Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Российская судебная система впервые признала, что на нее давили из Кремля

13 мая 2008, 09:25
Руководство российской судебной системы впервые признало факт давления на суд со стороны администрации президента РФ.
Свидетельские показания об этом дала вчера первый заместитель председателя Высшего арбитражного суда (ВАС) Елена Валявина. Она была вызвана в Дорогомиловский суд Москвы по делу о защите чести и достоинства чиновника администрации президента Валерия Боева, который требует опровергнуть утверждения теле- и радиоведущего Владимира Соловьева по поводу вмешательства в работу судов.
Валерий Боев, референт управления президента по кадровым вопросам и государственным наградам (работу этого управления курировал помощник президента Виктор Иванов), подал иск о защите чести и достоинства в апреле (см. "Ъ" от 18 апреля). Чиновник потребовал опровергнуть утверждения Владимира Соловьева, опубликованные на сайте treli.ru и прозвучавшие в эфире радиостанции "Серебряный дождь". Истец счел порочащими фразы: "Тот самый Боев, который командует Высшим арбитражным судом", "Нет независимых судов в России. Есть суды, зависимые от Боева", "Это называется российское правосудие, которым управляет... Боев".

Вчера Дорогомиловский районный суд Москвы начал рассматривать дело по существу. На заседание явились адвокаты сторон и Владимир Соловьев, считающий себя порядочным ведущим. По ходатайству ответчика суд вызвал свидетеля — первого заместителя председателя ВАС Елену Валявину. Госпожа Валявина, дав подписку об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, ответила на вопросы Владимира Соловьева и его адвоката Шоты Горгадзе (см. стенограмму выступления на стр. 14). Елена Валявина, занимающая пост в ВАС с октября 2005 года, рассказала, как Валерий Боев обращался к ней с указаниями по громкому делу об акциях ОАО "Тольяттиазот" (президиум ВАС 22 ноября 2005 года отменил решение по делу о продаже госпакета акций компании, вынесенное в пользу Росимущества).

Елена Валявина объяснила также роль, которую референт кадрового управления может играть в вопросах назначения судей: "Он как представитель администрации президента присутствует на заседаниях Высшей квалификационной коллегии судей, где может обнародовать определенные материалы. От него также зависит скорость назначения судей на должность". Кроме того, по словам госпожи Валявиной, судьи могут опасаться, что не получат заслуженных государственных наград, если будут высказывать какие-то принципиальные позиции. Со стороны истца вопросов к первому заместителю председателя ВАС не последовало.

После того как госпожа Валявина покинула зал, Шота Горгадзе попросил суд вызвать еще троих свидетелей — председателя арбитражного суда Московской области Евгения Ильина, председателя Нижегородского областного суда Бориса Каневского и председателя десятого арбитражного апелляционного суда Артура Абсалямова. Суд ходатайство удовлетворил, вызвав свидетелей на заседание 26 мая.

Процесс тем временем продолжался. Адвокат Валерия Боева сообщил, что чиновник только готовит документы по назначению судей и не может проявлять интерес к миллионам делам, рассматриваемым в российских судах. Ответчики попросили вызвать в суд самого господина Боева, являющегося, по их сведениям, полковником ФСБ. "Если подтвердятся факты Елены Валявиной, то это будет уже не гражданский, а уголовный процесс",— резюмировал господин Соловьев.

Юристы считают, что основания для возбуждения уголовного дела действительно могут быть. "Прокуратура должна провести проверку показаний свидетеля и в случае подтверждения фактов — возбудить уголовное дело по факту оказания давления на суд. Ответственность за вмешательство в деятельность суда предусмотрена в ст. 294 Уголовного кодекса, максимальное наказание — до двух лет лишения свободы",— говорит завкафедрой государственного, международного и европейского права Российской правовой академии Минюста Вадим Виноградов. Адвокат адвокатского бюро "Бартолиус" Юлий Тай согласен, что если один высокопоставленный государственный деятель обвиняет высокопоставленного чиновника в совершении, по сути, преступления, то государство непременно должно отреагировать.