Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Бывший личный пилот Владимира Путина рассказал, как летает президент. Пять фактов

5 мая 2021, 15:58
Бывший личный пилот Владимира Путина рассказал, как летает президент. Пять фактов
Фото: Михаил Климентьев / пресс-служба президента РФ
В поездках главы государства задействуют сразу три самолета, которые всегда и везде обслуживают только свои люди. На борту есть все необходимое для работы и звонков. Но Владимир Путин — нетребовательный пассажир.

Генеральный директор Специального летного отряда (СЛО) «Россия», который обеспечивает авиаперевозки первых лиц страны, Константин Терещенко дал большое интервью агентству ТАСС. Терещенко проработал в СЛО 30 лет, 17 из которых был шеф-пилотом президента. Мы выбрали пять цитат бывшего личного пилота Владимира Путина о том, в каких условиях перемещается по стране и миру глава государства.


Факт № 1. Для зарубежных поездок Владимира Путина задействуют три борта.

«Когда мы летим в другие страны, нас тоже называют «борт номер один». А «основной», потому что есть основной борт, а есть резервный. С интервалом в 15–20 минут резервный должен следовать за основным бортом. В случае неисправности и посадки основного борта он должен забрать пассажиров и везти дальше.

С 1977 года стали ставить еще на вылет третий борт, который резервирует резерв. Потому что, если летят далеко, все равно два борта должны уйти. Это правило возникло, когда в Москву прилетел президент США Ричард Никсон, а Леонид Ильич Брежнев решил прокатить его на нашем Ил-62. Сели, а двигатель не запустился. Они в другой, а тот тоже сломался. После этого стали ставить основной, резерв и резерв под резерв».

Факт № 2. Техническое обслуживание и ремонт самолета президента везде и всегда проводят только свои люди.

«Еще одно очень жесткое и обязательное правило — мы проводим техническое обслуживание, ремонт только сами. Для этого в СЛО есть технический персонал. Если идет визит президента, то летит основной борт, резервный борт, передовая группа. На передовом шесть человек техперсонала, на резервном — четыре, два на основном. Бригада из восьми человек может даже весь самолет перебрать. Они к этому готовы, допущены…

В первую очередь. Мы должны работать как подводная лодка — в полной автономии! Чтобы никакие чужие руки не могли касаться нашей техники в других аэропортах. Кроме фактора безопасности, есть и другая причина. Раньше в некоторых аэропортах мира были специалисты, допущенные к обслуживанию советской техники. Сейчас же почти никто не знает наших самолетов, специалистов почти не осталось».

Факт № 3. В летном президентском отряде есть два борта с Украины.

«В СЛО есть два Ан-148 «родом» с Украины. Прекрасная машина, очень приятный салон, трехклассная компоновка. Только около двух месяцев назад оба самолета сломались. И пока починить невозможно. Потому что запчасти украинские, ремонтировать блоки нужно на Украине. Сейчас ищем пути решения, нашли в Таганроге у производителей Бе-200, которые тоже используют украинские детали, собираемся закупать такими обходными путями. Потому что украинцам тоже нужно зарабатывать. Так что сейчас проще каким-то частным фирмам находить компоненты. Мы ведь под прямыми санкциями Госдепа США.

Факт № 4. С президентского борта можно в любой момент куда угодно позвонить.

«Ил-96 оборудован всем необходимым. Есть место для отдыха. Есть место, где поработать. Есть место, где провести совещание. Зал с большим столом так и называется в компоновке — «конференц-зал», причем обладающий всеми видами связи. В любой момент руководитель может позвонить куда угодно».

Факт № 5. Владимир Путин — спокойный и нетребовательный пассажир.

«Президент — очень комфортный пассажир. Всегда спокойно относится к любой ситуации. Нет каких-то повышенных требований. Может только поинтересоваться деталями полета или уточнить, есть ли у нас проблемы. По окончании полета всегда благодарит экипаж».

«Для него есть специальная кухня, которая находится в ведении Федеральной службы охраны. Для всех остальных пассажиров бортовое питание поставляется из Внукова рестораном «Скай фуд». Бортовое питание своеобразное, там много особенностей и в приготовлении, и в хранении. Слухи о роскошном питании на борту СЛО сильно преувеличены. Бюджетные деньги расходуются достаточно экономно. Конечно, это не «голодный» рейс на лоукостере, где в лучшем случае можно выпить стакан воды, но и далеко не первый класс в авиакомпании».

Бонус — два факта о Леониде Брежневе и Борисе Ельцине:

  • О Брежневе: «У нас только для Леонида Ильича Брежнева делали специальный трап, он поступил примерно в 1980 году. Эскалатор. Списали его уже давно. Так что есть американцам чему поучиться. Пусть обращаются…» (Ответ на вопрос об инциденте с президентом США Джо Байденом, который недавно дважды споткнулся, поднимаясь по трапу.)
  • О Ельцине: «Однажды летели с Борисом Николаевичем. Ночь, в кабине темно. Вдруг открывается дверь в кабину, поворачиваемся, а там Борис Николаевич. «Почему дверь не закрыта?» Мы говорим: «А от кого закрываться-то?» — «Надо правила соблюдать!» И ушел».