Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Михаил Максимов пытается улыбкой погасить конфликт на ЭКСПО

26 октября 2011, 12:17
интервью
Вчера в павильоне «Екатеринбург-ЭКСПО» областной министр инвестиций и развития хотел примирить всех участников финансового конфликта по этому объекту. Или хотя бы изложить свою версию событий.

Команда генподрядчика стройки, компании «Русград», приехала на встречу раньше Михаила Максимова. Выйдя из «Мерседеса» и поднявшись в переговорную, министр неожиданно сказал главе компании Михаилу Абсалямову:

— Миша, сюда зайдешь только ты. Не будем устраивать рабочих совещаний. Я пригласил только тебя. Если хочешь — все объясню. Пойдем.

И увел удивленного Михаила Абсалямова в другую комнату, где они несколько минут говорили тет-а-тет. Напряженно, вполголоса, и видимо, до чего-то договорились, во всяком случае на ближайшие пару часов.

В зеркало было видно, как беседуют Максимов с Абсалямовым, но через пару щелчков затвора фотоаппарата Сергей Филиппов прикрыл дверь.

Михаил Максимов вышел из комнаты уже улыбаясь, Михаил Абсалямов — серьезным. Остановился в коридоре, показал SMS от Сергея Филиппова, главы «Корпорации развития Среднего Урала»: «Прошу принять участие в совещании в присутствии журналистов сегодня в 16.00».

— Прислали за час до начала! — смеется Абсалямов. — Хоть бы вчера отправили!

— Налейте чаю Мирдагаяну Наримбековичу! — попросил Михаил Максимов уже прилюдно, за круглым столом. — Итак. Вопросы, которые касаются «Екатеринбург-ЭКСПО», можно разделить условно на три блока. Во-первых, это вопросы о недоделках. Во-вторых, ситуация с недовольными строителями, спорами по сметам и стоимости работ. Третий блок вопросов в целом можно сформулировать так: «Нужен ли Екатеринбургу такой выставочный центр?».

Всем показалось, что Максимов сам налил Абсалямову чаю, но вдруг министр сказал: «Это Серегина чашка. Ты не брезгуешь?». Абсалямов пить не стал. Дождался своего чая.

Коротко: выставочник построили в рекордно короткие сроки, работа строителей заслуживает уважения. Из запланированного не успели только со входной группой (в центре чертежа) и коробкой конгресс-центра (слева). Объективно поняли, что к «Иннопрому» не успеть. Но то, что построено, соответствует стандартам. Строительная документация соответствует всем нормам.

На столе лежала схема МВЦ, где зеленым было отмечено, что построено, а красным — что не успели.

По словам Максимова, все недоделки строители будут исправлять за свой счет, а ставшие знаменитыми «провалы» никак не угрожают конструктиву зданий. Это вопросы дальнейшего благоустройства.

Когда объект принимали, генподрядчик получил несколько замечаний, которые требуют устранения. Но комплекс можно эксплуатировать и не дожидаясь этого. Например: нет системы охлаждения, не залита охлаждающая жидкость. Работе комплекса это, в общем, не мешает, а вот принять его в таком виде нельзя.

На этих словах министра аккуратно перебил Михаил Абсалямов:

— Мы получили 419 замечаний. Сейчас осталось 58. Мы никуда не уходим с объекта, работаем над устранением. Думаю, если руководитель проекта и «УВЦ» сделают небольшой шаг навстречу, все замечания мы устраним за две-три недели.

«Это мы предложили использовать вместо асфальта бехатоновую плитку, поскольку понимали, что грунт все равно поплывет. Плитка позволяет легко устранять эти проблемы. Поднять, досыпать песка — и все», — говорит Абсалямов.

— Спасибо, — остановил Максимов строителя, пока тот не уточнил, какого шага навстречу он ждет. — Теперь по финансам. Первоначально объект оценивали в 3,9 млрд рублей. Это было в апреле прошлого года, когда не было никакой проектной документации. Потом, в ходе проектирования, в инвестиционном договоре появились поправки, связанные с удорожанием строительства.

