Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
45174 +399
Выздоровели
37377 +402
Умерли
997 +9
Россия
Заразились
2215533 +27543
Выздоровели
1712174 +26682
Умерли
38558 +496

Минздрав отвечает на важные вопросы о коронавирусе ссылками на законы и уже известными фактами. 3 примера

30 мая 2020, 20:10
В период, когда всех людей в основном волнует тема коронавируса и всего, что связано с пандемией, в свердловском минздраве часто отказываются предоставлять официальную информацию устно и оперативно (хотя бы в течение рабочего дня). Как правило, журналистов просят оформить письменный запрос. Но даже так шансы получить нужную информацию невелики. 66.RU публикует несколько примеров своих запросов на тему обеспечения больниц аппаратами ИВЛ и СИЗами, а также статистики заболеваемости, и ответов, которые мы получили от ведомства.

Обеспеченность больниц аппаратами ИВЛ

В середине марта губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев озвучил цифру — в регионе имеется 1500 аппаратов ИВЛ. Также стало известно, что министерство здравоохранения Свердловской области планирует закупить дополнительно 16 аппаратов.

«Редакция 66.RU просит предоставить список медицинских учреждений с указанием количества аппаратов ИВЛ в каждом из них, чтобы подтвердить озвученную властями цифру», — сделала запрос на официальном бланке редакции 18 марта журналист Александра Морозова.

Ответ за подписью замминистра здравоохранения Ирены Базите пришел 24 марта. Позволим себе процитировать его полностью:

«Медицинские организации муниципальной и государственной систем здравоохранения, в структуре которых имеются реанимационно-анестезиологические отделения, оснащены в соответствии со стандартом оснащения, утвержденным приказом Министерства здравоохранения РФ, в том числе аппаратами ИВЛ. В настоящее время Минздравом Свердловской области проводится процедура закупки 16 аппаратов ИВЛ». Всё. Списка учреждений с количеством ИВЛ в них мы так и не дождались. По факту, чиновники лишь повторили информацию, изложенную в запросе.

Обеспеченность больниц СИЗами

Выпускающий редактор Полина Павлова 20 мая направила в Минздрав шесть вопросов на тему обеспеченности больниц Свердловской области средствами индивидуальной защиты в период борьбы с коронавирусной инфекцией. Ответ пришел 25 числа, его подписала замминистра Екатерина Есина.

  • Вопрос № 1: «Сколько всего масок, перчаток, костюмов и других СИЗов необходимо для ежедневной нормальной работы медиков? В день, неделю или, например, месяц».

Ответ: «В рамках мероприятий по недопущению распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19 на территории Свердловской области запас средств индивидуальной защиты оценивается как достаточный, что в среднем соответствует месячной потребности медицинских организаций». Ок, а сколько все-таки СИЗов необходимо в день, неделю или, например, месяц?

  • Вопрос № 2: «Сколько СИЗов требуется одному медику на день работы (интересуют врачи, работающие в красной зоне, и сотрудники скорой помощи, которые работают с вызовами по коронавирусу)?»

Ответ: «Расчет расхода средств индивидуальной защиты производится медицинскими организациями исходя из количества медицинских работников в смену с учетом инструкции применения к определенному виду средства индивидуальной защиты». Спасибо, и все-таки сколько СИЗов требуется одному медику на день работы?

  • Вопрос № 3: «Сколько, по последним данным, в медицинских учреждениях СИЗов и на какое время их хватит?»

Ответ: «По данным ежедневного мониторинга на 25.05.2020 в больницах области имеется запас средств индивидуальной защиты: маски медицинские более 3 млн штук, респираторы и костюмы биологической защиты более 60 тыс. штук». Хорошо, но на какое время хватит этого запаса?

  • Вопрос № 4: «Из каких источников больницы получают СИЗы? Сколько (в процентах) средств индивидуальной защиты больницы получили от меценатов, сколько закупили сами?»

Ответ: «Закуп средств индивидуальной защиты государственными бюджетными и автономными учреждениями проводится за счет дотации на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов, за счет средств областного бюджета, а также за счет собственных средств учреждений. Кроме того, средства индивидуальной защиты поступают в рамках благотворительной помощи организаций и частных лиц». Ладно, а что там с разбивкой по процентам?

  • Вопрос № 5: «Оцените, пожалуйста, стоимость СИЗов, которые требуются на один день работы всех больниц региона?»

Ответ: —

  • Вопрос № 6: «Есть ли сейчас проблемы с обеспеченностью медицинских работников средствами индивидуальной защиты? Ранее на недостаток костюмов жаловались, например, сотрудники скорой помощи».

Ответ: «При оказании скорой медицинской помощи больному с подозрением на новую коронавирусную инфекцию, средства индивидуальной защиты заменяются после каждого пациента». Это значит, что проблем нет?

