Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

На Урале УК требует с детей-сирот 800 тысяч долга, который остался от их биологической матери

22 августа 2019, 13:13
На Урале УК требует с детей-сирот 800 тысяч долга, который остался от их биологической матери
Фото: архив 66.RU
Женщины не стало в 2017 году. К тому времени она была ограничена в родительских правах, а ребят, оказавшихся в интернате, забрала оттуда семья опекунов. Покойная оставила дочке и сыну в наследство непригодную для жизни квартиру и стопку неоплаченных счетов за коммунальные услуги. Сумма задолженности по ним составила 411 тысяч рублей + почти столько же пени. Управляющая компания решила через суд взыскать с новоиспеченных собственников деньги, несмотря на юный возраст ответчиков. Подробности — в материале 66.RU.

11-летняя Милена и ее 8-летний брат Андрей живут в Каменске-Уральском. Сейчас у них все хорошо, и, глядя на них, трудно представить, что еще несколько лет назад этим детям приходилось жечь вещи друг друга, чтобы согреться и не умереть от холода в заваленной мусором квартире. Той самой, которую они унаследовали вместе с огромным долгом.

Фото: 66.RU

Милена и Андрей по краям, а в центре родные дети Алены. Малыши очень быстро нашли общий язык и обожают проводить время вместе.

Биологическая мать и бабушка детей сильно пили, отец в их жизни не участвовал. Ребята то и дело попадали в социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних, так как заниматься их воспитанием особо было некому. После очередного раза органы опеки и попечительства решили через суд ограничить мать в родительских правах (метод воздействия на родителей назначается в качестве предупреждения, когда нарушения присутствуют, однако для полного лишения прав недостаточно оснований, — прим. редакции), а малышей направить в интернат.

При этом обязательство по финансовому обеспечению детей с нерадивой матери никто не снимал. У нее даже была возможность видеться с детьми, хотя она ею не пользовалась. Кроме того, женщине по закону предоставлялось время, в течение которого она могла исправиться, чтобы отменить наказание.

Алена Слободчикова, опекун:

— Я сама мама трех мальчиков, но нам с мужем всегда хотелось еще и девочку. Так как по состоянию здоровья сама родить я не могла, мы решили взять ребенка из детского дома. Однажды мы пришли и увидели там маленького мальчика. Это был Андрюша. Он сел мне на коленки, крепко обнял и спросил: «Мама, а когда ты нас с сестрой отсюда заберешь?». Мы заплакали и решили, что они уже наши. Стали забирать их в гости, оформлять документы на опеку, и в 2016 году они навсегда остались в нашем доме.

В 2017 году биологическая мать Милены и Андрея умерла, а детям по закону отошла в наследство ее квартира, кадастровая стоимость которой составляла на тот момент 537 478 рублей. Правда, для жизни эта недвижимость была непригодна. Там отсутствовали окна, радиаторы отопления, электричество, водоснабжение и водоотведение, стены помещения частично разрушены и покрыты копотью и плесенью.

Так квартира выглядит сейчас. Алена с супругом наняли рабочих, чтобы убрать и вынести оттуда весь мусор. В опеке семье выделили 100 тысяч на новую входную дверь и окна.

До принятия наследства Алена обращалась в органы опеки и попечительства с просьбой разрешить детям отказаться от наследства и поставить их на учет для получения квартиры от государства. Однако чиновники ей заявили, что, несмотря на такое состояние имущества, отказ от наследства невозможен.

По словам Алены, после того как дети вступили в право наследования, стало известно о том, что их мать имела задолженность по оплате коммунальных услуг. Часть долгов перешла к ней в порядке наследования после смерти ее мамы, то есть бабушки Милены и Андрея. В 2018 году представители ООО «УК Дирекция Единого Заказчика» обратились в суд с заявлением о замене должника правопреемником и взыскании задолженности с несовершеннолетних детей.

По состоянию на 1 июня за квартирой числится задолженность в размере 805365,62 руб., из них 411005,62 руб. — долг за услуги ЖКХ, 379238,57 руб. — пени, 15121,43 руб. — за капитальный ремонт.

Фото: 66.RU

В платежке указано, что квартира благоустроена.

Фото: 66.RU

Справка о задолжности, которую предоставили в Уральском центре расчетного обслуживания.

Алена Слободчикова:

— Мы попали в крайне тяжелую ситуацию! Судебные приставы возбудили исполнительное производство, в рамках которого почему-то арестованы все мои счета, а с зарплатной карты вычтено 22 тысячи. Судебный пристав-исполнитель разъяснил мне, что все взысканные с несовершеннолетних детей денежные средства будут взысканы из личных доходов опекуна. Кроме того, мне заявили: «зачем ты их из интерната вообще забирала».

Алена считает, что сложившаяся ситуация нарушает ее гражданские права и права ее детей — как родных, так и опекаемых. Никакого отношения к квартире и, соответственно, долгам она не имеет, так как не является наследником.

В Управлении социальной политики города журналистам 66.RU рассказали, что уже начали разбираться в проблеме Алены и взятых ею на попечение детей.

