Раздел Общество
14 апреля 2011, 08:30

Журналисты под цензурой: хлеб или совесть?

Ровно 163 года назад появился «секретный цензурный комитет», призванный «наблюдать за печатью» в России. Просуществовал он семь лет, но сказать, что вместе с ним ушла и цензура, было бы неправдой.

«И никогда не идите против совести, как бы ни складывались обстоятельства. Лучше сменить профессию, чем предать самого себя. Лучше, ребята, жить без хлеба, чем без совести», — так заканчивается одно из методических пособий для студентов-журналистов уральского вуза. После этих слов так и хочется сказать — «аминь», но в наш атеистический век эта молитва, похоже, забыта. Покинув стены родного университета, не все начинающие журналисты помнят то, что проходили на первом курсе. А тем, кто помнит, от этого больше расстройства, чем пользы.

innacence, журналист, пользователь «Живого журнала»:

— Работаю на городском ТВ... «У нас все всегда хорошо... Администрация города просто великолепна и город прям процветает...» Ни шагу ни в лево, ни в право...

natali_sun777, журналист, пользователь «Живого журнала»:

— Я работаю на липецком ТВ... Мой сюжет сняли по политическим причинам... Правда, я тогда еще работала вне штата и возражать не стала.

margo_cherry, журналист, пользователь «Живого журнала»:

— В журналистике 10 лет, последние пять лет работала в издании, которое сделало себе имидж правдолюбца. Потом пришла коммерческая цензура в лице генерального директора. «Не пишите, что на почте РФ пропадают посылки, это наш рекламодатель. Не пишите про то, что в гипермаркете подделывают срок годности продуктов, это наш рекламодатель». И я понимаю, что генеральный директор запрещает эти темы не потому, что он не любит правду, а потому что, появись эти темы, издание не заработает и не будет существовать вообще ни в каком виде.

Лично я сейчас в прессе Петербурга наблюдаю такую тенденцию: людей с критическим мышлением и западным подходом к подаче информации гонят в шею. Кто придет на их место — неизвестно, но понятно, что те люди, которые будут относиться к подаче информации, выражаясь языком владельцев СМИ, «более легко». А по большому счету — поверхностно.

Об этой истории, произошедшей чуть больше месяца назад, читали или хотя бы слышали все. Выпускающий редактор «четверки» рассказал в блоге, что сюжет о предварительном заседании по иску соучредителя ЗАО «Аргус СФК» Анны Суровикиной к депутату гордумы Леониду Волкову сняли с эфира. Что стало причиной, Илье Мелехину предложили догадаться самому. И он решил — кроме политической, никакой другой причины быть не может. И, как оказалось, не сильно ошибся. Официально руководство объяснило свое решение «политикой», только редакционной.

А этот конфликт произошел между журналистами Верхней Салды и отдельными представителями местной администрации несколько дней назад. Глава города, Сергей Нистратов, выпустил распоряжение от 15 марта 2011 года № 28-0, согласно которому всем муниципальным учреждениям строго настрого запрещается давать какие-либо комментарии без согласования с мэрией. Несколько учреждений, таких как Центральная городская больница, Управление образования, Детская школа искусств, отказались предоставить информацию СМИ Верхней Салды, сославшись на вышеуказанное постановление.

Журналисты хранить молчание не стали, но и заявление в прокуратуры пока никто не написал, несмотря на то, что данное распоряжение противоречит нормам статьи 58 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 года № 2124-1, которая гласит, что «ущемление свободы массовой информации, то есть воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны граждан, должностных лиц государственных органов <...> в том числе посредством: установления ограничений на контакты с журналистом и передачу ему информации, за исключением сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну» влечет за собой ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Главный федеральный инспектор Свердловской области Виктор Миненко рекомендовал главе администрации Верхнесалдинского городского округа устранить «несоответствия требованиям федерального законодательства» и отчитаться о проделанной работе.

Олег Бузунов, главный редактор рекламно-информационного издания «Биржа новостей»:

— Меня и раньше особо в администрации не жаловали: мы являемся оппозиционным СМИ. Так что обо всем происходящем я узнал от своих коллег. Просто как более легкий на подъем человек я взял и написал обращение в адрес главного федерального инспектора в Свердловской области. О том, как продвигается дело, меня не информируют, так что пересмотрели — не пересмотрели после рекомендаций Миненко, я не знаю. Но и не могу сказать, что что-то изменилось.

Насколько хорошо исполняется «рекомендация» главного федерального инспектора Свердловской области, данная еще 7 апреля, рассказали в пресс-службе администрации Верхней-Салды.

Владимир Мальцев, руководитель пресс-службы администрации Верхнесалдинского городского округа:

— На сегодняшний момент ситуация в корне меняется. Все входит в режим полной открытости. Распоряжение носило временный характер. Дело в том, что Сергей Львович вступил в должность совсем недавно — еще месяц не прошел. И пока он только входит в суть дел. На это время он не хотел, чтобы те рабочие вопросы, которые он сейчас решает, стали всеобщим достоянием. Сначала необходимо понять, как работает та или иная служба.

Как сообщил Владимир Мальцев, уже сейчас каждый представитель СМИ, который обратится за информацией в муниципальное учреждение, может ее получить. Согласование с администрацией Верхней Салды больше не требуется.

Председатель правления Свердловского творческого союза журналистов тоже следил за конфликтом, развернувшимся между СМИ и администрацией Верхней Салды. Но, как считает Дмитрий Полянин, сказать, что современная журналистика находится под тяжелым цензурным гнетом, все же нельзя. По его словам, «мощной цензуры в России нет».

Дмитрий Полянин, председатель правления Свердловского творческого союза журналистов:

— Чтобы ответить на вопрос, насколько сильна цензура в современной журналистике, необходимо учитывать два фактора: первый — это финансовое положение, второй фактор — как журналисты сами себя ощущают в этом мире, насколько свободными они себя чувствуют. Если в каком-либо средстве массовой информации собрались действительно талантливые люди, то никакая цензура им не страшна. Сегодня в России никто вот так просто, открыто, в лоб, СМИ не закрывает, никто никого не убивает, поэтому, на мой взгляд, мощной цензуры в России нет.

Вопрос
Насколько сильна цензура в современной российской журналистике?
  • 48%
  • 52%
Для участия в голосовании введите логин и пароль или зарегистрируйтесь

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.