Статистика по заболевшим COVID-19 в регионе

Полина Павлова 20 мая делала в министерство еще один запрос. В нем она указала, что оперативный штаб Свердловской области ежедневно публикует статистику по заражениям коронавирусной инфекцией в регионе, но у нас есть дополнительные вопросы по структуре заболеваемости.

Ответ пришел 27 мая на двух страницах. Но по факту, там были лишь ссылки на законодательные акты, а информация была скудной. Смотрите сами:

  • Вопрос № 1: «Сколько среди заболевших коронавирусом в Свердловской области сотрудников медицинских учреждений? Сколько из них врачей, среднего и младшего медицинского персонала, сколько сотрудников скорой помощи?»

Ответ: «Очаги заноса COVID-19 периодически регистрируются в части медицинских организаций. Со стороны Министерства здравоохранения Свердловской области установлен ежедневный контроль за проводимыми мероприятиями по недопущению распространения заносов в лечебные учреждения региона». Хорошо, но мы спрашивали не об этом.

  • Вопрос № 2: «Сколько среди заболевших коронавирусом в Свердловской области сотрудников социальных служб?»

Ответ: —

  • Вопрос № 3: «Предоставьте, пожалуйста, более подробные данные о заболевших: сколько среди заболевших коронавирусом в Свердловской области мужчин, сколько женщин, сколько лиц старше 65 лет, сколько лиц младше 18?»

Ответ: «Оперативные сведения о заболеваемости и смертности от новой коронавирусной инфекции на территории Свердловской области, в т.ч. в структурном разрезе, размещены на официальном сайте Управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области, сведения о заболеваемости и смертности за предшествующие отчетные периоды — на сайте Федеральной службы государственной статистики РФ». Нет, интересующих нас данных там нет.

  • Вопрос № 4: «Сколько человек за все время находились на аппаратах ИВЛ? Сколько из них все еще на аппаратах ИВЛ? Сколько времени в среднем пациенты находятся на ИВЛ? Каков процент пациентов, которые выздоравливают после ИВЛ?»

Ответ: —

  • Вопрос № 5: «Сколько человек с диагнозом «коронавирус» умерли в регионе с начала пандемии? Сколько из них умерли не от коронавируса, а от других причин?»

Ответ: «Организация патологоанатомических вскрытий умерших от новой коронавирусной инфекции на территории Свердловской области осуществляется в строгом соответствии с ФЗ […] и находится на ведомственном контроле в Министерстве здравоохранения Свердловской области в рамках комплекса мероприятий, направленных на предупреждение распространения новой коронавирусной инфекции, а также раннее ее выявление. Оформление медицинских свидетельств о смерти и статистический учет заболеваний осуществляется в соответствии с правилами, установленными в Международной классификации болезней 10 пересмотра». ЧТО?

  • Вопрос № 6: «По каким причинам умирали пациенты с диагнозом «коронавирус», если не он стал причиной смерти?»

Ответ: «Большинство больных, умерших от COVID-19, имели хроническую коморбидную патологию, возраст старше трудоспособного, во всех случаях они получали лечение в условиях специализированных стационаров. В некоторых случаях первоначальной причиной смерти больных с положительным результатом диагностического теста на SARS-CoV-2 являлись тяжелые соматические заболевания (инфаркт головного мозга, инфаркт миокарда, злокачественные новообразования и др.) а также ВИЧ-инфекция в терминальной стадии». Понятно, спасибо за первый адекватный ответ.

  • Вопрос № 7: «Предоставьте информацию по способам заражения коронавирусом. Сколько человек заразились за границей? Сколько заразились в эпиднеблагополучных регионах (и в каких)? Сколько человек заразились непосредственно в регионе при контакте с больным? Где именно пациенты заражались от больных коронавирусом в регионе: сколько было случаев заражения в магазине, в подъезде, в транспорте, в такси, на улице, на рабочем месте, на каком-либо мероприятии (свадьбе, пикнике и прочее)? Сколько зафиксировано случаев заражения от предметов и от каких?

Ответ: —

  • Вопрос № 8: «Сколько пациентов (не медицинских работников) заразились коронавирусом в больнице?

Ответ: —

«Дополнительно сообщаем, что согласно […], сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении составляют врачебную тайну», — говорилось в одном из абзацев ответа, который, видимо, по мнению чиновников Минздрава, должен был объяснить отсутствие ответов на большинство вопросов.

Из-за отсутствия подробной официальной информации и вот таких ответов ведомств, журналисты в публикациях вынуждены полагаться на информацию от неофициальных источников. Здесь самое время вспомнить, что в РФ существует ответственность за фейк-ньюс о коронавирусе, в том числе и уголовная.