Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Владимир Путин дал жесткое интервью австрийскому телеканалу. Главное

5 июня 2018, 10:20
Владимир Путин дал жесткое интервью австрийскому телеканалу. Главное
Фото: kremlin.ru
Российский президент ответил на вопросы про Алексея Навального, события на Украине, свои «полуголые фото» и объяснил, почему не нужно называть его царем.

Перед визитом в Австрию Владимир Путин поговорил с журналистом местного телеканала ORF Армином Вольфом. Полная расшифровка интервью появилась на официальном сайте Кремля. Мы выбрали главные высказывания президента.

Об условиях, при которых Крым вернут Украине

— Нет таких условий и быть не может. Я вам сейчас скажу почему. […] Когда на Украине произошел антиконституционный вооруженный переворот, захват власти с помощью силы, наша армия находилась в Крыму на законных основаниях, по договору там находилась наша военная база. Первое, что мы сделали, — мы увеличили свой контингент для охраны наших Вооруженных сил там, наших военных объектов, на которые, мы видели, уже готовятся различные покушения и посягательства. Вот с чего все началось. Я уверенно вам говорил, что кроме этого там никого не было, но там были наши Вооруженные силы по договору.

Там наши военнослужащие были, они ни в чем не принимали участия. Но когда спираль антиконституционных действий на Украине начала закручиваться, когда люди в Крыму почувствовали себя в опасности, когда к ним уже поездами начали направлять националистов, начали блокировать автобусы и автомобильный транспорт, у людей возникло желание защититься. И первое, что пришло в голову, восстановить свои права, которые были получены в рамках самой Украины, когда Крым получил автономию. С этого на самом деле все началось, начался процесс в самом парламенте по определению своей независимости от Украины.

Об Алексее Навальном

Мы не хотим, чтобы нам подсунули еще одного, второго, третьего или пятого Саакашвили, бывшего президента Грузии. Мы не хотим, чтобы у нас на нашей политической сцене появились Саакашвили во втором, третьем, четвертом издании. Нам нужны люди с позитивной повесткой дня. Но если нет ни одного позитивного начала и предложений, как решать ту или другую проблему, как решать тот или другой вопрос, тогда люди на это не очень и реагируют. Если ничего не предлагается, то тогда эти люди неинтересны. […] Если человек приобретает какой-то вес у избирателя, тогда он становится фигурой, с которой должна общаться, договариваться либо вести диалог государственная власть. А если у той и другой политической силы уровень доверия измеряется 1, 2, 3 процентами либо сотыми долями процентов, то о чем мы тогда говорим? Тогда, пожалуйста, вот вам Саакашвили. Зачем нам такие клоуны?

О «русских хакерах, повлиявших на выборы в США»

Я прошу вас делать разницу между правительством Российской Федерации, российским государством, российскими гражданами или какими‑то юридическими лицами, может быть. Вы сейчас сказали о том, что господина Пригожина (ресторатор, поставляет продукты для администрации президента. Его связывают с «фабрикой троллей», — прим. 66.RU) называют поваром Путина. Он действительно занимается ресторанным бизнесом, это его экономическая база, он ресторатор в Петербурге.

Но теперь я хочу у вас спросить: вы действительно думаете, что человек, который занимается ресторанным бизнесом, имея даже какие‑то хакерские возможности, имея какую‑то частную фирму в этой сфере — я даже не знаю, чем он занимается, — с этих позиций может повлиять на выборы в Соединенных Штатах или в какой‑то европейской стране? Как же низко пало все, что происходит в информационной и политической сфере в странах объединенного Запада, если ресторатор из России может повлиять на выборы в какой‑то из европейских стран либо в Соединенных Штатах! Это не смешно?

В Соединенных Штатах есть такой фигурант — господин Сорос (Джордж Сорос, американский миллиардер, — прим. 66.RU), который вмешивается во все дела во всем мире. И мне очень часто наши американские друзья говорят: Америка не имеет к этому отношения как государство. Вот сейчас пошли слухи, что господин Сорос хочет раскачать евро, европейскую валюту. Это уже обсуждается в экспертных кругах. Спросите Госдеп: зачем он это делает? Госдеп вам ответит, что он не имеет к этому никакого отношения, это личное дело господина Сороса. А у нас это личное дело господина Пригожина.

О том, можно ли называть Путина «царем»

Это, конечно, неверно и не соответствует абсолютно никакой действительности, потому что у нас демократическое государство, и мы все живем в рамках действующей Конституции. В нашей Конституции прописано — по‑моему, так же как в Конституции Австрии: два срока подряд, не больше, президент может избираться. Поэтому после двух легитимных сроков моего президентства я оставил этот пост, не стал менять Конституцию и перешел на другую позицию, работал председателем правительства Российской Федерации. После этого, как известно, в 2012 году вернулся, прошел через выборы, выборы выиграл. У нас сегодня один срок президента, по‑моему, так же как у вас, — шесть лет.

О фотографиях «в полуголом виде»

Вы сказали «в полуголом». Слава богу, не «в голом». Если я отдыхаю, то не считаю необходимым прятаться за кустами и ничего в этом плохого не вижу.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.