Раздел Общество
18 августа 2012, 18:45

Поэты Екатеринбурга, девки и рагу: кто сегодня пишет стихи и кто их читает

Поэты Екатеринбурга, девки и рагу: кто сегодня пишет стихи и кто их читает
Фото: Ирина Кузнецова
Корреспондент Портала 66.ru стал одним из слушателей поэтического марафона в Литературном квартале и выяснил, из чего состоит современная поэзия.

Сегодня в течение трех часов в Литературном квартале шли чтения современной поэзии. Организаторы окрестили мероприятие «гала-концертом поэтического марафона». Гала-концерт — это как бы показательные выступления лучших, проверенных чтецов, выступавших на поэтическом марафоне в прошлом году. Тех, кто стал лауреатами, и тех, кто уже получил всеобщее признание, — членов Союза писателей России. Корреспондент Портала 66.ru оказался среди слушателей и попытался разобраться в том, зачем нужен поэтический марафон, кто сегодня пишет стихи и кто их читает.

Сам марафон стартует 21 сентября и продлится в течение пяти дней. Если в гала-концерте участвовали 40 человек, то количество чтецов на марафоне, как правило, увеличивается до 400… Не так уж и мало у нас в городе и области, оказывается, поэтов. Вот только сходу назвать их имена человеку, не погруженному в литературную среду Урала, сложно. Вот кого из современных поэтов — нет, не маститых, не Юрия Казарина, не Майю Никулину и даже не прославившегося совсем на другом поприще Евгения Ройзмана, а молодых — вы знаете? За чьей литературной судьбой пристально следите? Никого, ни за чьей.

Поэтический марафон организовала Светлана Надь, поэтесса, директор издательского дома «Поэтический марафон», член Союза писателей России.

— Цель марафона — популяризация поэтического движения Урала, Екатеринбурга. Подобного проекта нет ни в России, ни в мире. Пробовали такой проект провести в других городах, но более трех часов никто не смог. А у нас сутками, по 5 дней! — вдохновенно рассказывает Светлана о том, зачем Екатеринбургу нужен поэтический марафон сегодня. Чтобы было как в 60-е?

Отношение к литературе, особенно к поэзии, сегодня изменилось. Интерес, что ли, не тот. Вот и выходит, что это мероприятие — с налетом элитарности. Не для масс. На вопрос, сколько человек вы ждете на гала-концерте, Светлана Надь отвечает, что количество зрителей она как организатор специально не считала, но «все скамеечки у нас всегда заняты». А ведь завтра, думаю, еще и дождь обещали.

В день марафона действительно моросит дождь. Возможно, поэтому некоторые скамеечки все же оказались свободными. Послушать уральских поэтов собрались как пожилые, так и молодые люди. Причем многие из них сами стихи никогда не писали.

— Некоторые стихи здоровские, правда, — убеждает меня рыжеволосая Люся, одна из слушательниц, девушка лет 18-ти. Она слушает внимательно. Время от времени чему-то грустно улыбается. — Все равно, в них есть что-то живое. Мне сложно оценивать их с поэтической точки зрения, я слушаю просто: нравится — не нравится. Вообще, конечно, читать стихи здесь — забавно…

Продолжаются чтения. Немногочисленная публика ведет себя доброжелательно. Аплодируют долго и с благодарностью. Поэты выходят на сцену со сборниками или листами бумаги. Кто-то читает по шпаргалке, кто-то — углубившись в себя, уверенно, как молотом, выбивает рифмованные слова.

Женщина-поэт среднего возраста читает по бумажке: «Вино хлебнула из бокала, // Поверь, мне показалось мало…» Потом следующее: «Время, время, времечко, // Бьешь меня по темечку!» С каждой новой строчкой ее голос становится все громче, звучит более взволнованно, наконец становится натянутой струной, которая вот-вот лопнет. На нее начинают посматривать даже мирно беседующие зрители с последнего, третьего, ряда. Напоследок поэтесса решает поразить всех и исполняет четверостишие, «только что придуманное»: «Льется над нами стих, // Он не для нас двоих. // Он для всего народа, // Льется до небосвода». Публика с облегчением выдыхает, провожая поэтессу на этот раз какими-то вялыми аплодисментами.

На сцене происходит рокировка. Выступление каждого строго регламентировано (дается 5-6 минут), но некоторые поэты остаются на сцене дольше… Ведущий делает замечание предыдущему чтецу, призывая соблюдать регламент, и громко называет имя следующего: Константин Комаров, 24 года, вошел в лонг-лист литературной премии «Дебют», автор трех сборников стихов, лауреат… И так далее, и так далее…

— Я бы хотел почитать новые стихи, потому что меня уже достало читать эту книжку, — честно признается автор и как бы в доказательство своих слов показывает недавно изданный томик «От времени вдогонку». — Но товарищ, который должен был мне принести распечатку новых, проспал и опоздал, поэтому придется эту книжку опять читать…

Комаров заявляет тему — «про экзистенциальное одиночество» и начинает читать на манер Иосифа Бродского, только с чуть большим выражением: «Там в кухне треп, что все умрем, // Что умирать, мол, неохота, // А я топчусь под фонарем, // Как топчется в грязи пехота». Несмотря на сложность темы, публика слушает внимательно. Потому что, говоря словами Люси, в этих стихах «есть что-то живое».

«...И на замерзшее рагу // Похожи улицы Свердловска, — между тем продолжает Комаров. — Скорей туда, // Мне страшно здесь, // Где свет на темень наплывает. // Скорей, под кофты девкам лезть // И есть, и пить, раз наливают.// Ведь я не Бог и не герой, // Их полномочий не ворую,// Я просто послан за второй,// А там, на кухне, ждут вторую».

Подхожу его расспросить. Оказывается, издать сборник своих стихов очень просто. «Копишь деньги — тысяч 20–40, в зависимости от того, какой толщины книгу ты хочешь. Приходишь в любое издательство, отдаешь деньги, ждешь месяц — и привет», — учит Костя.

Спрашиваю — кто он, молодой современный поэт? «Молодых современных поэтов у нас, слава богу, хватает», — заявляет Комаров и сходу перечисляет имена нескольких поэтов — все мужские. В конце скромно ставит свое. Я прошу нарисовать портрет «молодого современного поэта», так как ни с кем из перечисленных не знакома. Костя сразу становится грустным.

— Если представить себе образ молодого современного поэта, то он, на мой взгляд, не очень привлекателен: это такой модный московский мальчик, возможно, нетрадиционной ориентации, для которого стихи — это не более чем один из способов пиара, раскрутки. В этом смысле те, кто живет здесь, в Екатеринбурге, я и мои друзья, очень несовременны. Потому что мы обращаемся к тому, к чему поэзия обращалась веками: к жизни, смерти, любви, к подкорке языка, к бытию, к вечности. К смыслу в конце концов. На самом деле Александр Блок гораздо современнее молодых современных поэтов, и Пушкин современнее…

— Зачем вы собрались здесь сегодня? Чтобы было как в шестидесятые? Стихи на улице и прочее?
— В 60-е годы поэзия (Евтушенко, Вознесенский) собирала стадионы. Это было модно. За поэзией стояли, как за новыми американскими джинсами, понимаешь? Но для того чтобы случились 60-е, надо было давить страну Сталину 30 лет… У поэзии и не должно быть много слушателей, это элитарное искусство, круг избранных. Поэзия по сути своей антимассова. Это общение наедине с самим собой и с бумажным листом... Что касается такого формата, то мы видим, что он интересен, раз в последнее время у нас в городе пошла такая страшная движуха и каждый день где-нибудь что-нибудь происходит...

Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.