Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
43996 +384
Выздоровели
36179 +387
Умерли
970 +9
Россия
Заразились
2138828 +24326
Выздоровели
1634671 +23226
Умерли
37031 +491

«Я отвожу женщин в кризисные квартиры». Волонтер «Аистенка» — о мужененавистничестве и сочувствии

23 октября 2019, 08:00
«Я отвожу женщин в кризисные квартиры». Волонтер «Аистенка» — о мужененавистничестве и сочувствии
Фото: Григорий Постников, 66.ru
В Екатеринбурге в 2003 году появилась организация «Аистенок». Она помогает семьям в сложной жизненной ситуации. В том числе там дают временное жилье матерям-одиночкам и женщинам с маленькими детьми, когда те сбегают от мужей-насильников. В «Аистенке» работают психологи, юристы, педагоги, но есть и волонтеры, которые помогают за спасибо. 66.RU поговорил с одним из добровольцев — о разделении жизни на до и после, необходимой твердости к женщинам-жертвам и о логике насилия.

В группе «Аистенка» появилось объявление. Мол, поздравляем нашего волонтера Александра Алексеевича, единственного мужчину, который работает у нас с самого основания — 16 лет — и все это время выполняет работу грузчика, водителя, механика, курьера, сантехника, электрика, прораба, диспетчера, столяра, плотника. (Десять специальностей, десять!)

И действительно, на стене почета среди 14 женщин только один мужчина — Александр Алексеевич. Когда я сажусь и задаю первый вопрос «Как вы здесь оказались?», все становится понятно. Он — муж основательницы «Аистенка» Ларисы Лазаревой. Скромный, сдержанный мужчина, который, вместо того чтобы говорить о себе, предпочитает делиться успехами организации. Он осторожно отвечает на вопросы и не спешит рассказывать жуткие истории, на которые наверняка насмотрелся за столько лет работы. Александр объяснил корреспонденту 66.RU, как стал волонтером, о чем разговаривает с жертвами домашнего насилия и почему не сможет бросить свое дело.

Помощь другим важнее денег

— Удивительная черта человека — окунается твой близкий в какую-то тему, и ты уже больше не можешь стоять в стороне. Шестнадцать лет назад моя жена Лариса Лазарева решила оставить прежнюю работу и создать общественную организацию, главная цель которой — чтобы дети оставались в семье. С тех пор моя жизнь сильно изменилась. Я понял, что есть люди, которые нуждаются в защите и помощи других. К сожалению, не каждый человек способен помочь себе сам.

Когда «Аистенок» только появился, я работал в собственной строительной организации и поначалу помогал немного, подвозил жену, когда было время. А потом вышел на пенсию и у меня остался только «Аистенок». Я делаю так называемые «мужские дела» — собираю мебель, чиню технику, устанавливаю сантехнику, прокладываю провода, настраиваю канализацию, делаю ремонт.

Я и раньше особо не обращал внимания на материальные ценности, а сейчас деньги вообще остались в стороне. Я понял, насколько важно психологическое спокойствие для человека и что мать и ребенок — это одно целое, они всегда должны быть вместе.

Женщины терпят, потому что им некуда идти

Фото: Григорий Постников, 66.ru

Кроме технических вопросов, я занимаюсь выездами — отвожу пострадавших женщин на тайные квартиры. Бывает, что сожитель или муж ведет себя агрессивно, тогда мы подключаем полицию и не уходим, пока полицейские не приедут. Иногда даже ОМОН приезжает. Когда происходит что-то чудовищное, мы помогаем написать заявление в полицию, если женщина боится. А впоследствии представляем ее интересы в суде. Женщинам приходится терпеть ужасное отношение к себе и ребенку, просто потому что нет другой крыши над головой.

Еще психологи общаются с супругом или сожителем, если те адекватные, чтобы услышать мнение и второй стороны. В эти моменты я рядом с нашими сотрудниками. Так сказать, прикрываю.

С подопечными женщинами я разговариваю по дороге. Говорю, что со временем все наладится, страх и уныние пройдут, а вера в близких вернется. Если вижу, что у женщины появляются мысли о возвращении к насильнику, то говорю что-нибудь жесткое: «Включите воображение, вы же и так столько терпели. Ну вернетесь, и снова все по старой?» Обычно срабатывает.

Женщин приходится скрывать в области или даже отправлять в другие регионы. Кто-то даже меняет фамилию. Недавно у нас была гражданка Азербайджана. Она хотела отказаться от ребенка, нас вызвали в роддом, мы женщину поддержали. У нее была проблема с родителями — отец заявил, что она опозорила семью. Мы ее отправили южнее — чтобы была поближе, если вдруг помирится с родственниками.

Никто не знает, как человек становится злым

Фото: Григорий Постников, 66.ru

У меня не появилась ненависть к мужчинам. Люди все разные. Есть и женщины такие, что жутко становится. Мать, которая пьет и не хочет останавливаться. В таком случае мы передаем информацию в опеку. В общем, мужчина или женщина — неважно. Надо просто помогать тем, кто хочет лучшей жизни, и тем, кто попадает под гнет всяких идиотов.

Я три года работал в колонии. Пообщался с мужиками, которые нарушают закон. У них другая психика — хитрая и коварная. На них действует только сила. Они видят, что человека рядом можно сломить. И ломают, особенно если жертва боится. Я не знаю, почему люди становятся такими. Воспитание может быть и жесткое, и доброе, и требовательное, и, наоборот, вольготное. А вырасти может все что угодно. У алкоголиков может получиться отличный человек, а в семье бизнесменов или депутатов — чудовище. Никто не знает, как человек становится злым.

От такого человека женщину надо поскорее убрать, дать время, чтобы она привела свою психику и жизненные силы в порядок. Вот была личность, ее прижали, поиздевались, и она потеряла веру в жизнь. Получается забитый человек. Какое понимание мира может дать ребенку такая мать? Женщину нужно поддерживать, чтобы она смогла найти в себе внутренние силы. Мы этим и занимаемся.

Сегодня наш специалист в роддоме уговорил женщину оставить ребенка у себя. Написать отказ ведь легко — одна минута. А психологи поговорили — и ребенок остался в семье. Я тоже помогаю общему делу. Я волонтер на обслуживающем уровне, незаметный. Я как тайный агент, пришел, сделал грязную и тяжелую работу. Или как ассенизатор или дворник. Эти люди незаметны, и про них вспоминают, когда появляется грязь или перегорает лампочка.

Не всегда человек может справиться с проблемами сам

Фото: Анна Коваленко, 66.ru

Я не чувствую выгорания. Хотя работаем мы постоянно — у жизни нет выходных. За помощью обращаются в любой день. То с коммунальными вопросами надо помочь, то хлеб отвезти. В эту субботу поеду за швейной машинкой, которую в дар отдают. Бывает, устаю. Я всю жизнь работал. Думал, на пенсии будут другие какие-то дела. И тут как ведь? Бросить — не бросишь, всем руки нужны. От этого уже невозможно уйти. Сотни человек знают, что в «Аистенке» им всегда помогут.

Близкие нас с Ларисой поддерживают. Но есть такие люди, которые считают, что каждый должен сам строить свою жизнь, что если трудиться, все получится. Я не согласен. Вот мать с маленьким ребенком. Она может и хочет работать, но куда она его денет? С кем будет ребенок? До года-двух его никуда не отдать. Ну не справится она сама. Ну никак.

Самый приятный момент в моей работе, когда женщина уходит и начинает жить и воспитывать ребенка сама. Хотя это очень сложно даже для обычного человека — ворваться в жизнь и найти там свое место.