Во-первых, увеличились площади строительства — решили строить галерею между павильонами и дополнительные технические помещения. Потом — существенное увеличение стоимости работ с грунтом. После проведения геологических изысканий — плюс 40%. И третье направление — удорожание металлоконструкций. Владельцы крупных мировых выставочников посоветовали отказаться от опорных конструкций. «Не делайте ошибку, которую потом не сможете исправить», — говорили нам. Во всем мире ведущие выставочные центры строятся без колонн. Когда мы пересчитали стоимость металлоконструкций без колонн, она, конечно, оказалась значительно больше.

Рассказывая об этапах формирования цены, Михаил Максимов перелистывал страницы собственой презентации. Согласно его расчетам, строительство «Екатеринбург-ЭКСПО» (с конгресс-центром и входной группой) стоит 6,623 млрд руб. Именно на эту сумму был заключен контракт.

Однако министр сразу заметил, что базовая цена проекта в его сегодняшнем исполнении — 5,2 млрд руб. Но в договоре есть пункт о том, что цена не окончательна. Она будет зависеть от заключения госэкспертизы. Сметы подрядчиков сейчас у нее на проверке.

— К сожалению, сейчас мы столкнулись с требованием генподрядчика пересмотреть стоимость построенного объекта, — продолжает объяснять Максимов. — Теперь это 7,5 млрд руб. У нас идет очень живая и жесткая дискуссия по стоимости объекта. Мы считаем, что люфт в 15% допустим при формировании цены на такой большой объект. Но разница в 36% от договорной стоимости — недопустима, таких ошибок нет. То есть с 5,2 млрд сумма может возрасти, скажем, до 6 млрд. Но никак не до 7,5. Уверен, что инвестор придет к согласию с заказчиком и с подрядчиком и они примут окончательную стоимость, которая будет соответствовать фактически потраченным средствам, включая разумные вознаграждения.

В сегодняшней ситуации, признает министр инвестиций Свердловской области, финансисты оказались слабее строителей. К последним нет никаких вопросов, а вот сметчики и бухгалтера подкачали.

Какой Михаил Максимов предлагает выход? К 5 ноября госэкспертиза должна проверить порядка 550 смет подрядчиков «ЭКСПО», переданных «Русградом» через заказчика стройки — группу «СИНАРА». По результату проверки появится сумма, рассчитанная в ценах 2001 г. Ее нужно будет увеличить на коэффициент инфляции для окончательного расчета. Но самое главное, на что акцентировал внимание г-н Максимов, — это независимая оценка, которая должна показать точный объем работ. Он дал понять, что не согласен с «Русградом» как по сделанному, так и по цене сделанного. Кроме того, он упомянул, что разослал обращения к подрядчикам стройки, дабы те предоставили информацию как по выполненной ими работе, так и по фактической ее оплате. «Сейчас я слышу лишь возгласы строителей о том, что ситуация в их компаниях критическая, близкая к банкротству. Однако из всего списка подрядчиков документы я получил только от двоих, причем объем задолженности там вполне приемлемый, процентов десять», — резюмирует Михаил Максимов.

Михаил Абсалямов не стал публично оспаривать суммы, названные Михаилом Максимовым. Он согласился с тем, что необходимо ждать заключение госэкспертизы. Тогда появится цифра, о которой уже можно будет предметно разговаривать.

Михаил Абсалямов:

— Если бы мы так же, как сегодня, сели поговорить в сентябре, возможно, не было бы того напряжения и паники, которая происходит сейчас. Мы всеми силами уговариваем субподрядчиков успокоиться и подождать, пока ситуация не разрешится. Но это сложно, когда ни они, ни мы не понимаем, что происходит.

— Мы действительно виделись последний раз на «Иннопроме», — подтвердил Михаил Максимов слова строителя. — Я считал, что мы можем устраниться от проверки сметной документации. Это была сознательная позиция — не давить на госэкспертизу и сметчиков.

— А какую позицию в этой ситуации занимает губернатор? — спросили журналисты.

— Он на стороне строителей, — ответил министр.