Раздел Общество
13 апреля 2017, 17:40

«Милонов опоздал на много лет». Почему возрастной ценз в соцсетях не уменьшит число детских самоубийств

«Милонов опоздал на много лет». Почему возрастной ценз в соцсетях не уменьшит число детских самоубийств
Фото: архив 66.ru
Профессор факультета психологии МГУ и директор «Фонда развития интернет» Галина Солдатова объясняет, что произойдет, если прямо сейчас взять и запретить детям пользоваться социальными сетями.

Одна из самых обсуждаемых тем этой недели — внесение в Госдуму проекта федерального закона о регулировании правил поведения в социальных сетях. Один из его авторов — депутат от фракции «Единая Россия» Виталий Милонов предлагает обязать пользователей предоставлять свои паспортные данные администрации соцсетей и запретить заводить аккаунты детям младше 14 лет. Это, по мнению Милонова, поможет справиться с «тлетворным влиянием» трудных подростков и детей из неблагополучных семей на сверстников, а также уменьшить число подростковых самоубийств.

Доктор психологических наук, профессор факультета психологии МГУ, руководитель горячей линии психологической помощи «Дети онлайн» и автор глобального исследования о поведении детей в Сети «Дети России онлайн» Галина Солдатова рассказала 66.RU, может ли на самом деле запрет на социальные сети решить эти проблемы.

— Авторы законопроекта опоздали на много лет. Наши дети уже давно живут на два мира — цифровой и реальный. Эти миры настолько перемешаны, что предсказать, к чему приведет запрет на социальные сети, сейчас трудно. Речь ведь не только о подростках, но и о дошкольниках. Наши исследования показывают, что они тоже активно используют интернет. Они смотрят мультфильмы, играют в онлайн-игрушки на планшетах, сидят в социальных сетях — в том числе, вместе с родителями.

Возраст интернет-инициации за последние несколько лет сильно опустился. В 2010 г. дети начинали пользоваться интернетом с 10 лет, сейчас они погружаются в цифровую реальность с 2–4 лет. Большая часть детей в возрасте 11–12 лет уже имеют свой аккаунт в соцсетях.

У меня складывается впечатление, что авторам законопроекта не очень интересно, что на самом деле происходит с детьми. Действовать запретами тут нельзя. Запрет доступа в соцсети будет означать еще и запрет на общение, на творчество, развлечение, учебу. Все это наши дети сегодня делают в соцсетях. Запретить им доступ в соцсети — это примерно то же самое, что вернуть детей в доцифровую эпоху.

На самом деле у нас и так есть возрастной порог для вхождения детей в соцсети. Другое дело, что пока это все не работает. Так, «ВКонтакте» позиционирует себя как соцсеть, в которой дети могут находиться с 14 лет, но четко этого нигде не прописано. В то же время, согласно статистике, свои страницы «ВКонтакте» имеют 16,5 млн человек в возрасте от 14 до 18 лет, что превышает численность всех российских школьников от первого до выпускного классов. То есть мы понимаем, что среди пользователей соцсети, конечно, есть и дети младше 14 лет. И их очень много.

Я надеюсь, что законопроект не будет принят Госдумой. Сейчас он недостаточно проработан. Его авторы забыли, что правила поведения для детей в Сети должны обсуждаться вместе с самими детьми. Я, например, не слышала, чтобы этот законопроект комментировался родительской и школьной общественностью.

По правилам «Фейсбука», пользователи должны быть старше 13 лет. Но тут мы сталкиваемся с той же проблемой. Администрации социальной сети технически трудно проверить, как соблюдается это правило. Та же проблема, например, в Великобритании, где каждый третий ребенок младше 13 лет это правило нарушает.

В 2018 г. в европейских странах должен вступить в силу закон, согласно которому ребенок может регистрироваться в социальных сетях с 16 лет (сейчас это можно делать с 13 лет, раньше — только с согласия родителей). Закон вызвал серьезную дискуссию. В результате каждая страна Евросоюза сейчас будет решать самостоятельно, с какого возраста можно регистрироваться в соцсетях.

Если законопроект будет принят, наши дети найдут обходные пути. Для того чтобы приобщиться к сообществу в социальных сетях, дети готовы солгать. Но лучше, если в нашем обществе на этот счет будут действовать правила, принятые всеми. В противном случае мы рискуем получить серьезный раскол между поколениями.

У нас нет достаточной информации о поколении Z, чтобы понять, что будет, если запрет все же введут. На самом деле нам вообще мало что известно об этих детях. Никаких исследований на уровне психофизиологии и психологии личности до сих пор нет. Они в принципе у нас не поддерживаются. Сейчас мы понимаем, что это переходное поколение, что через 5–7 лет в них будет больше цифрового, чем человеческого. Поэтому мы должны изо всех сил стараться, чтобы они могли получить как можно больше традиционного воспитания.

Запрещать что-либо поколению Z бессмысленно, поэтому решить проблему запретом не получится. Выходом может быть ограничение времени, которое дети проводят в интернете. Но это задача прежде всего родителей, а не депутатов. На них ложится дополнительная нагрузка. Если раньше мамам и папам приходилось следить только за временем, которое их дети проводят у экранов телевизоров, то сейчас перед ними стоит более серьезная проблема. Интернет затягивает больше, чем ТВ.

В 2016 г. мы провели исследование, согласно которому дети в Москве и Московской области проводят в интернете от 5 до 8 часов в сутки. Это очень много. Поэтому я за то, чтобы ограничивать время пребывания детей в Сети. Они должны быть больше вовлечены в реальную жизнь.

Желание оградить ребенка от проблем, которые существуют в Сети, мне понятно. Да, в интернете много рисков, и авторы законопроекта говорят о них. Я бы добавила, что почти все проблемы, которые существуют в реальной жизни, перебрались в Сеть. И дело не только в «группах смерти». Это очень яркая, драматичная проблема, связанная с трагедиями, поэтому ей уделяют большое внимание. Но она далеко не единственная.

Риск — это неотъемлемая часть развития личности. Это важный опыт, который приобретает ребенок. Я хорошо помню, что опасные игры были и в нашем детстве. Мы тоже перебегали дорогу перед близко идущими машинами (безо всякого интернета). Для того чтобы снизить эти риски, нужно повышать цифровую грамотность детей и подростков. Объяснять, как справляться с этими рисками. Но вместо этого мы почему-то пытаемся детей от них оградить. На мой взгляд, пусть лучше они учатся справляться с ними сейчас, тогда потом им будет проще жить в этом мире.

Больше всего меня пугает, что взрослые часто сами не знают, что нужно делать. Они не очень компетентны в том, что связано с интернетом и социальными сетями. Они вообще плохо себе представляют, что там происходит. И вот это — реальная проблема.

В психологии есть такой термин: страх за подрастающее поколение. Он охватывает все поколения взрослых во все эпохи. Просто каждый раз это разные страхи. Сейчас — это страх перед интернетом. Помноженный на низкую цифровую грамотность, он, к сожалению, вызывает панику.

Фото: архив 66.ru
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.