизу. Экспертиза проверила, скорректировала, указала, где завышения и неточности, и снизила стоимость. Это произошло в декабре. Сформирована окончательная стоимость объекта. Плюс к этому есть список претензий, которые должен устранить подрядчик — начиная с «волн» на площади, заканчивая внутренними помещениями. Теперь «Русград» должен подтвердить фактическое выполнение работ.

— Зачем? Есть же экспертиза?
— Экспертизу прошли те позиции, которые указаны в смете. А фактические объемы работ проверяются отдельно. Грубо говоря, нужно сверить: какая лампочка стоит в смете, а какая —в патроне, установили ли доводчик на дверь… Если нет — его вычеркивают из ведомости к оплате. Если в смете заложено импортное оборудование, а переключатель поставили российский, стоимость снижается. И так далее.

Сметы — это расчет. Мы с тобой можем составить смету на ремонт квартиры. Ты мне скажешь: «Я покрашу стены и потолок за 200 рублей». Я проверяю по смете: действительно, покрасить стены и потолок стоит 200 рублей. А когда ты приходишь за деньгами, я смотрю: потолок покрашен, а стены — нет. Это и есть подтверждение фактически выполненных работ. Функция «Русграда», подрядчика, от которой он сейчас уклоняется.

Кто и когда на самом деле будет достраивать комплекс, неизвестно. По мнению бывшего министра, вряд ли это будет «Русград».

— Почему уклоняется?
— Это вопрос к нему. Полагаю, потому, что хотелось бы получить за объект больше денег. А по тем документам, которые у него есть, больше он не получит.

— А вы можете сказать, о какой окончательной сумме идет речь?
— Не могу. Точная информация — в «Корпорации развития».

— Когда «Русград» должен подтвердить фактическое выполненние работы?
— Должен был еще 1 апреля! Но этот срок почему-то постоянно сдвигается.

— А трехстороннее соглашение, подготовленное директором «Русграда» Станиславом Дресвянкиным, о том, что генподрядчик согласен на сумму в 6 млрд рублей, не в счет?
— Да это какой-то детский сад. Это же государственный контракт, пусть он и проведен через «Корпорацию». И моя функция здесь заключается в соблюдении законности процедуры. Тут нет возможности торга. Ты же понимаешь, мы с тобой даже на 10 рублей не можем договориться.

Сейчас есть документ, в котором указана четкая сумма. В ней обсчитана каждая свая, в нее входит все вплоть до мелочей. На основании этой экспертизы «Русград» и готовит документы.

— Какую роль во всем этом играет «Синара»?
— «Синара» — заказчик. Компания отлично выполняет свою работу, как гензаказчик она обеспечила весь процесс. И, конечно, она принимает на себя основной удар взаимодействия инвестора с генподрядчиком. То есть во всем этом разбираются они.

Выставки, которые то и дело проходят в ЭКСПО, никогда не занимают все павильоны полностью. Таких масштабных выставок у нас просто не бывает.

— Как эта территория будет развиваться дальше и кто ее будет достраивать?
— Территорией вокруг «ЭКСПО» владеет «Синара Девелопмент», у которой отличные программы по ее освоению. Там и логистика, и бизнес, и культура, много- и малоэтажное жилье.

— А остальные два выставочных объекта кто будет достраивать?
— Выставочный комплекс и дальше будет возводить «Корпорация развития». Это команда, которая смогла на 2 млрд бюджетных денег привлечь 5,5 млрд частных инвестиций. Это мотор, благодаря которому удалось выполнить задачу губернатора. Там есть команда, которая определит, с каким подрядчиком она будет взаимодействовать дальше. Выберут того, кто предложит самые выгодные условия, других критериев не будет.

— То есть «Русград» больше не будет генподрядчиком на этой площадке?
— «Русград» на этом объекте полностью растоптал свою репутацию. Не знаю, зачем они это сделали. У генподрядчика есть одно только — репутация. Из-за того, что они уже год «динамят» конкретных людей, объясняя это какими-то проблемами с «Корпорацией», они ее сейчас потеряли.

Пока на стройплощадке все стабильно. За год не изменилось решительно ничего.

— Как вы считаете, когда эта история закончится?
— Все в руках «Русграда»… Слушай, мы как инвестор — чисты, мы выполнили все обязательства и готовы довести дело до конца. То, что «Русград» недорассчитался с подрядчиками, задержав или перераспределив деньги, — это на их совести. Нас с самого начала подталкивали на повышение стоимости, но я четко сказал: ни копейки не заплачу выше. Мы были уверены в наших расчетах, и экспертиза это доказала.

— Но все равно получилось не 4 млрд, как по первоначальным расчетам!
— Проект, который оценивался в 4 млрд, был по площади 50 тысяч кв. метров. Сейчас площадь только построенных объектов — 80 тысяч кв. метров. Еще было увеличение по конструктиву — в первоначальном варианте комплекс не был безопорным. Зато сейчас те павильоны, которые мы построили, — самые лучшие, которые только можно построить.

Фото: Дмитрий Горчаков

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.