Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Децл: «Поколение «пепси, пейджер, MTV» сменилось на «iPhone, Facebook, патриот»

Децл: «Поколение «пепси, пейджер, MTV» сменилось на «iPhone, Facebook, патриот»
Фото: Константин Мельницкий, 66.ru,архив 66.ru
Кирилл Толмацкий — один из самых успешных и известных российских рэперов начала нулевых — после резкого и высокого взлета внезапно исчез из поля зрения. Он практически полностью прекратил любые контакты с журналистами, но для Портала 66.ru сделал исключение.

Повзрослевший кумир поколения 2000-х, который отрастил, пожалуй, самые длинные в России дреды, считает, что до сих пор остался голосом поколения. Кирилл Толмацкий на открытии «Огонь.Пляжа», организованного агенством «Бюро-100», объяснил, что пришло на смену «пепси, пейджеру и MTV», почему отсутствие медийности дает артисту свои плюсы и как изменилась страна с выхода его первого альбома.

— В одном из самых популярных ваших клипов «Вечеринка» снимался твой бывший приятель Тимати. Недавно на концерте в Екатеринбурге он случайно разбил лицо поклоннице бутылкой вятского кваса. У тебя не было подобных инцидентов?
— Я бы не стал кидать квас в толпу. У меня был подобный случай, когда компания Pepsi была моим спонсором. У них тоже было условие, что мы должны бросать в толпу железные банки с газировкой. Мы пару раз это сделали, а потом подумали: чего мы будем детей травить? А помимо Pepsi у нас была еще Aqua Minerale. Так вот мы ее раздавали, а Pepsi раскидывали по всей гримерке. Не помню, чтобы мы в кого-то что-то кидали и покалечили. Скорее, тяжеленьким прилетало нам, так как рэп в то время не очень любили.

— Ты приехал в Екатеринбург с альбомом, который произвел фурор 15 лет назад. Насколько тексты тех песен актуальны сейчас?
— Очень актуальны.

— То есть Россия за эти 15 лет не изменилась?
— Все осталось так же: голодные люди, сытая власть. Пробки, стройка, грязь.

— В 2000–2004 гг. многие знали, кто такой Децл. Ты был кумиром молодежи. Моя знакомая вчера призналась мне, что постер с тобой был первым среди многих, которые потом оказались на ее стене. Сейчас же о Децле практически никто ничего не слышит…
— Мне кажется, меня и сейчас все знают. К моему творчеству надо прийти, его сейчас не впихивают со всех каналов и радиостанций.

— А отсутствие этой медийности не влияет негативно на творчество артиста?
— Сейчас нет и музыкальных каналов. В России вообще сейчас все очень странно: свобода СМИ умирает, музыка становится невыгодной правительству. Так как она сама по себе — веяние свободы. Идет некая холодная война, лозунги которой — «Европа плохая, Америка плохая». А все основные музыкальные тенденции же оттуда именно идут.

Отсутствие медийности дает и свои плюсы — ты получаешь своего настоящего слушателя. Не тех, кто постоянно торчит на модных веяниях, а тех, кто действительно чувствует близость к твоему творчеству.

— А что стало, по-твоему, с поколением «пепси, пейджер, MTV»? Как думаешь, они, как и ты, видят Россию в трех словах: пробки, стройка, грязь?
— Каждый по-разному понял, как существовать в этом мире двойных стандартов. Мое поколение только-только начинает вставать на ноги, становится финансово независимым и начинает развивать свои бизнесы.

— В нашей стране можно быть финансово независимым?
— Да. Основная часть, конечно, пользуется легким путем и присасывается к государственным бюджетам, вылизывая интимные места различным организациям. А кто-то надеется только на себя и идет параллельно всей системе.

— Ты постоянно критикуешь Россию. Почему ты тогда до сих пор здесь остаешься?
— Это мой дом, здесь я чувствую себя как рыба в воде. Во всем мире все происходит примерно одинаково, поэтому и уезжать нет смысла. А насчет критики государства — если люди, которые здесь всю жизнь живут, будут молчать, то кто тогда будет говорить?

— Ты выступаешь за декриминализацию марихуаны. Не думаешь, что если ее разрешат в нашей стране, то это приведет нацию на дно?
— Вспомните времена Петра Первого, когда российский флот поднялся только за счет пеньки, которую Россия к 1936 году выращивала больше, чем все социалистические страны вместе взятые. А потом, когда писалась новая российская конституция, мы скопировали ее с американской. Поэтому и всё, что связано с наркотическими веществами и их употреблением, тоже оттуда скопировали. Пропаганда того, что марихуана — это наркотик, — полный бред. Россия за счет нее поднималась с колен не один раз.

— Флот — классно, одежда — классно, но люди — наркоманы…
— Это бред полный! Если человек изначально дебил, его ничего не изменит. А если человек умный, то ему никак не помешает марихуана. Люди, которые боятся курить марихуану, прежде всего боятся себя, так как трава заставляет посмотреть на себя со стороны. А это неудобно тем, кто любит воровать и обманывать.

— Мне кажется, или ты опять намекаешь на правительство?
— Да. Им не нужно духовно развитое общество. Им нужно общество легко контролируемое.

— Какими тремя словами можно охарактеризовать молодежь в нашей стране сегодня?
— Айфон, «Фейсбук», патриот.

— Ну и последний вопрос: что ты сделал для хип-хопа в свои годы?
— Ужасные вещи. Как минимум персонажа, про которого вы говорили вначале. Я прошу прощения, я не хотел (смеется).

На самом деле я был маленькой шестеренкой, которой не хватало, чтобы вся машина заработала. А в какой-то момент я ее взял и достал. Машина перестала работать, произошел какой-то полный разлад, и весь рэп стал каким-то хмурым, угрюмым, детским и озлобленным.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru,архив 66.ru