Ольга Щевелева, начальник Управления социальной политики по Каменску-Уральскому:

— Первое решение суда было, к сожалению, составлено неверно. Позже было правильно подано апелляционное обращение, где была заменена сторона должника. То есть долг действительно перешел на двух детей, которые вступили в права наследования. На тот момент отказаться от вступления в право наследства они действительно не могли. Сейчас нет специалиста, поэтому я не могу сказать, почему долги не были расписаны, реструктурированы и почему не было принято решение о погашении долгов из доходов детей — пенсий. По 1000 и 500 рублей, например. Такая практика есть. По закону опекун не должен платить долги, ведь он не является собственником.

Чиновница отметила, что ее подчиненных почему-то никто не уведомлял о судах. Сейчас единственным выходом из ситуации, по мнению управления соцполитики, может стать продажа жилья. Так долги можно компенсировать. (Кстати, по словам Щевелевой, нигде нет актов, которые говорили бы о том, что квартира находилась в непригодном для жизни состоянии. По документам и дом в порядке). Но для начала нужно выходить в суд и уменьшать пени.

Ольга Щевелева отметила, что была не в курсе того, что сумма задолжности возросла в два раза и дошла до 800 тыс. руб. В их внутренних документах все остановилось на сумме в 411 тыс.

Алене вручили справку, благодаря которой ее счета можно будет разблокировать. Правда, списанных 22 тысяч уже не вернуть.

Алена Слободчикова:

— Может, они не считали ситуацию запущенной и думали, что их участие не потребуется. А тут такое, я начала активно действовать. В УК «ДЕЗ» нас встретили менее радушно. Из приемной директора проводили к сотруднице, которую представили пресс-секретарем. Устроить нам встречу с руководством та отказалась, мотивируя тем, что время приемов расписано, и заодно отказалась предоставлять какую-либо информацию без письменного запроса.

Тогда мы с Аленой зашли в отдел по работе с должниками, куда женщина неоднократно приходила с просьбой реструктурировать ее долг. Там мы застали юрисконсульта компании, которая участвует в судебных процессах по взысканию с детей долгов.

Фото: 66.RU

Ольга Евтифеева, юрисконсульт УК:

— Пусть напишет заявление и укажет причины, по которым может быть перерасчет. А почему вам не оказать ей материальную помощь? Почему мы должны платить? Мы предоставили услуги, а теперь как нам сделать этот перерасчет и на основании чего? Если у нее есть такие основания, то пусть обращается. Нам эти деньги никто не вернет. Я не собираюсь комментировать решение суда, не имею права.

В ближайшее время Алену ждет очередной суд. «Когда было первое разбирательство, я думала, что все быстро решится. Ведь мне казалось, что нельзя по закону и без того обездоленных детей обирать», — сказала Слободчикова.

Фото: 66.RU

Управляющая компания разделила долг на части и на каждом заседании заявляет новую сумму. Причем слушания, по словам Алены, проходят в разных судах. Вот одно из последних решений, после которого счета многодетной матери-опекуна заблокировали.


Дети чувствуют переживания своей мамы и поэтому стараются подбадривать ее приятными сюрпризами. Например, подкладывают под подушку конвертики с пожеланиями или дарят рисунки.

Фото: 66.RU

Юридическая справка

Екатеринбургский юрист Екатерина Малиновская считает, что у детей и их матери-опекуна есть шанс отбить в судах все долги. В ее ситуации нужно разбираться детально.

Согласно Гражданскому кодексу (ст. 196), срок исковой давности по долгам, в том числе коммунальным, составляет три года. Другими словами, в 2019 году собственник жилья должен оплачивать квитанции, получаемые с 2016 по 2019 год. Требования обслуживающей УК заплатить по ранее выставленным счетам не обоснованы.

Обычно юристы управляющих компаний подают иски на возврат долга в полном объеме, невзирая на сроки давности. В таком случае ответчик должен направить в суд ходатайство с просьбой выплачивать средства за 3 года, ссылаясь на ст. 199 ГК РФ. При отсутствии такого заявления высшая инстанция обяжет гражданина провести полное погашение взносов.

Если в течение трех последних лет была произведена хотя бы одна оплата, срок исковой давности начинается с даты внесения этого платежа. Если вы платили хотя бы часть суммы, суд может отклонить ваше ходатайство, так как посчитает, что вы признали долг.

Законом не запрещено отказываться от наследства. Чтобы это сделать, опекуну нужно оценить, насколько эта сделка выгодна подопечному (с учетом всех факторов), и лишь затем решить, принять наследство или воздержаться от этого. Орган опеки должен следить за ходом событий. Он не вправе, например, заставить опекуна принимать наследство, а может лишь сам обратиться в суд с требованием о признании права собственности за подопечным. Но это скорее исключение, чем правило.

Екатерина Малиновская советует Алене добиться организации межведомственной комиссии, которая смогла быть дать оценку унаследованной детьми квартиры и дать заключение о том, что она не благоустроена, находится в антисанитарном состоянии и не соотвествует положенным нормам. Это докажет, что несовершеннолетние, хоть юридически и обеспечены жилым помещением, фактически лишены возможности в нем проживать — это нарушение их прав как сирот.

В таком случае органы опеки могут поставить их в очередь на получение нового жилья от государства.